Общество

«Нас как будто изнасиловали, избили и сказали – что, не нравится?»: эмоциональная встреча избирателей с депутатом Геннадием Давыдько

Председатель Постоянной комиссии по правам человека, национальным отношениям и СМИ Геннадий Давыдько встретился со своими избирателями. Было и о насилии и о выборах. И обязательно прочитайте речь отца пятерых дочерей
Надо признать, что Геннадий Давыдько стойко держался 2,5 часа в зале. где за него практически никто не голосовал.

Надо признать, что Геннадий Давыдько стойко держался 2,5 часа в зале. где за него практически никто не голосовал.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В четверг, 28 августа вечером обстановка в библиотеке имени Купалы была жаркой во всех смыслах. Оказалось, в просторном читальном зале открывается только одно небольшое окно, а все остальные – глухие. Людей же, желающих пообщаться с депутатом оказалось столько, что вскоре дышать стало нечем. И все же это не помешало выдержать 2,5 часа очень эмоционального диалога с представителем власти.

В зале было очень жарко - в прямом и переносном смысле.

В зале было очень жарко - в прямом и переносном смысле.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В самом начале Геннадий Давыдько сказал, что знает о том, что итогом встречи будет старт процедуры о его отзыве как депутата Палаты представителей. Так что, может, и смысла нет разговаривать, а просто сразу вручить ему «черную метку». Но народ был решительно настроен высказаться и услышать ответы.

Читальный зал библиотеки был заполнен полностью.

Читальный зал библиотеки был заполнен полностью.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Основных тем было три - фальсификации на президентских выборах, насилие со стороны силовиков в первые дни после выборов и созыв внеочередной сессии парламента, чтобы дать оценку происходящему в стране.

По поводу последнего вопроса удалось договориться быстро – Геннадий Давыдько подтвердил, что будет инициировать внеочередную сессию Палаты представителей. А вот по остальным темам разговор получился очень жесткий, временами срывался на крик с обеих сторон. И даже показалось, что в глазах у Геннадия Давыдько, в прошлом актера, блестели совсем не театральные слезы.

Геннадий Давыдько показывает листовку, которую ему кинули в почтовый ящик.

Геннадий Давыдько показывает листовку, которую ему кинули в почтовый ящик.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Среди присутствующих были пострадавшие на акциях протеста, а также их родные. В первом ряду сидел Станислав с загипсованной ногой и костылями. Он рассказал, как его задержал ОМОНа, как избивал, облил голову краской и вытер ею бок автозака. Рассказывал он эту историю почти безэмоционально, в полной тишине зала и оттого звучала она еще более трагично.

Встреча была очень эмоциональной.

Встреча была очень эмоциональной.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Примите мои извинения и сочувствие. Работники МВД, которые проводили эти бесчинства, должны быть приговорены в рамках законодательства, - сокрушенно сказал Геннадий Давыдько. - Кто отдавал им приказ, я не знаю, надо расследовать. Но пока хоть один вопрос по этому поводу будет оставаться в обществе, согласия не будет. Это, возможно, даже важнее выборов. Имеют ли они после того, что было, оставаться в органах? Не имеют.

Люди подняли руки, поддержав объявленную повестку встречи.

Люди подняли руки, поддержав объявленную повестку встречи.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Однако люди не дали ему договорить и загудели.

- Мы, парламентарии, занимаемся законодательством. Мы не имеем контролирующих функций и не имеем права вмешиваться. Создана межведомственная комиссия, в которую вошли представители СК, МВД, прокуратуры, судебной экспертизы. Это большая группа, которая будет рассматривать заявки тех, кто пострадал от насилия и его видел. Я думаю, будет большой процесс. А наша комиссия по правам человека, национальным отношениям и СМИ здесь ни при чем.

Избиратели говорят, что у них есть веские причины не верить в честность президентских выборов.

Избиратели говорят, что у них есть веские причины не верить в честность президентских выборов.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

К микрофону один за одним выходили независимые наблюдатели и говорили о многочисленных нарушениях на их участках, о том, как их забирал ОМОН, а вечером, после окончания голосования не вывешивали итоговые протоколы.

Геннадия Давыдько прямо спросили – считает ли он, что Александр Лукашенко набрал 80% на этих выборах.

- Я считаю, что Лукашенко победил.

