Общество

«Омоновец наступал ногой на горло и говорил: «Дернешься - буду давить»: водитель, который попал в изолятор и в травматологию, ищет свидетелей задержания

20-летний парень посигналил в Минске недалеко от стелы в знак солидарности с протестующими - его остановили, задержали и избили
Дмитрий со своей девушкой Фото: личный архив

Дмитрий со своей девушкой Фото: личный архив

Дмитрий Ходорович - студент 4 курса БГЭУ. 11 августа около 19.30 он вместе со своей девушкой ехал по проспекту Победителей на машине Nissan Terrano в сторону стелы. Как и многие водители, Дима сигналил в знак солидарности с протестующими. Вероятно, этим он и привлек внимание сотрудника ГАИ: тот жестом потребовал, чтобы парень остановился. С этого момента события начали разворачиваться крайне непредсказуемо.

- Меня остановили на перекрестке сразу за Дворцом спорта. Я заглушил мотор и увидел, как к моей машине подбежали 2 - 3 сотрудника ГАИ и около 4 омоновцев. У обочины стояли автозаки. По закону, гаишники должны были представиться и потребовать документы, но вместо этого один из них начал стучать по стеклу и матом орать, чтобы я вышел. Через считанные секунды лупить по авто начали и омоновцы - руками, дубинками. Они пытались разбить стекло железным красным молотком, как в автобусах.

По словам парня, при таких обстоятельствах он не стал выходить из машины, а через стекло попросил сотрудника ГАИ представиться и объяснить причину остановки. Но ответ уже не услышал:

- Один из омоновцев обошел мою машину. В руках у него было оружие, очень похожее на дробовик. Он направил на меня дуло, и я вдруг понял: нас сейчас убьют. Я испугался оружия, разбития стекол, поэтому завел машину и немного сдал назад, где никого не было. Потом вырулил налево, на проезжую часть. В этот момент прозвучали 2 - 4 выстрела, один из которых попал мне в левое плечо.

Убегая от преследования, Дима проехал около 3 километров по проспекту Победителей. Около торгового центра его обогнала машина ГАИ.

- Из окна высунулся сотрудник с табельным оружием в руках - значит, огнестрельным. Он крикнул: «Либо останавливайся, либо огонь на поражение». Я приподнял руки над рулем, чтобы показать, что не сопротивляюсь. Остановился, отстегнул ремень, открыл дверь. Меня ударили по лицу, положили на землю и связали руки за спиной. За гаишниками ехал микроавтобус с омоновцами. Они бросили меня на пол буса, а девушку посадили на сидение, - вспоминает Дима.

Такие раны оставляют резиновые пули. Фото: личный архив

Такие раны оставляют резиновые пули. Фото: личный архив

«Омоновец наступал на горло ногой и говорил: «Дернешься - буду давить»

В отношении Дмитрия, как подозреваемого, Центральным РОСК расследуется уголовное дело по ч. 2 ст. 363 УК (Сопротивление сотруднику органов внутренних дел). Наказание - лишение свободы на срок до 5 лет. И сейчас Дима ищет свидетелей, которые видели, как его задерживали 11 августа в центре Минска.

- Все произошло на проспекте Победителей - там же парады проводятся, камерами все утыкано. Но в СК нам сказали, что машина находилась в слепой зоне.

Грубое задержание, разбитое авто и уголовное дело - не единственные проблемы парня. Сейчас Дима находится в Больнице скорой медицинской помощи. По его словам, у него черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, разрыв связок, перелом кисти и множественные гематомы по всему телу. Их 20-летний студент получил в процессе «воспитательной работы», которая проводилась в минских РУВД и в изоляторе на Окрестина.

- Все время, пока мы ехали в бусе, меня били ногами 2 - 3 человека, - возвращается к моменту задержания Дима. - Потом машина остановилась, девушку вывели, а дверь закрыли изнутри. Меня положили на спину, развели руки. Один из омоновцев бил по лицу. Когда я стал захлебываться от крови, меня перевернули и стали бить дубинкой по затылку. Не знаю почему, но я не терял сознание надолго - только временно «отключался». Так продолжалось минут 10. Затем мою девушку снова посадили в машину, и мы поехали во Фрунзенское РУВД. По пути омоновец наступал мне ногой на горло и говорил: «Дернешься - буду давить». А как не дергаться, если машина двигается?

Дима вспоминает, что во Фрунзенском РУВД уже было много человек, они лежали на асфальте. Парню так передавили руки хомутом, что кисти почернели. Позже он узнал, что на правой руке раздроблена кость.

- Я не выдержал и начал кричать, чтобы мне расслабили стяжку. Не сразу, но один из сотрудников взял нож и начал резать хомут. Делал он это не по направлению от руки, а прямо по ней, по коже и венам. Я чувствовал, что меня в прямом смысле режут, но мне было уже все равно: пусть отрезают палец, но только снимут эти путы.

Сейчас Дмитрий находится в больнице с различными травмами и гематомами

Сейчас Дмитрий находится в больнице с различными травмами и гематомами

«На девушку в области копчика сверху сел кто-то из якобы правоохранителей»

Затем пару отвели в спортивный зал, где уже находились 15 - 20 человек.

- Нас с девушкой поставили в позу: стоя на коленях, упираешься головой в пол, а руки связаны за спиной. Нецензурно предупредили: упадешь - побьем. На девушку в области копчика сверху сел «правоохранитель» - не знаю, кто из них. Она закричала, что ей больно и тяжело, но он приказал заткнуться и не двигаться. А сам в это время рылся в ее телефоне. Через несколько минут он встал, бросил телефон и раздавил его.

