2016-08-24T02:09:30+03:00

Лидия Ермошина: Если в женщине-кандидате будет стервозность, сжав зубы, буду относиться к ней ровно

Центризбирком предлагает провести пятые выборы президента 11 октября. Впервые в бюллетенях мы можем увидеть фамилии женщин-кандидатов. О том, насколько политика женское дело, «Комсомолка» поговорила с главой ЦИК [обсудим!]
Поделиться:
Комментарии: comments50
Президентская кампания 2015 года стартует 30 июня.Президентская кампания 2015 года стартует 30 июня.Фото: Дмитрий БРУШКО
Изменить размер текста:

Президентская кампания 2015 года стартует 30 июня. В этот день депутаты определят дату выборов. Центризбирком предлагает провести пятые выборы президента 11 октября. Впервые в бюллетенях мы можем увидеть фамилии женщин-кандидатов.

О том, насколько политика женское дело, «Комсомолка» поговорила с главой ЦИК Лидией Ермошиной.

«Женщины-избиратели будут относиться настороженно к женщинам-кандидатам»

Глава ЦИК Лидия Ермошина. Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

Глава ЦИК Лидия Ермошина.Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙtrue_kpru

- Вы так хорошо отзываетесь об активных женщинах в последнее время, хотя во время прошлых выборов вы так не высказывались. Ваша позиция изменилась за эти пять лет?

- Пять лет назад женщины о себе не заявляли. Когда женщина говорит о том, что она будет кандидатом в президенты, - это серьезный уровень. Сказать, что я не приветствовала дам, да нет, я всегда это приветствовала. Любое оживление кампании всегда идет ей на пользу.

Но, несмотря на то, что я женщина, считаю, что мужчины гораздо более креативны. Работа президента - работа творческая, это способность к неожиданным и очень смелым решениям. Женщины более осторожны, склонны к консерватизму и вряд ли готовы к неожиданным решениям. Когда женщина совершает нечто нетипичное для женщины, это скорее аномалия, а не норма. Я бы этой женщине не очень доверила что-нибудь.

- Президентство - только мужское дело?

- Нет. Есть идеальный пример, когда женщина руководит мощным государством, - госпожа Меркель (канцлер ФРГ. - Ред.). Или покойная всеми любимая железная леди госпожа Тетчер. Не исключено, что в США президентом станет женщина. Беларусь - букашка по сравнению с США или Германией. Все возможно.

- Так что же нам мешает?

- Во-первых, человеческая психология. За годы советской власти женщина допускалась только к руководству культурой, образованием, собесом. Первый и второй пост традиционно занимали мужчины. Возможно, мы долго жили при монархии. Хотя самая великая царица была женщина, но она была немкой. Есть стереотип, что мужчина - лучший руководитель. В этом опасность для женщины: она не вписывается в традиционное мышление.

Во-вторых, существует такое понятие, как женская зависть. Наши избиратели - женщины. Вроде бы они должны приветствовать женщину, но на самом деле зачастую негатив идет от них. Сравнивают, мол, почему не я, а она. В отношении женщин во власти есть домыслы о том, какими методами она шла к должности. Это субъективные факторы. Но выборы и делают субъективные факторы. Женщины всегда подвергаются более жесткой критике, чем мужчины. Мужчине достаточно быть умным и небезобразным. А женщина должна еще и выглядеть хорошо, чтобы ее стали уважать.

- Меркель уважают.

- Да, уважают. Прежде всего за ее достижения как руководителя. Женщина она обычная, средняя, без особых красот. Аккуратно причесанная. Она никого не раздражает и никого не отторгает. И ей уже можно быть любой. Госпожа Меркель находится на том уровне, что сама выбирает, на кого ей произвести впечатление.

- Вы говорите так, будто она ваш идеал…

- Да. Не люблю кумиров, но назовем так: самый удачный пример. Меркель долго во власти, за это время могла надоесть, но нация к ней относится позитивно.

«Мы стараемся сохранить до выборов всех кандидатов»

- К женщине-кандидату вы будете относиться так же строго, как и к кандидатам-мужчинам?

