Экономика

Крупнейший производитель молока в Европе Штефан Дюрр: В русской деревне много сильных людей

Главный молочник нашей страны, немец с российским паспортом, уверен: без людей село не останется
Российское гражданство Штефану, родившемуся в живописном уголке Южной Германии, было даровано отдельным указом президента

Российское гражданство Штефану, родившемуся в живописном уголке Южной Германии, было даровано отдельным указом президента

Российское гражданство Штефану, родившемуся в живописном уголке Южной Германии, было даровано отдельным указом президента

Если представить себе такой мир, в котором капитаны сельскохозяйственного бизнеса пользовались бы такой же славой, как и звезды спорта, то наш сегодняшний собеседник, президент холдинга «ЭкоНива» Штефан Дюрр, мог бы посоперничать с Артемом Дзюбой или Александром Овечкиным.

Начать можно с того, что российское гражданство Штефану, родившемуся в живописном уголке Южной Германии, было даровано отдельным указом президента, что бывает с людьми, особо отличившимися перед своей второй родиной либо же всемирно известными. Далее - хронологически это произошло уже позже обретения паспорта с двуглавым орлом - герр Дюрр попал в заголовки прессы, как «автор контрсанкций». Автор или нет, но именно он в свое время первым озвучил перед Владимиром Путиным предложение закрыть ввоз в Россию продовольствия из недружественных европейских стран (включая его первую родину).

Но все эти эпизоды его биографии лишь следствие главного достижения жизни Штефана Дюрра - именно ему удалось на деле доказать возможность осуществления «русской мечты»: начать в девяностых свое дело с небольшой фермы, затем объединить под своим хозяйством десятки колхозов, распространить свое влияние по обе стороны Урала и, наконец, стать крупнейшим в Европе производителем сырого молока и одним из главных лендлордов России - его владения сейчас превышают 600 тысяч гектаров.

«Комсомолка» обсудила со Штефаном, где люди более работящие - в России или Германии, без какого учреждения никогда не проживет деревня и когда роботы заменят крестьян на полях.

Президент холдинга «ЭкоНива» Штефан Дюрр

Президент холдинга «ЭкоНива» Штефан Дюрр

БОЛЕЕ ТРУДОЛЮБИВЫХ ЛЮДЕЙ, ЧЕМ РУССКИЕ, - ЕЩЕ ПОИСКАТЬ

- Штефан, вы читали классический русский роман - «Обломов» Ивана Гончарова?

- Признаться, нет. Хотя слышал про него, конечно.

- Там по сюжету действуют Илья Обломов - воплощение русской лени, хотя человек добрый и неглупый, и обрусевший немец Андрей Штольц - деятель, предприниматель и единственный, кто может заставить Обломова встать с его любимого дивана. Вы себя видите таким Штольцем, который приехал в российскую глубинку и смог пробудить ее ото сна?

- Ну нет, так бы я не сказал! В русской деревне я встретил много очень сильных людей, у которых и сам многому поучился. Конечно, какой-то импульс я дал. Но говорить, что вот приехал немец и все заработало, - то, что не получалось у местных, - неправильно. Скорее в этом есть доля везения и еще взаимной любви - меня к России и России ко мне.

- То есть вам не приходилось сталкиваться с тем, что в нашем селе большая проблема - найти работящего человека, - с повальным пьянством в деревнях?

- Я всегда сильно хвалю русских людей, особенно тех, что живут на селе. Их трудолюбие и работоспособность вызывают восхищение. Конечно же, в первую очередь надо правильно подходить к людям - это касается материального вознаграждения, а также уважения к их личности. Кстати, это касается и молодежи. У нас в прошлом году работали более полутора тысяч практикантов из разных вузов. Есть очень талантливые, очень трудолюбивые ребята, которые готовы работать на селе и в животноводстве. Очень хорошие работники. Я бы даже сказал - лучше, чем в Германии. В России, правда, больше расслоение людей. Многие гораздо трудолюбивее, чем немцы на селе. Но есть, конечно, в России и те, которые никуда не годятся. Не поднимаются с дивана и только пьют. Вот таких в Германии, пожалуй, меньше. Но большинство россиян, повторюсь, очень сильные и работящие.

У АГРОНОМА ЕСТЬ ЖЕНА. И ОНА ТОЖЕ ХОЧЕТ ЛЕТОМ НА МОРЕ

- Мы в редакции часто говорим и пишем, что российское село умирает. Судя по всему, будущее нашей страны - это десяток перенаселенных мегаполисов и пустота между ними. Вы согласны с такими прогнозами?

- Мне кажется, что процесс оттока людей из села остановился. И даже пошел в обратном направлении. По крайней мере, там, где есть хороший работодатель. И хорошая инфраструктура. Хороший работодатель - это тот, который нормальные рабочие места создает. Не хуже, чем в городе. Зарплата нормальная, два выходных в неделю, отпуск летом. Потому что у агронома тоже есть жена и дети, которые хотят в июле на Черное море съездить. И вот, несмотря на то что у нас самый сельскохозяйственный сезон, эти желания людей надо уважать. Иначе никто на село жить и работать не поедет.

