2016-08-24T01:39:59+03:00
Комсомольская правда
13

«В 93 года хожу на работу, потому что еще есть идеи»

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Каждый четвертый пенсионер в Беларуси работает. Есть среди них 19 человек, которым уже более 90 лет. Один из таких людей – академик Владимир Комаров [фото]

Один из таких людей – Владимир Комаров, главный научный сотрудник, доктор химических наук, академик Института общей и неорганической химии Национальной академии наук Беларуси. Уважаемому академику уже 93 года! У Владимира Семеновича мы решили расспросить о секрете долголетия, как поддерживает себя в тонусе и зачем продолжает ходить на работу.

- Пенсионного возраста вы достигли в 1983 году. Но на пенсию не вышли. Почему?

- Что, сидеть дома? У меня ребята знакомые – живут в доме, с собачками гуляют. Смешно даже. Если в голове нет никаких идей, это другое дело. Но у меня их полно. Если б помогали эксперименты делать, так за год мог бы 10-12 научных статей написать. Я их пишу быстро, знания в области большие.

- Ручкой правите свою статью? (Разглядываю отпечатанные и почерканные листы бумаги).

- О, это такая статья – сто лет проблему не могли решить! Это определение поверхности микропор, соизмеримых с размером молекул. Наши написали, что невозможно решить, американец один тоже написал, что нельзя. А проблема решается, тут все конкретно разложено, как считать.

- Вы сами на компьютере набираете?

- Я от руки пишу. Эти машинки (компьютеры. – Авт.) оболванили всех ученых. У нас есть такие – ничего нового сказать не могут, все в научных работах сдирают с других статей. Зато их самих никто никогда и не цитирует. Компьютер хорош тем, что я быстро нахожу информацию. И печатать хорошо. На машинке сделал ошибку – перепечатывай. В этом плане я его одобряю. Но мне некогда было осваивать компьютер.

- А мобильный телефон у вас есть?

- Был. Отдал сестре. Медики написали, что электромагнитные волны могут вызвать рак мозга. С собой тоже носить нельзя – облучается и мужское и женское здоровье. Тут белорусы хотели сделать футляр, чтобы волны не воздействовали на организм. Но не получилось.

- Что, сидеть дома? У меня ребята знакомые – живут в доме, с собачками гуляют. Смешно даже. Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Что, сидеть дома? У меня ребята знакомые – живут в доме, с собачками гуляют. Смешно даже.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Гордитесь тем, что вы – один из 19 белорусов, работающий в таком возрасте?

- Что тут гордиться - работать надо! Если ничего не делать, то нечего, как говорят, и воздух портить.

ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ПРОБЛЕМ С СЕРДЦЕМ, НАДО ХОДИТЬ ПЕШКОМ

- Расскажите, каким должно быть расписание дня, чтобы стать долгожителем?

- Ложусь в 9 вечера, просыпаюсь в 6 утра. Так положено: 8 часов человек должен спать, это даже в «Народном докторе» пишут. Хоть я и не всему там верю, но кое-что разумное есть. Обязательно на завтрак есть свежий салат – капуста, морковь, травы, приправы различные. Кстати, оказывается, в капусте витамина С больше, чем в лимоне. Пью грейпфрутовый сок без сахара. Он чистит весь организм, вымывает шлаки, которые откладываются в сосудах - а от этого инфаркты, инсульты. Яблочно-морковный сок делает мне сестра. А летом полно фруктов. Стараюсь есть меньше жирного, а майонез вообще не употребляю. Использую только нерафинированное льняное масло - и вам советую. Оно очень хорошо очищает, там много витамина Е. А еще лучше нерафинированное рапсовое масло. Раньше его можно было запросто в магазине купить, а сейчас - одно рафинированное.

- А оливковое масло?

- Не рекомендую, там много жиров.

- Мясо, рыба?

- Мясо – редко, а вот рыба – да, причем жирная, скумбрия. Там много витамина Е. Еще нужно есть сало, но я его не люблю. Читал статью кремлевского врача, что всем членам правительства раньше давали на обед по 50 граммов сала. Там какое-то вещество есть, которого больше нет нигде.

- Сладкое едите?

- Вот уже 10 лет ни сахара, ни конфет не употребляю - только мед. Закупаю сразу 12 пластиковых банок, по полтора килограмма. В академии у нас есть пчеловоды среди сотрудников. По поводу качества меда меня не проведешь – я сахар сразу вижу. У натурального меда кристаллы мягкие, а сахар хрустит на зубах.

В кабинете у Владимира Комарова - аскетичная обстановка. Интерьер в основном - из прошлого. Фото: Павел МАРТИНЧИК

В кабинете у Владимира Комарова - аскетичная обстановка. Интерьер в основном - из прошлого.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- На работу добираетесь на транспорте?

- Пешком. Мой дом рядом, в 400 метрах. У меня был инфаркт. Но двигаться надо много, даже если бы его и не было. Особенно хорошо по ступенькам ходить. Мой кабинет на третьем этаже, и каждый день я поднимаюсь по лестнице. Когда домой прихожу, иногда и на пятый поднимаюсь. Если есть время, смотрю телевизор и перед ним занимаюсь зарядкой. Когда устаю, ложусь и ноги на стенку закидываю, чтобы кровь циркулировала.

