Общество

«Спросил, как правильно обойти кордон, чтобы меня не задержали. И меня задержали». В Витебске - очереди из автозаков около ИВС

В областном центре массовые задержания, изолятор временного содержания работает как конвейер
Вокруг площади Победы в Витебске припаркованы автозаки, автобусы с силовиками, эвакуаторы и милицейские автомобили.

Вокруг площади Победы в Витебске припаркованы автозаки, автобусы с силовиками, эвакуаторы и милицейские автомобили.

Фото: Наталья ПАРТОЛИНА

10 августа около шести часов вечера милиция начала перекрывать площадь Победы в Витебске. По периметру той части площади, где работают фонтаны и оборудована летняя сцена, поставили ограждения. Некоторое время площадь можно было пересечь, пройдя в проемы между ограждениями. Позже их поставили вплотную. Площадь патрулировали сотрудники милиции. Около нее и напротив были припаркованы автозаки, автобусы и микроавтобусы с ОМОНом и сотрудниками в специальной экипировке и шлемах, эвакуаторы - всего около двадцати спецавтомобилей. Говорят, во дворах припаркованы еще. Сотрудники милиции проходят по территории вокруг монумента Три штыка, просят людей, гуляющих там, уйти.

Около семи часов людей на площади практически нет, на улицах рядом их тоже немного. Все ведут себя обычно, намеков на какие-то протестные акции нет. Проезжают велосипедисты, гуляют парочки и семьи, стоит стайка подростков. Нет людей с белыми браслетами, замечаю его только у одной велосипедистки. Накануне, вечером 9 августа, по рассказам очевидцев, в автозаки уводили преимущественно людей с браслетами.

Около семи часов начался сильный ливень, прохожие и сотрудники милиции прячутся в подземном переходе.

Около семи часов начался сильный ливень, прохожие и сотрудники милиции прячутся в подземном переходе.

Фото: Наталья ПАРТОЛИНА

Начинается ливень, редкие прохожие прячутся в подземный переход. Милиционеры укрываются плащ-палатками. Дождь сильный, но он быстро заканчивается. Над городом встает радуга. Людей по-прежнему немного, они не собираются толпами, не скандируют, не демонстрируют ни транспарантов, ни какой-либо символики.

Дождь закончился. В автозак ведут мужчину. Со стороны непонятно, почему именно он привлек внимание сотрудников милиции.

Дождь закончился. В автозак ведут мужчину. Со стороны непонятно, почему именно он привлек внимание сотрудников милиции.

Фото: Наталья ПАРТОЛИНА

Неожиданно силовики в шлемах подбегают к прохожему, уводят его в автозак. Со стороны непонятно, почему именно этот человек привлек внимание сотрудников милиции. Через минуту окружают еще одного мужчину - он снимал на телефон, как уводили первого. Полная женщина кричит:

- Что он сделал? Он же ничего не сделал! Да как вы потом будете смотреть в глаза своим матерям, детям?

Из рук женщины падает на асфальт зонтик, он сломан. Мужчину уводят.

Забирают еще одного прохожего - он снимал на телефон, как задерживают первого.

Забирают еще одного прохожего - он снимал на телефон, как задерживают первого.

Фото: Наталья ПАРТОЛИНА

Милиционеры обращают внимание на журналистов. В этой части площади работают корреспонденты «Комсомольской правды» и Sputnik. У журналиста Sputnik проверяют удостоверение, уходят куда-то - советоваться. На корреспондентку «Комсомолки» внимания не обращают. Возвращаются. В автозак нас с коллегой уводят обоих. Милиционеры не представляются, не объясняют причину задержания.

"За что? Он же ничего не сделал!" - кричит женщина.

"За что? Он же ничего не сделал!" - кричит женщина.

Фото: Наталья ПАРТОЛИНА

Автозак трогается с места, несколько раз поворачивает, останавливается… практически на том же месте - сквозь мутное стекло на двери видна та же клумба. Время от времени дверь открывают и заводят новых задержанных - двоих парней с рюкзаками, молодого человека с белым бинтом на запястье… Один из мужчин разговаривал по телефону, когда его задержали. Теперь телефон мужчины звонит беспрерывно - видимо, его собеседник понял, что происходит, и пытается выяснить его судьбу.

