Политика

Кандидат в президенты Сергей Черечень: Считаю так - не успеваешь за временем - оставайся в прошлом

Накануне выборов мы встретились с кандидатами в президенты Беларуси и задали одинаковые вопросы о том, какие цели они преследуют в этой гонке
Сергей Черечень самый молодой кандидат в президенты. Ему 35 лет.

Сергей Черечень самый молодой кандидат в президенты. Ему 35 лет.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Накануне выборов президента Беларуси «Комсомолка» встретилась с кандидатами на этот пост. Всем кандидатам мы задали семь одинаковых вопросов о том, какие цели они преследуют в этой гонке, а также поговорили о будущем, страхах и жизни после выборов. Сергей Черечень называет себя самым подготовленным кандидатом в наших политических реалиях: в его декларации нет недвижимости, на работу он ездит на служебных машинах, с женой не расписан. О целях участия в выборах, жизни после них и личном кандидат рассказал в интервью «Комсомолке».

СПРАВКА «КП»

Сергей Черечень, 35 лет, родился в Кричеве (Могилевская область). Окончил БГУИР, Институт бизнес-технологий «Атлант-М». В 2008 - 2017 годах - консультант по кризисному менеджменту. В 2016 году пробовал баллотироваться в депутаты парламента. С 2018 года - председатель партии «Белорусская социал-демократическая Грамада». Работает директором ООО «С58 Технолоджиз» (инвестиционная и консалтинговая деятельность). Есть пятилетняя дочь.

- Сергей, вам участие в выборах зачем?

- Хочу, чтобы Беларусь стала абсолютно другой страной - процветающей, европейской, суверенной республикой. Вижу, что на политической площадке нет вариантов - 26 лет один президент, а выросло новое поколение. Сейчас другое осознание мира, и если не успеваешь за временем - оставайся в прошлом. Я человек молодой, команда у нас прогрессивная, мы разработали программу реформ. Если в рамках этой кампании получится завоевать еще и общественное уважение - для нас это будет большая победа. Моя команда и я как лидер не собираемся «уходить в закат» или уезжать из страны. Мне только исполнилось 35 лет - есть все шансы стать следующим президентом.

- Вам и с участием в этих выборах повезло - их назначили 8 мая, в день вашего 35-летия (минимальный возраст для кандидата. - Ред.).

- Не думаю, что когда-нибудь в истории будет более молодой кандидат.

- Но это почти единственное, что о вас знают…

- Согласен, в медиа мы обладаем низким уровнем узнаваемости. Мы конструктивщики, не революционеры, а эволюционеры. Столкнулся с тем, что кто-то скептически относится к моему возрасту, но могу сказать: я человек дела, занимался практически всем в стране, знаю, как функционирует государство изнутри и снаружи. Из действующих компаний у меня есть компания в агросекторе, в IT, производстве, пиаре, маркетинге. Многим занимался, потом продал бизнес, консультировал собственников бизнеса.

- Так вы кандидат от бизнеса?

- Во многом мы представляем бизнес. Но малый и средний бизнес и активные люди - это то, что мы еще должны развить. В стране огромный дефицит бюджета, долги перед внешними кредиторами. Мы должны научиться зарабатывать деньги, и когда увеличим поток по наполнению бюджета, сможем решить наши провальные социальные вопросы - и по пенсиям, и по пособиям, и по медицине, и по образованию.

Сергей Черечень считает себя кандидатом от бизнеса.

Сергей Черечень считает себя кандидатом от бизнеса.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«ЕЩЕ В АПРЕЛЕ КАЗАЛОСЬ, ЧТО ЭТО БУДУТ САМЫЕ СКУЧНЫЕ ВЫБОРЫ»

- Какие силы вы представляете?

- Я демократ, председатель партии «Грамада», преемник Станислава Шушкевича - первого руководителя независимой Беларуси. Он меня многому научил.

- Советы дает?

- Когда я прочитал, что мы сдали 143 тысячи подписей по версии ЦИК, через 15 минут был у Станислава Станиславовича. Он сказал: «Чтобы убирали подписи, слышал. А такая ситуация - нонсенс. Позвоним политтехнологу, который точно знает». Позвонил Геннадию Бурбулису (госсекретарь РФ в начале 90-х. - Ред.), человеку, который сделал Ельцина. Ответ был такой: «Решайте на месте». И мы заявили, что через наши руки прошли 106 500 подписей. Все остальное, считаю, прессинг: кто-то сидит, кого-то компроматом дергают, а для нас выбрали такую тактику.

- Подписи собирали в основном в регионах?

- Везде. Собрать больше 100 тысяч - серьезный труд. Несмотря на пандемию и апатию людей вначале, благодаря тому, что сделали все - Бабарико, Тихановская, Цепкало, мы очень старались - получилось преодолеть порог в 100 тысяч. Это не только работа команды, а общеэмоциональный подъем гражданской сознательности людей. Еще в апреле казалось, что выборы будут скучные, никто не предполагал, что люди настолько массово станут выходить.

- Представим, вы победили - что бы хотели успеть сделать за пять лет?

- В нашей программе около 70 реформ, которые надо реализовывать за эти годы. Люди должны это оценить и сказать: молодец, просим остаться еще на один срок. По конституционной реформе, которую мы заявляем, максимум возможны два срока президентства.

"Мы живем хорошо, но вышли из зоны комфорта, чтобы своим примером поднять чувство гражданской ответственности".

