2016-07-12T12:45:11+03:00
Комсомольская правда
84

Джихад на экспорт. Часть 2

Ракеты и пусковые установки сирийских исламистов научили мастерить ливийские «братья».Ракеты и пусковые установки сирийских исламистов научили мастерить ливийские «братья».

Корреспонденты «КП» прошли по «тропе джихада», ведущей с Северного Кавказа на Ближний Восток [видео]

Начало читайте здесь.

Найти в турецком приграничном поселке Рейханли представителей легальной сирийской оппозиции оказалось непросто. Целая цепочка переговоров: скайп, телефонные звонки, рекомендации, поручительства... Для начала на встречу с журналистами из России отрядили замполита в одном из батальонов Свободной сирийской армии (ССА). Абу Халдун много курил, смотрел на нас испытующе и для затравки тезисно рассказал всю историю трехлетнего конфликта в Сирии. Кровавый режим хотел подавить социальный протест народа, народ взялся за оружие...

- Мы дружили с вами 60 лет, - продолжал выстреливать пропагандистские клише замполит. - Но сейчас сирийцы очень злы на русских, потому что их убивают российским оружием. Я бы советовал вам не афишировать здесь свое гражданство.

- А на террористические группировки они не злы?

- Исламские группировки, - поправляет Абу Халдун. - Они действуют в интересах режима, которому удобно выставлять их в качестве оппозиции. Половина жертв этой войны - «заслуга» режима Асада. Вторая половина - на совести России.

К нашей беседе присоединяется генерал ССА Адиб Алеуи. Когда-то он, суннит, был пилотом в правительственных ВВС. Но рядом с алавитами (религиозное исламское меньшинство, к которому принадлежит правящая элита Сирии), по его словам, чувствовал себя человеком второго сорта. А с начала военного конфликта не раздумывая примкнул к оппозиции: «Я же не мог бомбить дома своих родителей».

- Во времена Брежнева, Андропова мы очень дружили, - и он заводит ту же пластинку. - У меня был преподаватель русский, мы все учились для прогресса Сирии, но знания эти сейчас используются против народа.

- Россия и в том, что обучала вас, виновата?

- Все оружие было закуплено в России, и сейчас это оружие используется против народа, - твердо стоит на позициях генерал. Будто его армия сейчас воюет каким-то другим оружием.

«НЕ ГАРАНТИРУЕМ ВАМ БЕЗОПАСНОСТИ…»

По словам генерала, революционная армия контролирует 70 процентов страны. И на вверенных оппозиции территориях царит хоть и бедная, но демократия с религиозным многообразием и толерантностью. Мы просим разрешения взглянуть на эти ростки нового. И проехать в ближайшую сирийскую деревню, подконтрольную ССА.

Но наша безобидная просьба вызывает ступор у собеседников. Оппозиционеры долго совещаются между собой, затем советуются с кем-то по скайпу, наконец сообщают нам, что не могут обеспечить безопасность - очень, очень тут злы на русских.

Но наша ли безопасность их так трогательно беспокоит?

- Исламские группировки часто выставляют посты на дорогах, - поясняет нам по-русски отвечающий за помощь беженцам профессор Мухьядин Бананех. - Они могут принять вас за шпионов, а наших людей обвинить в пособничестве. Тогда не поздоровится всем.

Генерал ССА не может гарантировать безопасность своим гостям на своей территории! Потому что на ней хозяйничают многонациональные группировки исламистов-фанатиков. Что и требовалось доказать.

- Конечно, те, кто приезжает к нам, на войну, только продлевают ее, - неожиданно соглашается оппозиционный шейх Ясим Аувад (как вы догадываетесь, поведав для начала о советско-сирийской дружбе). - Если Россия хочет, чтобы война закончилась сейчас, надо твердо сказать: «Башар, пожалуйста, до свидания». Один человек - и все из-за него!

- И две армии, стрелявшие друг в друга, помирятся?

- Да нет у Башара армии. При Саддаме в Ираке в армии был миллион человек. Когда США взяли Багдад, куда делась эта армия? Переоделись в гражданку и разбежались.

КАК УМИРАЛ БОЗИГИТ

Наши собеседники - не высшее звено в оппозиционной иерархии, скорее среднее. Но этим и ценны для понимания ситуации - они хотя бы бывают в Сирии. И живут в непосредственной близости от ее границ, даже ездят на машинах с сирийскими номерами. Переводчица жалуется, что мать запретила ей общаться с русскими. И долго рассказывает нам о преступлениях правительственной армии, о жертвах бомбардировок, об арестах и исчезновении людей. И у нас нет оснований ей не верить. Ну а с другой стороны, как не верить жителям христианских районов Хомса, обнимавших нас как родных? Или беженцам из христианского города-святыни Маалюли, поведавших о зверствах ССА? Или видеороликам с обезглавливанием христианских священников?