- Дайте телефон, я отвечу, или сами поднимите трубку, скажите, что со мной все в порядке, люди ведь беспокоятся! - просит мужчина. Но по телефону в автозаке разговаривать не положено. Примерно через час трезвонят уже все телефоны задержанных. Мой тоже. Пытаюсь угадать, кто звонит. Муж? Дети? Редактор?

Из переговоров милиционеров узнаю, что у нас «маленький автозак». Тем не менее в нем уже двенадцать человек. Из другого автозака к нам переводят еще четверых. Один мужчина обнажен до пояса, держит майку в руках.

- Получается, мы сами сюда пришли, - рассказывает он. - Шли с другом, увидели кордон, подошли, вежливо спросили у милиционера, как нам лучше обойти его, чтобы ничего не нарушить, чтобы нас не задержали. Он говорит: «Минуточку!». И нас задержали. А может, из-за майки? Но я ее купил в магазине в Витебске, если ее разрешено продавать, значит, и носить можно!

На майке у мужчины Погоня и надпись «Беларусь».

Подъезжаем к ИВС. Нам повезло - наш автозак всего лишь второй в очереди. Судя по звуку, за нами еще как минимум один. В приоткрытую дверь видно, кого выводят из стоящей впереди машины: парень с девушкой, невысокий полный мужчина, длинноволосый парень, подросток в очках в крупной оправе, еще три девушки… Пожилой мужчина из нашего автозака просит измерить ему давление, его уводят, потом приводят обратно. Выводят и в туалет, «только если кому очень надо!». Кто-то просится выйти покурить - ему отказывают. С того момента, как нас с коллегой задержали, прошло около двух часов.

Над автозаком встает радуга.

Над автозаком встает радуга.

Фото: Наталья ПАРТОЛИНА

В ИВС заводят по одному-двое. Проверяют документы. Брызгают антисептиком на руки. Снова ожидание - в небольшой общей комнате. Там уже находится десятка два человек, в основном молодежь. Отсюда по одному вызывают для беседы.

В кабинете, кроме меня, беседуют еще с одной женщиной. Сотрудник милиции пытается убедить ее, что предварительные результаты голосования, озвученные Центризбиркомом - верные. Он очень эмоционален и видно, что уверен в своей правоте. Женщина готова расплакаться.

- Почти все, кого вчера задерживали - безработные, пьяницы! - говорит милиционер.

- Я работаю, в Россию на заработки езжу, я повар, - оправдывается женщина.

- Зачем в Россию? Нужно поднимать экономику своей страны! Хотите, я вам помогу в Беларуси на работу устроиться? Дояркой пойдёте? Будете зарабатывать полторы тысячи, и жильё сразу дадут, - предлагает сотрудник милиции.

У меня снова проверяют документы. Предлагают подписать бумагу о том, что провели со мной профилактическую беседу о недопустимости противоправного поведения.

- Мы вас отпустим, но через час.

Час мне предстоит провести в «комнате для девочек». Там уже находятся несколько девушек, и уже можно пользоваться телефоном.

- Мы пошли в магазин «Соседи», он как раз около площади Победы. Ну, живем мы там, куда еще идти надо было, чтобы купить перекусить? - рассказывает одна девушка. - Только вышли из магазина, нас тут же схватили. Сказали, что мы слились с толпой, которая протестовала. Но там никакой толпы и не было!

- А мы с подругой шли домой, а тут милиция. Говорят, идите туда! А мы отвечаем: нам туда не надо, мы домой идем, нам наоборот, прямо надо пройти. И нас посадили в автозак, - рассказывает другая.

- Хорошо, что мы девочки, нас хоть не бьют. А мальчиков били, я видела,- вздыхает третья.

Девушек по очереди выпускают. Примерно через час выпускают и меня. Уже давно стемнело, время - 23.05. Во дворе стоит автозак, за ограждением, которое патрулируют два сотрудника милиции - десятка два людей. Они ждут, когда выпустят их родных.