"Мы живем хорошо, но вышли из зоны комфорта, чтобы своим примером поднять чувство гражданской ответственности".

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- В вашей программе есть многое - от «Табакерок», которых не должно быть на улицах, до высоких зарплат учителям и медикам. Где взять деньги?

- Сейчас мы абсолютно изолированная страна, мы не умеем зарабатывать, нам нечего отдавать, сейчас можем отдать свой суверенитет, который нам так тяжело достался… А подъем экономики может произойти за счет того, что к руководству придут люди-реформаторы, которые помогут развитию малого и среднего бизнеса. Плюс инвестиционные компании. Почти все европейские страны переносят производства в азиатские страны, где зарплата поднялась на уровень в 700 - 800 долларов. Когда мировые бренды будут понимать, что у них есть здесь защита и понятные правила игры, уверен, многие предприятия разместятся в Беларуси.

Сергей Черечень решил идти в политику в 2015 году.

Сергей Черечень решил идти в политику в 2015 году.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Кто бы вошел в ваше правительство?

- Управленческая верхушка по различным нашим государственным институтам пойдет на пенсию. Министры и замы будут перепрофилированы в другие отрасли. Тем людям, которые не смогли профессионально деформироваться и имеют опыт, будет дана возможность проявить себя. Не смогут - придут другие. По убыточным госпредприятиям будем делать аудит, привлекать топ-специалистов, ставить дедлайны по выходу из кризисной ситуации. Люди на улице не останутся. У нас будет программа по переобучению узких специалистов из госсектора в частный сектор. Основная задача - развитие малого и среднего бизнеса с 25 до 50 - 55%. Это огромный сектор экономики, куда будут вовлечены те, кто сейчас ходит на работу и просиживает штаны. Многие привыкли. Но либо мы строим страну, либо занимаемся ерундой.

«ЖИВУ ХОРОШО, НО ВЫШЕЛ ИЗ ЗОНЫ КОМФОРТА, ЧТОБЫ ПОДНЯТЬ ЧУВСТВО ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ»

- Что бы вы хотели сказать о себе, чтобы убедить за вас голосовать?

- Я привык много и усердно работать, я сделал себя сам. У меня нет богатых родителей: папа - инженер на железной дороге, мама всю жизнь работала в детской поликлинике, сейчас она медсестра в садике.

- Что будете делать после 9 августа, если не победите?

- Мы пришли работать, уже много ресурсов потратили на то, чтобы прийти к запланированному результату, будем это делать дальше.

- Почему люди должны вам верить?

- Я человек, который прошел все ступеньки по определенной социальной лестнице, в рамках своей семьи и окружения сделал достаточно много. Мы живем хорошо, но вышли из зоны комфорта, чтобы своим примером поднять чувство гражданской ответственности. Чтобы не только мы с моей командой топили за процветающую Беларусь, но и те люди, которые сидят недовольные в своих коконах, тоже вышли и помогли нам.

- Если вы приедете в Жабинку или Клецк, как думаете, вас узнают?

- Не знаю. Но в Минске много людей подходят, жмут руку, желают удачи. Последние три таксиста, с которыми ездил, по имени-отчеству обращались, как только садился в машину. Сейчас все очень политизированы.

Жену Марию Ходич политик пытается ограждать даже от своего плохого настроения. Фото: личный архив

Жену Марию Ходич политик пытается ограждать даже от своего плохого настроения. Фото: личный архив

- Каждое телеобращение вы начинали со слов о любимой жене, а по декларации оказались холостяком. Почему?

- У меня есть любимые жена и дочка. Да, не расписаны - не считаем, что штамп в паспорте что-то решает. Главное, что мы любим друг друга, она моя опора и поддержка. Вместе с Марией уже 12 лет.

- Но если вас задержат, неофициальная жена не сможет передачи приносить.

- В сложной ситуации мужчина должен справляться самостоятельно.

- А вас есть за что посадить? Сейчас могут всплыть нежелательные факты вашей биографии?

- У меня нет судимости, мы не делали ничего противозаконного, но всегда можно за уши притянуть какое-то дело. Я сталкивался с ситуациями, когда меня пытались поставить в очень неудобное положение. Одна из них, ставшая последней каплей, произошла в 2015 году. Многие люди, которые, возможно, не настолько стрессоустойчивые, как я, ломаются в подобной ситуации. Чтобы спасти этих людей, я и пошел в политику.

- Как вашей жене идея мужа заниматься политикой? Дает ли она вам советы?

- Она переживает, и я пытаюсь сделать так, чтобы жена не волновалась: дома никогда не разговариваю о работе, дома я - папа и муж. Что касается советов, жена иногда чихвостит: «Как босяк оделся» - считает, что мало внимания уделяю имиджу. Но для меня это не принципиально.

- Так вы неплохо выглядите...

- В наших реалиях - возможно. Но надо сравнивать с лучшим. В разрезе политических элит Запада, США, России - мы босяки.

Дочери Эмилии пять лет. Фото: личный архив

Дочери Эмилии пять лет. Фото: личный архив

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Кандидат в президенты Андрей Дмитриев: «Если скажут: «Снимаешься - Бабарико и Тихановский выходят на свободу», - не раздумывая, выйду из гонки»

Кандидат в президенты Анна Канопацкая: Лукашенко - сильный соперник, это факт

Кандидат в президенты Светлана Тихановская: «Хочу стать президентом не ради власти»