На войне нет одной правды, которая устраивала бы всех. Но смерть не выбирает правых и виноватых. Смотрим очередной сетевой «джихад-хит»: раненый в печень 18-летний дагестанец Бозигит Абдуллаев умирает медленно и мучительно. На чужой земле, вдали от своих родных. Он пытается губами читать молитву, но боль сковывает лицо судорогами. Его соратники сидят рядом, кто-то кричит по-русски с акцентом: «Вы что, не можете машину найти?» Глаза Бозигита закатываются, он больше не дышит.

Ему повезло меньше, чем сбежавшему с войны земляку.

Из допроса Ахмедова С. С. (боевика, вернувшегося из Сирии в Россию):

«Вернулся на базу, где попросил амира покинуть ряды вооруженной оппозиции и выехать в связи с тяжелыми семейными обстоятельствами домой. Тот ответил согласием и сказал, что за мою жизнь он больше не отвечает».

Интернациональные бригады джихадистов разбросаны практически по всему северу и северо-западу Сирии. Одни отряды пытаются объединяться, другие, наоборот, стараются отмежеваться от влиятельных группировок и учредить свое исламское государство в отдельно взятой деревушке. За 50 километров трассы от границы до Алеппо можно встретить и убежденных адептов шариата, и наемников, погнавшихся за нефтедолларами, и профессиональных похитителей, и, естественно, боевиков «Аль-Каиды» из Фронта аль-Нусры и Исламского государства Ирак и Шам, преимущественно арабов.

Проблема в том, что, даже находясь на территории Сирии, реальное соотношение сил оценить невозможно. Тем фантастичнее звучат в женевских кабинетах заявления лоснящихся представителей оппозиции о мифическом едином командовании.

Но Свободная сирийская армия с ее многословными замполитами и генералами, которые не контролируют даже ближнюю дорогу, вряд ли годится на эту роль...

Три туриста, три печальных друга.

С турецко-сирийской границы мы возвращаемся в Дагестан. Там нас ждет встреча с теми, чья экскурсия на джихад закончилась арестом. И тяжелыми подозрениями - «участие в незаконных вооруженных формированиях».

Этот путь - и туда, и оттуда - прошли уже сотни, если не тысячи граждан России из северокавказских республик. У этих парней, родившихся в середине 90-х годов, разные психотипы, но общая вера. По словам «джихад-туриста» Шамиля Ахмеднабиева, воевать ему не пришлось. Он работал в лагерях беженцев. И вообще «приехал в Сирию помогать другим мусульманам»:

- Видел в интернете, как детей и взрослых убивают-унижают.

Речь второго «воина» богаче на пространные цитаты из Корана. Он разочарован в сирийском джихаде.

Генерал ССА Адиб Алеуи.

Генерал ССА Адиб Алеуи.

- Не то я хотел там увидеть, - угрюмо говорит Жабраил Салигулаев, разглядывая свои кроссовки без шнурков. - На словах все братьями назывались, все делали общее. А на деле кто деньги зарабатывал, кто в политику лез. Любой ценой прославиться. Вот слышали, как Абу Банат голову трем священникам отрубил? Ему же днем сказали - не делай этого! И священникам сказали - не бойтесь ничего. Абу Банат такой: да-да. Дождался вечера, когда старшие уехали, и отрубил головы. Прославился.

- Тот, кто пообещал защиту неверному и убил его, после Страшного суда будет нести знамя вероломства, - напоминаем собеседнику. - Так в Коране сказано?

Собеседник уныло кивает. Он удивлен тому, что мы знаем цитаты из Священной книги. А наш черед удивляться придет, когда встретимся с Омаром Ибрагимовым.

В Сирию он попал по стандартному маршруту: Махачкала - Стамбул - Хатай - Рейханлы. Оказался в одном из пригородов сирийского Алеппо, попал в интернациональную «учебку» боевиков.

- Там много людей было из Европы, из Турции, с Ближнего Востока. Я в узбекский джамаат пошел.

- Большой?

- 120 человек. Разного возраста. Те, что постарше, все в Москве раньше жили. В Сирию они ездили по узбекским загранпаспортам. А в Россию, если захотят, приедут по внутренним. И никто никогда таких «туристов» не вычислит.

В какой-то момент разговора Омара понесло. Он с гордостью рассказывал нам, какая была взаимовыручка между джамаатами. Хвалился новыми порядками на освобожденных оппозицией территориях:

- Вся жизнь там будет по Корану. Сигареты продавать нельзя, женщины ходят полностью закрытые. Если открытые - наказывают палками. Большинство людей рады шариату. Говорят: «помогай вам Аллах». Спрашивают, откуда. Говоришь: с Дагестана! Не знают - объясняешь, что это рядом с Чечней. Обнимают, в гости зовут.

- А с пленными как обращаются? Сразу казнят?

- Нет, нормально - кушать дают. Если человек ислам принимает - выпускают сразу. Если нет - конечно, казнят.

