Политика

«Тут же все друг друга знают»: как считали голоса в поселке Костюковка, жители которой хотели перемен

Наша корреспондент пережила наблюдение, конфликт и ОМОН, который хотел разогнать ждавших протокол людей, но все же дождалась итогов
Избиратели приходили голосовать с детьми, внуками и домашними питомцами. Признавались, что никогда не видели такого ажиотажа на выборах.

Избиратели приходили голосовать с детьми, внуками и домашними питомцами. Признавались, что никогда не видели такого ажиотажа на выборах.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

8 августа мы поговорили с жителями гомельского поселка Костюковка, а 9 августа отправились смотреть за ходом голосования. Это оказался увлекательный экшн из всевозможных запретов, нестыковок и ОМОНа, который грозился разогнать ждавших протокол людей, а потом тайно вывез участников подсчета голосов.

В незапамятные времена школу даже признали лучшей в Гомеле.

В незапамятные времена школу даже признали лучшей в Гомеле.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

«Даю вам 15 минут на репортаж»

Мой участок для голосования находится в удивительной школе №42 Гомеля (так и написано на сайте учреждения образования). У входа меня встречает указатель о запрете на фото- и видеосъемку, хотя фотографировать на участках можно по закону. На месте и председатель комиссии Алла Эдуардовна (директор школы) вместе с заместителем председателя Людмилой Николаевной (она же - замдиректора по учебной работе).

В актовом зале школы играет дискография шальной императрицы Ирины Аллегровой. Я ставлю подпись о том, что пришла, получаю бюллетень и иду голосовать. Шторок в этом году нет, но проголосовать анонимно на участке №15 вполне реально - вместо них установлены специальные ширмы. Я поставила подпись, сфотографировала бюллетень, кинула в прозрачную урну и подошла к председателю в качестве уже не избирателя, а журналиста. И тут начались мои злоключения.

Многие бюллетени в урну опускали дети.

Многие бюллетени в урну опускали дети.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

Минут 10 я ждала, пока председатель обзвонит начальников и внесет меня в журнал, а затем услышала «Присаживайтесь, даю вам 15 минут на репортаж». На вопрос «Почему 15 минут?» ответила «Пока 15, а там посмотрим». Я набрала номер вышестоящей комиссии и сообщила об этом, милейшая девушка на проводе подтвердила, что незаконные требования председателя я могу игнорировать.

Затем 4 часа я молча считала пришедших - насчитала 340, но меня постоянно отвлекали местные депутаты, ветераны и наблюдатели с рассказами о том, как гладко проходит предвыборная кампания.

- Такими темпами нам бюллетеней не хватит, - сказала будто в пустоту бабушка-божий одуванчик. Еще одна пенсионерка громко возмущалась тому, что в кабинках для голосования нет привычных шторок.

Одни люди голосовали за перемены, другие - за их отсутствие.

Одни люди голосовали за перемены, другие - за их отсутствие.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

А вот рыжеволосая женщина сообщила мне, что пришла голосовать за перемены.

- Надоело. Я ходила на все митинги, потому что уверена - перемены сами не случается. Я не вижу здесь будущего для своих детей. Старшему сыну 22 года, у него два высших образования, но вместо того, чтобы продолжать учебу, он пошел в армию. Младшего сына я отправлю учиться за границу. Молодежи здесь нечего делать, у них в зачатке губят всякое стремление расти и развиваться.

Председатель комиссии все время кружила рядом и была явно не в восторге от нежданного гостя, даже требовала аккредитацию СМИ у вышестоящей избирательной комиссии. К часу дня ей удалось пересадить меня поближе к себе. Оказывается, на меня пожаловалась женщина с ребенком, которой я мешала голосовать. Я так и не поняла, чем, вроде бы все время сидела у стены и смотрела на ящик с бюллетенями.

Директор фотографирует важных гостей на участке.

Директор фотографирует важных гостей на участке.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

Наблюдатель: «На участке было по одному голосующему в минуту?»

Под песню неизвестного сладкоголосого певца «Губы в губы всю ночь» я оказалась сидящей рядом с пятью наблюдателями. Ни у кого из них не заметила блокнота или ручки, только телефоны. Среди них были учителя данной школы, сестра председателя комиссии и представитель совета ветеранов. А к 13 часам начался живой концерт, разрывающий басами мой мозг. Люди начали кричать, пытаясь услышать друг друга.

Своими наблюдениями за ходом выборов поделилась и аккредитованный (а затем лишенный аккредитации) наблюдатель Наталья, которая ежедневно как обычный избиратель фотографировала протоколы явки. За все время досрочного голосования комиссия насчитала 1388 голосов. Ударные темпы для участка с 2,7 тысячами приписанных к участку жителей!