- Разве я строга? Кандидаты в президенты у нас люди балованные. К ним относимся лояльнее и прощаем многое. Если за человека подано 100 тысяч подписей или больше, нельзя игнорировать волю стольких избирателей. Мы стараемся сохранить кандидатов до выборов. В истории нет ни одной отмены регистрации кандидата в президенты. Хотя, естественно, ведут они себя гораздо более дерзко и отвязано, чем кандидаты в депутаты. К женщине буду относиться так же, как и к остальным кандидатам, если, конечно, субъективно она меня не начнет раздражать.

- Что вас может раздражать?

- Не выношу в дамах такого качества, особенно если они его демонстративно проявляют (а сейчас это популярно), как стервозность. Все мечтают быть стервами. Ненавижу эту категорию баб, я их вообще женщинами не считаю. Бабы.

Если у кандидата не будет ярко выраженной стервозности - замечательно. Значит, я и субъективно к ней буду хорошо относиться. Если будет - тогда, сжав зубы, буду относиться к ней ровно. Но без симпатии.

- Стервозность - единственное качество, которое вас раздражает?

- Если человек доброжелателен, ему можно простить остальное. Но стервозность предполагает такие недостатки, как наглость, совершенно невыносимое мной качество, хамство и глупость. Если человек добрый, то и глупость можно простить.

«Так сложилось: дамы - служащие, мужички - производственники»

- Вы давно во власти. Отношение к женщинам изменилось за последние 10, 20 лет?

- На психологическом уровне изменилось отношение в обществе. По-прежнему существует взгляд на вторичность женщины в политике. Возможно, улучшилась ситуация в социальной среде. Из-за того что часть женщин оказались успешными бизнес-леди, им не надо ждать высокого назначения сверху. Изменилось отношение к жизни молодежи. Даже не знаю, лучше это или нет. В советские времена самое главное предназначение женщины было построить свою семейную жизнь. И это было ее главная удача - хорошо выйти замуж.

Сейчас даже молодые девочки рассуждают с позиций карьеризма. Разве главная мечта выйти замуж? Нет. Карьера, профессия, возможность поехать за границу, возможность заработать деньги. Это очень плохо. В этом нет ничего человеческого. Жестокая женщина-карьеристка, если она карьеристкой становится в 17 лет, - это бессердечный холодный человек. Она не состоится как женщина ни в 30, ни в 40.

- Зато может быть большим профессионалом.

- Но она же истеричкой будет, с ней невозможно будет работать. Нельзя подавлять свои инстинкты. Это будет человек с разрушенной больной психикой.

- А к женщинам во власти стали относиться иначе в последние годы?

- Особо не могу сравнивать. Я ближе к власти оказалась в 92-м году, когда стала членом ЦИК. До этого была рядовым юрисконсультом. Отношение к женщинам было иным. Я работала в Калининграде на весьма благополучном предприятии, когда освободилась должность начальника отдела кадров. И весь отдел пошел на прием к директору с просьбой, чтобы на эту должность была назначена я. Естественно, был назначен мужчина. Тогда я обижалась.

Но вообще я не способна долго обижаться или долго портить настроение себе. Из-за экономических потерь, карьерных я могу переживать где-то полчаса. Но зато могу переживать и не спать ночь из-за какой-то моральной обиды. Вот это переживается мной тяжело.

- Из-за чего сейчас не спите по ночам?

- Сейчас плохо сплю - через ночь. К сожалению, у меня слегла мама, боюсь, это навсегда. Ей 97 лет, теоретически я понимаю, что это нормально, но, когда касается лично тебя, с этим очень тяжело примириться.

- Сейчас говорят о том, что женщин во власти должно быть много, но женщин-министров у нас мало.

- Почему мало? Уже два министра - Марианна Щеткина (министр труда. - Ред.) и Лилия Ананич (министр информации. - Ред.). Белстат возглавляет Инна Медведева - это тоже ранг министра. Вице-премьер - женщина (Наталья Кочанова). Правда, высшее должностное лицо - руководитель Нацбанка (Надежда Ермакова. - Ред.) покинула пост, сейчас Нацбанк возглавляет мужчина.

