2017-04-21T12:14:00+03:00
Комсомольская правда
1
Александр ДУДИКобозреватель

«Кухня. Последняя битва»: Хруст французской булки

Очередной полнометражный камбэк ушедшего на покой сериала. Тот самый вариант, когда добавка не требовалась, но лишней не стала
Фото: film.ruФото: film.ru

Рейтинг фильма

Рейтинг фильма

Российская телекухня продолжает благонадежно побрызгивать жиром на большой экран. С учетом приличных денег и всевозрастающей температуры по больнице брызги эти с каждым разом все более похожи на шампанское. К примеру, самый смачный сериал Руси-матушки подогревает мультиплексы уже второй раз за три года. И хотя первый блин явно был послаще, второй тоже комом не встает. Усы, трусы, деликатесы, нагиевские политесы — все шкворчит, все пенится. «Последняя битва» — отличный вариант дорогого фастфуда с приятным послевкусием и минимумом изжоги. Правда, слову «последняя» действительно хотелось бы верить. Двух блюд на этом пиру вполне достаточно.

Пока боевой шеф-повар Баринов старательно вгрызается пенсию в компании пчел, Нагиева и выгребной ямы, судьба подкидывает ему шанс вернуться в большую кулинарию. Внезапно нарисовавшийся внебрачный сын оказывается эпическим хакером, вскрывшим сайт Минобороны. И чтобы отсрочить кровиночке путешествие в казенный дом, усатый шеф по государеву наказу последует в Сочи — за победой на международном кулинарном конкурсе. Рукава засучены, ножи заточены — готовьте ваши крутоны к широкомасштабному дефлопе!

Все, понятно, пойдет не так. Сын влюбится не туда, папа оформит не так, противники задумают не то, а Нагиев окажется не там. Впрочем, главный герой за шесть сезонов и один полнометражный Париж успел столько собак съесть, что за исход дела можете быть спокойны.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Это все еще вкусно. И смешно. Вторично, предсказуемо, балаганно и дергано, но вкусно и смешно. Бывшие кавээнщики (а в сценаристах замечен капитан легендарной команды БГУ Виталий Шляппо), единожды нащупав рецепт, с ингредиентами обычно не ошибаются. А потому имеем те же щи, влитые если и пожиже, то по более заковыристой траектории.

Обычно полнометражными картинами сериалы подводят какие-то итоги. Досказывают недосказанное, дожевывают откусанное, допивают недопетое. Здесь ничего такого нет и в помине. Это совершенно необязательная финтифлюшка, в духе послетитровой сцены — один из мазков на картине импрессиониста. А потому дух сериала тут очень силен от начала и до компота.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Впрочем, денег по традиции потратили от бедра. Они шкворчат на плитах, торчат из интерьеров, поблескивают на пленэре, смачно сервируются на дорогущей посуде и отражаются в глазах артистов, которым, Станиславский, быть может, руки бы и не подал, но мы не он – так что можно и потерпеть.

Здесь не требуется глубина проникновения, остросоциальные нотки, проработанные мотивации и сценарные многоходовки. От сериала фильму в наследство достались обрывочная подача, обрубленные концы и ставка на массовое шуткование, нацеленное не на точность, а на кучность. Уже через 15 минут после начала субъективные, ситуативные, позитивные, гиперактивные и продуктивные хаханьки начнут грузить с такой частотой, что отвлекаться на неудачные у вас не останется ни времени, ни аппетита.

Конечно, не все гладко. Кусочное повествование местами стекает в малоосмысленный суповой набор бородатого юмора. Глуповатый персонаж-сын изображен артистом, взятым в кулинарную антрепризу, видимо, исключительно за мясную фамилию. Статисты, большей частью работают за еду или где-то рядом. Странный монтаж застывает там, где надо бы поддать газу и тонет в крупных планах по самые помидоры.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Зато есть массированная возможность истечь слюной при виде местной гастрономии. И есть Нагиев, которого в горах, похоже, кормили исключительно спайсами и барбитуратом. Все его эпизоды — это песня, которую хочется вопить в караоке хором. Не человек — памятник. Сам он всячески открещивается от того что персонаж есть его альтер-эго. Но, думается, скромничает. Уж больно органично несет он поэтический гопо-абсурд. Что ни реплика, то бомба. Отливать в бронзе, запоминать и цитировать. Остальные более-менее знакомые лица, скорее, предпочитают не отсвечивать на фоне его неудержимого конферанса. Берут числом и веслом.

Понятно, что все это одноразовый продукт — вряд ли кто-то будет пересматривать кухонные перипетии долгими летними вечерами. Но даже этот единственный раз способен оставить у вас вполне себе радужные впечатления. Сытно, вкусно, много, с огоньком. Приятно, что большие деньги понемногу начинают отделять сливки от полного днища. И если ко второму нам с вами не привыкать, то первое — милый и в целом все еще редкий подарок.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Так что если вам нужны полпуда зубастых улыбок, эпические гастрофантазии, инопланетный Нагиев и сытные полтора часа в хорошей компании, то это ваше кино. Легкое, необязательное, смачное. Как говаривали на одной интересной планете, два раза «ку!». Как финальный полет над гнездом жареной кукушки принимается и одобряется. Как задел на бесконечные продолжения под разными соусами — увольте.

Даже французские булки способны набить оскомину, если хрустеть ими чересчур долго.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также