Потом парня повели давать показания:

- Меня отвели в какую-то комнату и положили на пол. Двое держали, один бил дубинкой по спине и ягодицам. Затем сказал: «Рассказывай, что было». Я рассказал - их моя версия не устроила. Опять побили. Через какое-то время я заорал: «Да что я должен сказать?» А он у меня спрашивает: «Ты не в курсе, что сбил двух сотрудников ОМОНа?» А я точно знаю, что никого не сбивал!

По словам Димы, минут через 30 после «конструктивного диалога» он сознался в том, чего не совершал. Что происходило дальше, парень помнит смутно:

- Снова били, затем отвезли в Центральное РУВД - опять объясняться. Там был сотрудник Следственного комитета и гаишники, которые утверждали, что я сбил их коллег. Видимо, они сами запутались, на кого я наехал - на них или на омоновцев.

Парень рассказывает, что после беседы с сотрудниками органов правопорядка его вывели во внутренний дворик Центрального РУВД. Там лицом вниз на голом бетонном полу лежали около 100 мужчин. Еще около 20 - в балаклавах и с дубинками - контролировали ситуацию.

- Меня тоже положили лицом вниз, душили, били по всему телу, много - в пах. Когда отстали, я заметил в полуметре от себя лужу. Дополз до нее, попил. В это время избивали 14-летнего парня, у которого в рюкзаке нашли молоток. На бетоне мы пролежали с часу ночи до утра. Было безумно холодно, а нас еще и обливали водой. Чтобы хоть немного согреться, мы, с разрешения надзирателей, приседали. Причем приседали все, включая тех, у кого были порваны связки, отбиты ноги и ягодицы.

Дима рассказывает, что в Центральном РУВД подписал протокол. Что в нем было написано, он не знает.

- Я видел, что делали с теми, кто отказывался ставить подпись. Их выводили и избивали так, что через 10 минут они были готовы сознаться в любых грехах. Читать, что написано в протоколе, не давали: просто тыкали пальцем, где расписываться.

Справка о телесных повреждениях после первоначального осмотра врача. В стационаре Диме выдали другую - более детальную. Фото: личный архив

Справка о телесных повреждениях после первоначального осмотра врача. В стационаре Диме выдали другую - более детальную. Фото: личный архив

«Еды и воды не давали, некоторые диабетики были почти без сознания»

Затем парня и еще 55 человек отвезли в изолятор на Окрестина.

- Посадили в камеру, где выгуливают задержанных, - там решетка вместо потолка. Еды и воды не давали. Я видел, как некоторые диабетики лежали почти без сознания. Когда сильно похолодало, мы легли на пол «елочкой» и так грелись друг о друга. И все ждали, когда же нас посадят в камеры, где будет хотя бы тепло. Под утро нам дали попить и покормили - принесли ведро рыбного месива, которое мы съели за считанные минуты.

Когда Дима, наконец, вышел из изолятора, его встретили волонтеры. Предложили еды, воды и плед.

- Я сразу поехал домой, позвонил девушке. Она была недоступна - значит, еще там. Ее выпустили только на следующий день. Она рассказала, что над ними не издевались, иногда даже разговаривали и выполняли просьбы. Потом отец отвез меня в больницу. Здесь полная травматология пациентов с Окрестина. Врачи нас поддерживают и очень хорошо относятся.

Теперь Дмитрий пытается привлечь к ответственности тех, кто его избил. Он снял побои и написал заявление в прокуратуру и Следственный комитет с просьбой привлечь к ответственности виновных лиц. Но данных о том, возбуждено ли по факту причинения ему телесных повреждений уголовное дело, пока нет.

Дмитрий просит: если вы видели, как 11 августа на проспекте Победителей задержали водителя Nissan Terrano, свяжитесь с ним по телефону: +375 29 714-77-88.

КОМПЕТЕНТНО

- В отношении наличия или отсутствия в действиях Дмитрия состава преступления, предусмотренного ст. 363 УК, выводы делать рано. Следствие только началось, - отмечает адвокат Дмитрия Ходоровского Алексей Петрович Криволапов. - Однако у меня имеется видеозапись момента остановки автомобиля и стрельбы по нему. Она не позволяет даже предположить возможность совершения им действий, хотя бы отдаленно напоминающих сопротивление. Дмитрий ни на кого не наезжал, не сбивал, машину не покидал. Я не сомневаюсь, что парень правдиво изложил произошедшее.

А по поводу того, что он остановился по требованию сотрудника ГАИ и подвергся обстрелу из огнестрельного оружия неизвестным лицом, а также страшный рассказ о том, что Дмитрий пережил в дальнейшем и как он выглядит сейчас - в голове не укладывается, что такое может происходить в центре Европы. Если все произошедшее - это меньший повод для возбуждения дела по ряду должностных преступлений и преступлений против личности, чем за сопротивление, то мне как адвокату и гражданину не удается найти этому объяснение. Надеюсь на объективное и всестороннее расследование дела.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Зэки оказались намного человечнее ОМОНа»: задержанный во время протестов в Минске - о побоях и тюрьме

Евгений не участвовал в протестах, он гулял в парке у озера с отцом. Но его все равно схватили и бить начали прямо при отце (подробнее...)

«Осколком гранаты пробило легкое, лопнули барабанные перепонки»: рассказ мужчины с фотографии белорусских протестов, которая облетела интернет

Роман Зайцев попал в реанимацию после митинга 9 августа. Фотографию, где он лежит на траве весь в крови, перепечатывали разные медиа (подробнее...)