.

.

Обязательно в селе должна быть школа. Больница, культурные мероприятия - это тоже важно. Но это все-таки не каждый день. При необходимости можно и в соседнее село съездить. А без школы никак. Потому что дети должны ходить туда каждый день. И лучше бы, чтобы это было рядом с домом, а не за 50 километров. Ведь каждый человек больше всего тревожится за будущее своих детей. Поэтому если я вижу, что в селе нет школы, я сразу понимаю - село умирает. А если школа есть, и она живая, то это село еще долго не умрет.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Россию ждет дезурбанизация. По мнению Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка, стремление горожан к переезду в деревню пока носит локальный характер. Однако после окончания потрясений в экономике может возникнуть мощный тренд на переселение в сельскую местность. Как отметил председатель правления Россельхозбанка Борис Листов, «2 - 3 млн человек могут в течение нескольких лет переехать жить в сельскую местность. И это только с учетом имеющейся инфраструктуры. Если же иметь в виду планы государства по ее дальнейшему развитию, то российское село обладает практически неограниченным потенциалом для приема новых жителей».

Председатель Правления Россельхозбанка Борис Листов

Председатель Правления Россельхозбанка Борис Листов

Возникнет эффект «Пчелы и гречки», когда выигрывают абсолютно все. Люди поедут жить в экологически чистые районы, снизится нагрузка на городскую инфраструктуру, станет меньше пробок и толкучки в общественном транспорте. Люди вздохнут свободнее по обе стороны городских границ

- Многие говорят, что на селе многих русских работников заменяют мигранты, которые приезжают из Азии. Они меньше просят денег, готовы работать с утра до ночи. Для вас, как для хозяина, это имеет значение?

- Это очень важный вопрос, на самом деле. У нас есть хозяйства в Московской, Ленинградской и Калужской областях, где мы без мигрантов уже не можем обойтись. В этих трех регионах уже дефицит рабочих рук на селе, поэтому приходится брать приезжих. Во всех других регионах присутствия у нас стоит запрет на прием мигрантов. Под мигрантом я понимаю человека, который приезжает на три месяца поработать, а потом уезжает. А если мигранты приезжают в село жить, создают семью и постоянно здесь находятся, то я их уже мигрантами не считаю. То есть национальность для меня не имеет значения. Имеет значение желание постоянно жить в этом селе.

Конечно, с мигрантами в каком-то смысле легче работать. Они все терпят, работают на износ - честно говоря, уже больше похожи на роботов, чем на людей. А у местных - да, бывают свои проблемы. В семье, с детьми - в конце концов, каждый человек со своим характером. Но я все же считаю, что каждый бизнесмен должен нести какую-то социальную ответственность. Может быть, это и не бизнесовый подход. Но мне бы не хотелось, чтобы местные жители сидели дома, а вместо них одни узбеки работали. Потому что рано или поздно я тоже тогда там окажусь не нужен.

- Мне, кстати, начальник одного большого агрохолдинга рассказывал, что у него к 2028 году на полях вообще люди работать не будут. Ни узбеки, ни русские. Везде будут одни беспилотные комбайны и прочие роботы. Вас не пугает такая картина?

- Как предприниматель я понимаю, насколько это хорошо для бизнеса. Это повышает эффективность, производительность. Это экономит очень много денег. Это облегчает процесс труда людей. Но как человек, влюбленный в сельское хозяйство, я не могу внутренне с этим согласиться. Возможно, часть процессов мы автоматизируем. Но люди на моих хозяйствах будут всегда. Люди - это основа всего.

В ДЕВЯНОСТЫЕ НА МЕНЯ СМОТРЕЛИ, КАК НА ИДИОТА

- Вы в Россию приехали 30 лет назад. Что больше всего изменилось в нас за это время?

- Во-первых, я не из тех, кто будет плохо говорить о Советском Союзе. Я ведь приехал в 1989 году, еще застал его. Много было хорошего тогда. Того, что потом сломалось в девяностые годы, может быть, слишком поспешно. Девяностые в России, конечно, были дикие. Сельского хозяйства тогда криминал, слава богу, не касался. На меня просто все смотрели, как на какого-то идиота. Мы еще органическим земледелием начали заниматься - все просто крутили пальцем у виска. Ну какое сельское хозяйство, когда такая суперинфляция?

