2016-12-09T15:05:40+03:00
Комсомольская правда
2

«Землетрясение»: Вглядываясь в бездну

Мощная драма о последствиях Спитакского землетрясения, в которой за очевидной плоскостью драматургии зияет такая пропасть трагедии, что хочется выть в голос

«Землетрясение»«Землетрясение»

Вот вам, пожалуйста, еще один пример того, что потенциал фильма не равен личности режиссера. Сарик Андреасян (почетный Уве Болл всея постсоветского кинематографа) лично привез в Минск свой первый фильм, в котором катастрофа случается по сценарию, а не происходит помимо воли его создателей. Несмотря на обусловленный культурным наследием семейства Андреасянов скепсис, «Землетрясение» действительно можно и нужно смотреть и тем, кто помнит трагедию в Спитаке, и тем, кто не знает, где этот Спитак находится. И пусть большая часть воздействия на зрителя тут просчитана продюсерами и мастерами по спецэффектам. Это тот самый случай, когда руины глаголят между пикселей, а сама история сильнее, чем влияние любого из ее реставраторов. Да и вообще, даже одноногие собачки раз в году могут стрелять на поражение. Точно в сердце, минуя голову.

********************

Печальный конец 1988-го. Пока глиняного советского колосса вовсю раздирают на части бесы самостийности, маленькую, но гордую Армению готовятся стереть в порошок неназванные геосинклинальные демоны. В кровавом узле жутчайшего катаклизма вот-вот завяжутся десятки человеческих трагедий. Одна из основных — история бывшего лучшего, но опального архитектора, отсидевшего срок за непреднамеренное убийство целый семьи. Его возвращение в Ленинакан, безусловно, предполагалось мрачным. Тем более что единственный выживший в той катастрофе собирался встретиться с несчастным убийцей и поговорить без свидетелей. Однако у небесной и подземной канцелярий оказались свои планы на этот потрепанный жизнью дуэт. Вместе им придется спасать из-под обломков жертв другой, куда более масштабной катастрофы…

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Жизнь — вообще очень прихотливый сценарист, которого сложно заподозрить в трезвости и объективности. Отдельные ее сюжетные решения иначе как помесью сарказма с дурновкусием и не назовешь. Судите сами: экранизировать самую жуткую армянскую трагедию со времен турецкого геноцида выпало самому… м-м-м… неоднозначному армянскому режиссеру современности. Можно сколько угодно говорить о трендах, финансовой успешности и предложении, рождаемом спросом, но массовые фильмы господина Андреасяна редко пускают в кинематограф даже с черного хода. И вот, человек, заставивший Дюжева забеременеть, Галустяна полететь, а Волю притворяться Ахеджаковой снимает фильм о Спитакском землетрясении…

Казалось, подземные толчки должны были вернуться от одного лишь народного возмущения.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Обошлось. И Армения устояла, и фильм вышел настолько приличным, что Андреасяна хочется если и не обнять, то уж точно поблагодарить. И Сарика, и его старшего брата Гевонда, который по традиции искал деньги на кинематографические эксперименты родственника.

Собственно, экспериментов в картине нет совсем. Видно, что создатели сами побаивались дубины народной зрительской войны, а потому делали фильм максимально старательно, подчищая за собой рога и копыта со всем доступным тщанием. Минимум самодеятельности — максимум достоверности. И при этом все скроено по золотым голливудским лекалам, смазано людьми, деньгами и спецэффектами и аккуратно покрыто запредельной жутью происходящего. Именно эта жуть и становится главным героем, проигнорировать которого может либо совсем уж железный человек, либо просто инопланетянин.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Буквально через полчаса после начала просмотра ты перестаешь ловить режиссера и сценаристов на замахе, а втягиваешься в Историю. Ту самую, которая за считанные мгновения подмяла под себя десятки тысяч жизней, разрушила полстраны и стерла с лица планеты пригожий горный городок Спитак. На то, что на экране рассказывается именно История, а не экранизируется кровожадный сценарий, играют и ладные декорации, и правильный темп с обязательными мхатовскими паузами, и внятный оператор и насыщенная спецэффектная часть, обошедшаяся без бэевского угара и эммериховского гламура. Разрушения и их последствия на экране показаны ровно так, чтобы им можно было сопереживать, а не тыкать пальцем в выпадающие с экрана деньги.

Хочется отметить и заглавный дуэт актеров ЛавроненкоСтепанян, в котором первый уже давно обмахивается каннской веткой за лучшую роль, а второй, похоже, полжизни положил, чтобы не отставать. Они выглядят не только поколенческой антиномией и социальным срезом, но и достаточно боевой кинематографической единицей, работающей разом и на то поколение зрителя, которое посылало свои игрушки в разрушенную Армению, и на то, что про Армению только в анекдотах слыхало.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

К сожалению, остальным персонажам, вплетенным в сценарий, повезло значительно меньше. Они-то как раз и страдают всеми болячками новорусского сценаризма — от обрывочности и суматошности до отсутствующей мотивации и общей ходульнности. Не люди — типажи, скоропостижно выпиленные авторами из валявшегося на съемочной площадке гипсокартона. Герои эпизода вклиниваются в повествование без предупреждения и проваливаются в Эреб по-английски, оставляя после себя послевкусие плохого сериала или хорошей политагитки. Как, впрочем, и сами эпизоды, которые так и не могут определиться — одна Армения в этой войне с природой, или весь мир все же кинулся на зов маленькой, но гордой страны.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Но, повторюсь, все это мелочи по сравнению с масштабом катастрофы, который фильму удается передать достаточно внятно. Мрак, жуть и безысходность, завязанные в тугую петлю вместе с вынимающим душу саундтреком Айко, душат зрителя ровно до тех пор, пока из налившихся кровью глаз не польются катартические слезы, а свет в них не уступит место всепоглощающей тьме.

Той самой, что таится в бездне, в которую лучше не вглядываться.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24