P. S. Омар, конечно, не рассчитывал по возвращении домой получить такие серьезные проблемы. Рассчитывал, скорее всего, на другое. Как трое братьев Давудбеговых, которые в октябре вернулись из Сирии в Хасавюрт и незамедлительно начали джихад на родине. В течение недели боевики были уничтожены спецназом - в Сирии их просто не учили конспирации. Но в домашнем ваххабитском подполье есть специалисты и по этой части, готовые натаскать любых «братьев» с бесценным боевым опытом…

Сколько «туристов» вернулись или вернутся из Сирии в кавказские «джамааты», не знает никто. Отследить можно только тех, кто проходил на границе паспортный контроль. Но ведь есть и окольные, контрабандные пути через Азербайджан и Грузию. По самым скромным подсчетам, в Сирии воюет около 1000 боевиков с Северного Кавказа, из Татарстана и Башкирии. Сами джихадисты оценивают «российское присутствие» в 4000 штыков.

И вряд ли должно успокаивать то, что это не только наша головная боль. По данным западной прессы, в рядах исламистов около 200 австралийцев, до сотни бельгийцев, 50 немцев, 150 французов, 80 датчан, 40 норвежцев...

В джихад-туризме горящие путевки круглый год.

«Боец сирийской оппозиции» дагестанец Омар Ибрагимов.

«Боец сирийской оппозиции» дагестанец Омар Ибрагимов.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Саид ГАФУРОВ, научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики: Это приоритетная угроза

- Мы видим, что существует серьезная международная террористическая сеть с очень высокими мобилизационными способностями и боевыми качествами. Боевики «Аль-Каиды», прошедшие Ливию, Афганистан, Ирак, - это если и не лучшая пехота в мире, то по крайней мере самая удобная в использовании. В нее вдолбили базовые представления политического ислама о том, что у мусульманина нет родины. Он теряет связи со своей семьей, страной и становится членом единой всемирной уммы. Высокий уровень идеологической накачки этих бойцов делает пропагандистские методы борьбы с ними малоэффективными. Эти люди могут быть с легкостью переброшены в любую часть света, которую мусульманские теологи объявят территорией борьбы. А мобилизационный потенциал, учитывая спонсорство отдельных исламских монархий, у них безграничный. К ним примыкают не только моджахеды из Афганистана, но и наемники из республик нашей Средней Азии.

Новая тенденция - джихадисты из Европы. Мы склонны неоправданно завышать уровень жизни обездоленных на Западе. А это люди, которые отторжены от общества, у них нет уверенности в завтрашнем дне и будущего. Мусульмане - в большей степени потомки иммигрантов, которые варятся в своих гетто. Насилие, агрессивность здесь входят в привычку. Это все находит применение в «священной войне».

Призывникам Асада с хорошо обученными боевиками воевать, конечно, сложно. Но можно - с учетом организации современных вооруженных сил. Если правительственные войска начнут одерживать верх, эти террористы не расползутся. Они будут организованно вывезены и отпущены «в запас». До следующей заварухи. И, к сожалению, есть опасность, что произойти она может в мусульманских регионах России. И не обязательно на Северном Кавказе, а возможно, даже и в Поволжье. Эта угроза должна рассматриваться как приоритетная. Радует, что у нас наконец осознали полезность профилактики против организаций, потенциально способных вести джихад против России. Классический пример - «Хизб-ут-Тахрир». Нам не нужно дожидаться, пока они поднимут восстание, как в Узбекистане. И, судя по действиям наших правоохранителей, у силовиков это понимание присутствует.

Специальный репортаж Александра Коца и Дмитрия Стешина "Джихад на экспорт"Корреспонденты «КП» прошли по «тропе джихада», ведущей с Северного Кавказа на Ближний Восток

Специальный репортаж Александра Коца и Дмитрия Стешина "Джихад на экспорт". Корреспонденты «КП» прошли по «тропе джихада», ведущей с Северного Кавказа на Ближний ВостокКП-ТВ

ЧТО ТАКОЕ ССА

Свободная сирийская армия - общее названия для сил, противостоящих войскам режима Башара Асада. По разным подсчетам, против правительственных сил воюет 100-тысячная группировка оппозиции. Но из них лишь треть причисляет себя к ССА. Это бывшие военнослужащие, а также обученные на скорую руку гражданские. Свободная армия подчиняется Национальной оппозиционной коалиции, провозглашающей демократические и светские принципы развития Сирии.

Около 50 тысяч боевиков - это головорезы террористических группировок Фронт аль-Нусра и Исламское государство Ирака и Шама и примкнувшие к ним сочувствующие. Еще около 20 тысяч называют себя умеренными исламистами. Основную финансовую подпитку от монархий Персидского залива получают как раз радикальные исламисты. Поэтому их влияние в регионе стремительно усиливается.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24