Но потом, с 2000 года, с приходом нынешнего президента порядок потихоньку навели. Даже я бы сказал, что не потихоньку, а достаточно быстро. Сейчас нормальная, стабильная страна, и условия для бизнеса хорошие. Президент, кстати, очень быстро понял, как важно для нашей страны сельское хозяйство. Потому что здесь сельское хозяйство конкурентоспособно, и очень много земли, а земля - это все-таки основа. А во-вторых, сельские территории очень важны для стабильности страны. Сельские люди, они более приземленные, что ли, чем горожане. Они меньше ищут чего-то на стороне, больше довольны положением дел. Поэтому аграрному бизнесу в России начали всячески помогать.

Крупнейший производитель молока в Европе Штефан Дюрр

Крупнейший производитель молока в Европе Штефан Дюрр

- Когда вам было сложнее всего?

- Был момент в 2002 году. У меня было совместное сельхозпредприятие с одним депутатом Госдумы. И все очень плохо кончилось там. Уголовное дело… Ну так, скажем, последствия девяностых. Я тогда потерял все, что у меня было. Это была очень дорогая, но очень хорошая для меня учеба. Я тогда очень многое понял. И второй раз я разорился после кризиса 2008 года. Тоже полный крах. Ну, говорят, за одного битого двух небитых дают. Я задним числом сейчас думаю - сам виноват. Первый раз просто был очень наивным, верил людям на слово. А второй - был такой бурный рост в 2005, 2006, 2007 годах, что я уверился в своей непогрешимости и в том, что всегда буду расти только вверх.

БИЗНЕС В РОССИИ, КАК ХОККЕЙ В КАНАДЕ

- Какие лучшие советы вы получили за время жизни в России?

- Алексей Андреевич Чернышев, это первый председатель Аграрного комитета Госдумы, в свое время учил меня бизнесу в России так. «Это как канадцы в хоккей играют. Швыряешь шайбу к чужим воротам и мчишься туда. На месте разберешься, что к чему». Смысл в том, чтобы не бояться начинать что-то делать. Слишком долго думать тоже вредно. Просто бросаешь шайбу и летишь за ней.

- Как говорят в России, война план покажет…

- Думать тоже, конечно, надо. Но истинный немец хочет всегда все просчитать, предусмотреть. А в России это так просто не работает. Слишком быстро меняются условия. Я бы, может, медленнее развивался. Но мои учителя всегда меня подталкивали: «Ну чего ты ждешь, чего тут думать? Надо молоко? Надо. Земля есть? Есть. Люди есть? Есть. Возможности есть? Есть. Государство помогает? Помогает. Что ждать? Давай…»

- Есть мнение, что бизнес в России вести хуже, чем в Европе, потому что кредиты у нас очень дорогие. Как же у вас получилось создать с нуля компанию мирового уровня?

- По поводу дороговизны кредитов- это может быть верно только про потребительские кредиты или займы для каких-то других видов бизнеса, но что касается сельского хозяйства, то здесь государство очень капитально нам помогает. Никакого ущемления по сравнению с западными аграриями я не чувствую. Очень помогает, что в России есть такая структура, как Россельхозбанк, - это наш многолетний партнер. Для меня особенно важно, что там работают люди, которые досконально разбираются во всех нюансах сельского хозяйства. Например, с председателем правления Россельхозбанка Борисом Листовым меня связывают многолетние уважительные отношения. Помню, впервые мы с ним разговорились около десяти лет назад после совещания. Только отшумел финансовый кризис, и я вновь пытался восстать из пепла. До того момента главным направлением моего бизнеса была продажа в России иностранной сельхозтехники. Но Борис Листов тогда очень уверенно предсказал, что в следующем десятилетии производство продуктов питания станет для России «второй нефтью». Хотя до импортозамещения еще было много лет впереди. Это заставило меня задуматься, а в итоге производство и переработка молока вышли для меня на первое место. Так что спасибо Борису за тот добрый совет! Все вышло именно так, как он предвещал.

- А на следующее десятилетие какие прогнозы у главных экспертов по сельскому хозяйству?

- Многие говорят, что в России будет бум на органические продукты. Это такие, которые произведены с минимальным ущербом для природы и соответственно сами являются экологическими и полезными. Мы сейчас активно развиваем эту тему. Но, честно говоря, пока спрос на органическое молоко меня скорее разочаровывает. Допустим, литр «органики» стоит 99 рублей, а обычного молока - 69 рублей. Вроде не такая большая разница, но покупают его намного хуже. Но я еще верю, что время для такой продукции еще придет. По крайней мере в больших городах мода на экологичное поведение уже прочно укореняется.

СПРАВКА «КП»

Молочный комплекс «Эконивы», производящий органическое молоко, работает в Калужской области. Там не используются корма, выращенные при помощи химических удобрений, а животных не лечат антибиотиками.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Председатель правления Россельхозбанка Борис Листов: Нам нужны свои индейки, курицы, коровы, семена, а не импортные

Инвестиции в генетику выведут наш аграрный комплекс на новый уровень, уверен Борис Листов - председатель правления Россельхозбанка (подробности)