Старая советская точилка для карандашей. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Старая советская точилка для карандашей.Фото: Павел МАРТИНЧИК

ЛЮДИ САМИ СОЗДАЮТ СЕБЕ ПРОБЛЕМЫ

- На сколько лет вы себя ощущаете?

- Я не ощущаю себя пенсионером, лет на 70 – не больше. Приходят ко мне иногда хлопцы, говорят: «Ох, я устал. Это ж ты еще молодой, а мы старые». Я говорю: «Мне 70 лет». Они: «Ну, вот видишь, молодой». А мне ж 93.

- Коллеги не знают, сколько вам лет?

- Некоторые не знают.

- Но вы на самом деле прекрасно выглядите. Есть ли секрет, как продлить молодость?

- Люди сейчас переедают, становятся жирные и малоподвижные – а это громадная нагрузка на сердце. Как правило, они долго не живут. Я с детства двигался. Вырос в деревне. Мать, отец – в колхозе, а мне говорили: ты свиней погляди, корову. И я крутился все время, не было отдыха. Во время войны – тоже в движении. Разведчиком был. Это ж столько пешком прошел! С каким весом демобилизовался – такой у меня и по сегодняшний день.

- Я по телефону очень редко звоню. Нет смысла менять аппарат. Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Я по телефону очень редко звоню. Нет смысла менять аппарат.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- У вас есть вредные привычки?

- Никогда не курил. На фронте иногда соберутся и давай курить. У меня всегда были турецкие дамские сигареты, без никотина, зато с ароматом. Я их носил для компании. А так не курил. Выпивать? Ну, если только немного в компании. Вино как-то мне не идет, водку не люблю, а коньяк вообще терпеть не могу. Делаю настойку сам, из малинового вина и чуть-чуть крепления даю, где-то 18 градусов. Но я не пью, ребят угощаю. А курить – это вообще несчастье. У нас вот курят, хоть и образованные люди. Ладно бы забулдыги какие…

- Не могу не спросить про вашу семью.

- У меня только сестра и племянник есть. Жена давно умерла, детей не было.

В кабинете у Владимира Семеновича - очень много цветов. Фото: Павел МАРТИНЧИК

В кабинете у Владимира Семеновича - очень много цветов.Фото: Павел МАРТИНЧИК

«МЫ ОЧИЩАЛИ РАДИОАКТИВНОЕ МЯСО И САМИ ЕГО ЕЛИ»

- Владимир Семенович, на каких предприятиях есть ваши разработки?

- На «Гродноазоте» делали в советские годы – наша конструкция и сейчас там работает. С Полоцком работали, Мозырем. Когда взрыв на Чернобыле произошел, работали по очистке продуктов. Особенно мяса было много, в Минске весь склад был забит. Но мы сделали такую очистку, что сами тут делали котлеты и ели.

- Такое возможно?

- Запросто. Есть такой клиноптилолит. Это природный цеолит, но его можно и искусственный взять. Взяли чугунок, туда мясо, воду и мешочек вещества. И варили. Он забирал всю радиацию. Сейчас атомную станцию строят - а там нет метода очистки воды. Хотя сам метод есть. Я один стронций радиоактивный забираю за пять секунд. Но никому ничего не надо.

Кроме всего прочего, Владимир Семенович отлично рисует, а также пишет стихи. Книгу со своим творчеством издал в 2016 году. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Кроме всего прочего, Владимир Семенович отлично рисует, а также пишет стихи. Книгу со своим творчеством издал в 2016 году.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Вы уже много лет работаете, причем в одной организации. Можете сравнить, когда было легче – тогда или сейчас?

- До развала СССР было лучше. Тогда финансирование науки было 1,5% от ВВП. Сейчас – 0,5%. Было много теоретических работ, решали научные вопросы, разрабатывали новые технологии. Сейчас же наши министерства говорят: академия им не помогает. Сверху заявили: ученые, внедряйте работы. Это не мое дело – ходить и каждому предлагать. Я разработал технологию, так ты мне спасибо скажи, и я помогу внедрить. Но пойдите сейчас на завод - никто слушать не захочет. Я давно уже сделал работу по обкатке двигателей: когда меняют поршни, цилиндры – их надо обкатать. Они это делают часа два, и прошлифовка составляет 75%. Я разработал метод, при помощи которого все можно сделать за час, и эффективность будет 95%. И что вы думаете? Дали нам за разработку по 6 тысяч рублей (советских – Ред.), и по сей день по-старому обкатывают. Предлагали сейчас – отмахиваются. Думаю, в чем же дело? А директору на кой черт брать технологию? Сделают план в два раза больше, а зарплата та же. Частник бы сразу усмотрел выгоду. И прибыль была бы, и деньги рабочим добавил.

ДОСЬЕ «КП»

Владимир Семенович Комаров родился 29 января 1923 года в деревне Княжицы Могилевской области. В 41-м году, после школы, ушел на фронт. Служил в разведке. Участвовал в освобождении Минска. Дошел до Кенигсберга. Затем - два года Русско-японской войне. Окончил химфак БГУ, аспирантуру в Академии наук по высокомолекулярным соединениям. Защитил докторскую. 24 года был директором Института общей и неорганической химии Национальной академии наук Беларуси, еще десять лет – академиком-секретарем отделения химических наук.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24