- Потеряла аккредитацию я в первый же день, поскольку собирала подписи от избирателей участка и поставила в том числе свою подпись. Хотя это разрешено, поскольку на этом участке я прописана и являюсь избирателем. В журнале аккредитации, который я видела мельком, были вписаны 12 человек. Когда я пришла на участок, наблюдателей не было, председатель их вызывала, даже знала всех в лицо. Самое удивительное, что на этом немноголюдном участке в один из дней досрочного голосования явка дошла до 422 человек, а это по одному голосующему в минуту! Выводы делайте сами. На второй день голосования возле входа на избирателей участок появилась табличка о запрете фото и видео. Я позвонила в вышестоящую комиссию и заявила о нарушении прав избирателей. ТИК железнодорожного района сказал, что связался с комиссией и попросил снять знак, но он так и остался на месте до конца выборов. Конечно, все нарушения я фиксировала и отправляла письменные жалобы в прокуратуру, теперь жду ответа. Пусть сохранятся для истории и потомков.

Недовольна организацией выборов оказалась и избирательница Анна.

- Я знаю членов всех этих комиссий, это учителя и работники стеклозавода, - делится она впечатлениями. - Я видела, какая явка была при досрочном голосовании - 400 человек за день, оказывается! Но сама почти никого у школы не заметила, хотя живу напротив. Тут ведь посёлок, где все друг друга знают...

Подсчет бюллетеней в школьном актовом зале затянулся до 22-30.

Подсчет бюллетеней в школьном актовом зале затянулся до 22-30.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

Мои нарушения: считала и этим мешала избирателям

По жалобе второго независимого наблюдателя (не лишенного аккредитации) Анастасии в школу приехал представитель Андрея Дмитриева. Все эти дни девушка-наблюдатель вела подсчет приходивших на участок из-за забора школы. Дальше её не пускали.

- У меня была аккредитация (об этом есть отметка в журнале школы), но 8 августа директор не пустила меня наблюдать в школу «потому что посторонним находится в школе запрещено», мой блокнот с подсчетом сфотографировала. Но я все равно сидела за забором и считала тех, кто вошел и вышел. В субботу я насчитала 58 человек, это сильно отличается от цифры в протоколе, в воскресенье - 840, примерно столько же оказалось в протоколе. Все это время меня зачем-то фотографировали работники школы и милиционеры, а вот незнакомые люди приносили мне еду и воду, за что им большое спасибо!

Независимый наблюдатель Анастасия с едой, которую только что принесли для нее незнакомые люди.

Независимый наблюдатель Анастасия с едой, которую только что принесли для нее незнакомые люди.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

Ближе к вечеру интернет у всех в телефонах пропал, избирателей стало меньше. Одновременно с этим в актовый зал принесли еще одну урну с бюллетенями - которую, по моим подсчетам, четыре раза за день выносили для голосования. Нас с наблюдателем удивил цвет пломбы на ящике - весь день она была зеленой, а к вечеру стала желтой.

С подсчета голосов председатель комиссии сначала удалила наблюдателя Анастасию, потому что ЦИК из-за коронавируса разрешил максимум пять, а она была шестой. К слову, в числе пяти наблюдателей присутствовала женщина из Белорусского союза женщин и работники школы. Сразу за ней удалили и меня, потому что наблюдатели пожаловались на то… что я вела подсчет голосов.

- Раз уж вы здесь…Председателю участковой комиссии пришло заявление о нарушении... Считали голоса через телефон, это было зафиксировано нашими наблюдателями. Тем самым вы мешали нашим избирателям. Это подтвердили члены комиссии и наблюдатели, все зафиксировано, есть фото и видео палочек на телефоне, - председатель комиссии на расстоянии предложила мне ознакомиться с размытым фото кусочка экрана телефона и документами, которые держала в руках. - Поэтому на основании решения комиссии попрошу вас покинуть данное учреждение и не мешать комиссии работать.

Презентация на сайте "удивительной школы" №42 Гомеля. Источник: sc42.jdroo.by.

Презентация на сайте "удивительной школы" №42 Гомеля. Источник: sc42.jdroo.by.

Двери закрылись и нам пришлось ожидать результатов подсчета во дворе школы. К школе постепенно начали подходить люди, чтобы увидеть итоговый протокол - сколько людей и за кого проголосовали. По закону, его должны вывешивать после подсчета голосов в общедоступном месте. За полтора часа пришло около 20 человек, что для поселка - целая толпа! Члены комиссии начали выглядывать из-за закрытых жалюзи, а через 10 минут сотрудники милиции попросили всех покинуть школьный двор. Пришлось несколько раз звонить в вышестоящую комиссию и просить им напомнить участковой комиссии, что мы все еще ждем результаты. Еще через полчаса приехала скорая и автозак с парнями в черном обмундировании, и члены комиссии покинули школу через черный выход.

В 22.30 свет в школе погас и невидимая рука вывесила в окне итоговый бюллетень: из 2295 голосов комиссия насчитала 1889 - за Лукашенко (82,3%).

Судя по результатам подсчета бюллетеней, 8 из 10 были за действующего президента.

Судя по результатам подсчета бюллетеней, 8 из 10 были за действующего президента.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Узнали, как готовится к выборам небольшой поселок недалеко от Гомеля

Что думают жители Костюковки о предстоящих выборах президента и верят ли в перемены (подробнее)