Это общепринятое явление на эсэнгэшном пространстве. Если посмотреть на работу органов власти на местном уровне, то женщин значительно больше - 70% не меньше. Я имею в виду райгорисполкомы.

- Почему?

- Зарплата невысокая, работа более простая, упорядоченная. Считалось, что для дам нормально. И в обеденный перерыв по магазинам сходить можно, и уйдут с работы в 18.00. Мужики шли на завод - там были зарплаты повыше, там была работа ненормированная. Так сложилось: дамы - служащие, мужички - производственники. В исполнительной власти много должностей, которые традиционно женские. Например, загсы. Вы представляете мужика, который говорит: «Объявляю вас мужем и женой»? Собесы - мужчины редко работают в этой сфере. Еще одна сфера - образование.

Но чем выше уровень, тем женщин становится меньше. Кстати, то же касается депутатов. 80% сельских депутатов - женщины. В области - менее 50. Может быть, и 30, не больше. Это прогресс, что у нас все больше становится министров-женщин. Их возвышение - абсолютно закономерно. У каждой - длинная карьерная лестница в своей сфере. Они высокие профессионалы. Почему у иностранцев гораздо больше женщин во власти? Тоже все просто объясняется. У них должность министра - политическая должность. А у нас - профессиональная, мол, ты лучший по профессии. У них министр - это политик, человек, который пришел с командой премьера или с командой президента, работая на выборах, проявив себя.

На Западе руководить Минобороны может человек, который никогда не служил в армии. Возможно, их так выдрессировали, что они искренне восхищаются, подчиняются и не видят женщину, а видят профессионала. У нас министры не политики. Более того, Совет министров - это единственный госорган, который практически вообще не занимается выборами. Только Минфин деньги выделяет и Минюст за законом смотрит. Когда у нас главнокомандующим или министром обороны станет женщина, точно поймем, что гендерная революция свершилась.

- Ладно, армия. Когда у нас женщина сможет возглавить Министерство внутренних дел или Госконтроль?

- Такое может быть. Кстати, на уровне областей женщины-руководители там есть. Но правоохранительная сфера - страшно тяжелая работа. В норме женщина чувствительна, даже если она не выдает это наружу, например, как я, все равно не спит ночами. Мужчины более толстокожи, умеют отрешиться, могут выйти с работы и отринуть от себя рабочий негатив. Я год проработала в районной прокуратуре, была помощником прокурора - это черный год в моей жизни. Страшно тяжело: трупы, отправление людей в места лишения свободы, бесконечное человеческое горе.

- Вы с коллегами-женщинами в правительстве дружите?

- Общаемся неплохо только на уровне Белорусского союза женщин. Но в баню вместе мы не ходим и чай не пьем. У каждой свои друзья. Все приходят к должности сложившимися людьми и связями, заведенными в молодости. После 40 лет подружками не становятся. И всегда есть элемент настороженности. Неважно, к женщинам или мужчинам. Лучше строить работу, когда у людей нет ничего личного, когда их связывает только профессиональный и корпоративный интерес.

«Мужчина, который будет сидеть дома, превратится в ничтожество»

- В Беларуси женщины сильные, а власть все равно мужская. Разве это справедливо?

- Не о той силе речь. Женщины сильные тоже при определенных обстоятельствах. Их может жизнь выдерживать и испытывать - их любовь, чувства, возможность нести свое бремя, крест, связанный с личными домашними проблемами. В этом плане да, сильные.

Во власти требуется иная сила, связанная с принятием решений, сила быть достаточно жестким. Сила в том, чтобы повернуть все вспять, принять неожиданные решения и ни в чем не раскаиваться и не оглядываться назад. Сила в том, чтобы заставить людей пойти за собой. Это иные проявления силы, которые славянской женщине не очень свойственны.

- Может ли женщина сочетать власть с домом и семьей?

- Невозможно. Только Наталья Владимировна Петкевич (бывший первый замглавы Администрации президента. - Ред.) умудрялась сочетать работу с маленьким ребенком. Все остальные попали на руководящие должности, когда дети были достаточно взрослые. Отвлекают и больничные, и другие проблемы. Те, кто работает во власти, получают небольшие зарплаты, это всего лишь средний класс. Средний класс должен сам ездить на базар, сам готовить, помнить, что всем членам семьи надо отдать вещи в химчистку и забрать их вовремя. И постельное белье уже пора менять. Надо заниматься детьми, потому что их можно упустить. У госпожи Меркель, насколько я знаю, нет детей. Может, и это объясняет ее успехи. Либо у такой женщины должен быть мужчина, который превратится в домохозяина. Но мужчины, которые на это соглашаются, пусть они меня простят (я отнюдь не являюсь сексисткой, как меня обвиняют), которые будут сидеть дома и заниматься хозяйством, превратятся в ничтожество. Такой мужчина через некоторое время не будет нужен той женщине, интересам которой он принес себя в жертву. Если женщина не уважает мужчину, не считает его объектом вожделения, нарушится сначала их интимная жизнь, а потом всякая.

«У меня рушилась семья, но я пекла пироги»

- Обвинения в сексизме вас травмируют?

- Нет, конечно. Я просто против смешения полов. Женщина должна быть женщиной, а мужчина мужчиной. И есть какие-то функции, которые нельзя передавать другому. Как женщина не должна ходить с отверткой, так вполне нормально, что она варит борщ, печет торт, занимается домом и семьей. Это разделение дает детям, которые растут в этой семье, чувство уверенности в завтрашнем дне. Я выросла в семье, где каждую субботу пахло пирогами. Хотя в семье были моральные проблемы, но ты приходил в субботу и понимал, что в доме хорошо, убрано, тебя ждут, есть семья. У меня рушилась семья, а я пекла пироги. Поклялась, что мой сын вырастет с точно такой же уверенностью.

- Но все же ваша фраза о том, что женщина должна варить борщ, а не в митингах участвовать, многих обидела. Мол, место женщины на кухне.

- Думаю, никого не обидела, просто дала повод для критики. Я своим примером показываю, что место женщине не только на кухне. Лично я подставилась, говоря эту фразу. Но совершенно не раскаиваюсь. Глубоко презираю женщин, которые в состоянии бросить ребенка и пойти на опасное для нее мероприятие. Это уже не женщина в моих глазах, где-то она обделена как мать материнскими талантами.

Я могла сказать, что место женщины в детской, но подвернулся борщ. Я подставила себя намеренно, чтобы подчеркнуть свои взгляды и выступить в защиту традиционных семейных ценностей.

«Надеюсь, выборы будут спокойными»

- Эти выборы будут спокойными?

- Зависит от обстановки. Может, кампания будет тихая и благостная. Надеюсь, выборы будут спокойными. В этом году я съездила на две избирательные кампании, они были тихие и благостные - в Узбекистане и Казахстане.

- Кого из женщин ждете в кандидатах?

- Татьяну Короткевич (кампания «Говори правду». - Ред.) и Елену Анисим (зампред «Таварыства беларускай мовы». - Ред.). Они. Как минимум об этом заявляли. Ольга Карач сказала, что не будет участвовать в выборах. Президентство - это отнюдь не возможность ездить в лимузине с красивыми накачанными телохранителями. Тщеславному человеку может польстить пару дней, а дальше не замечают их, как стены в коридоре.

- И что такое президентство?

- По сути - судьба. Ты не знаешь, как она сложится. Ты полностью меняешь формулу своей жизни. Или ты поднял страну и поднялся с ней, или рухнул и рухнул вместе с ней. Непредсказуемые последствия для тебя и семьи. Нужно быть человеком очень смелым и безудержно верящим в свою счастливую судьбу и звезду. Особенно в нашей стране, где пост президента значит очень много. Это не президент государств, где его власть сильно ограничена парламентом, а ответственность разделена.

- В Беларуси была и такая система.

- Да. И она была изменена по инициативе главы государства. Оказалось, что, как невестка со свекровью, две хозяйки на одной кухне плохо уживаются.

Еще больше материалов по теме: «Президентские выборы-2015»

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также