- Нет, ответьте на вопрос: вы считаете, что она набрал 80,26% голосов избирателей?

- Я не могу считать. У меня есть свои ощущения. Когда я встречался по всей стране с людьми, 60% было точно за Лукашенко. В Минске, может, было и 50, и даже 40%. Я доверяю ЦИК.

Этот ответ встретили свистом.

- Но вы же на личном приеме во вторник сказали мне, что тоже ощущаете какую-то «мульку» на голосовании, - не отставала юрист Марина с микрофоном. – Что 80%, наверное, многовато.

- Да, я это подтверждаю.

Вопросы были порой очень жесткие.

Вопросы были порой очень жесткие.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Если вы ощутили, что была какая-то «мулька», не захотели ли вы как депутат выяснить, была ли эта «мулька» на самом деле или вам показалось?

- Я опросил членов комиссий, которые одновременно являются членами общественного объединения Белая Русь. Мне они все сказали, что на их участках фальсификаций не было.

- Почему же вы не опросили хотя бы независимых наблюдателей своего округа, если вы видите, что общество бурлит?

- Мне достаточно было опросить людей, которых я считаю честными. Что касается независимых наблюдателей – они были бы недовольны по-любому. Даже если бы и было 60%.

- У нас есть очень серьезные основания полагать, что наши голоса посчитали нечестно, и нам это болит – выразила мнение многих в зале одна из участниц встречи Дарья.

- Это очень плохо, - согласился Геннадий Давыдько.

- Да, очень плохо! Мы не хотим разваливать страну, не хотим никакой гражданской войны. Но мы не хотим еще пять лет жить с человеком, которого – и у нас есть серьезные основания полагать это – мы не выбирали.

- Если убрать эмоции, фальсификации – это крайне плохо. Но вы имеете право настаивать на том, чтобы были перевыборы, - ответил Давыдько.

- Так мы на том и настаиваем! – возмутились присутствующие.

- Но для этого должна быть спокойная атмосфера в стране. Единственный вариант сохранить сейчас независимость – подготовить новые выборы с президентом Лукашенко. Вы прекрасно понимаете, что Тихановская - не лидер, за ней стоят люди.

- Так это мы, белорусы! – закричали в зале.

Выступление отца пятерых дочерей Юрия Кармановича не оставило никого равнодушным.

Выступление отца пятерых дочерей Юрия Кармановича не оставило никого равнодушным.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Спросили люди о том, как относится Геннадий Давыдько к гонениям по поводу бело-красно-белого флага.

- Если флаг ценит хотя бы один человек, то этот флаг нельзя шельмовать. Под любым флагом убивали. Из чего угодно можно сделать и святое, и позорное. Полицаи с этим флагом убили троих моих родственников, а семерых расстрелял НКВД под другим флагом. Все совсем не просто. Да, под бело-красно-белым флагом были разные люди, но меня этот флаг не пугает, - неожиданно сказал Геннадий Давыдько.

Задали вопрос и по поводу его отношения к ситуации вокруг Купаловского театра, из которого в знак протеста уволилась практически вся труппа. Ведь для Геннадия Давыдько он в какой-то степени тоже родной – он был актером до того, как решил уйти в большую политику.

- Жаль, что артисты Купаловского стали жертвами политических интриг. Я скорблю. И надеюсь, что они все еще вернутся.

Практически в конце встречи слово взял отец пятерых детей, и его выступление оказалось самым проникновенным:

- Знаете, у меня возникло чувство, что нас изнасиловали, - сказал он. – На улицы вышел народ, который почувствовал эту боль. Мои дети уже три дня плачут и говорят – если этот режим останется, мы не будем жить в этой стране. У всех у нас чувство, что нас изнасиловали, потом избили и сказали еще – ну что, не нравится? Когда насилуют человеческую душу – это опасно. Я недавно прочитал в Библии, что, когда насилуют твою душу, нужно кричать. И мы, народ, просто кричим сейчас от этой боли, Геннадий. Я хочу, чтобы вы это услышали. У нас нет оружия – у нас есть только голос. Как сказала Светлана Алексиевич, мы должны победить духом. Но самое главное – мы становимся другими. Вот я не знал никого в этом зале, а теперь знаю Марину, Лешу, других людей. Мы – народ. Мы не политики, мы обычные люди. Я родился и прожил 55 лет в этом районе Минска, у меня пять дочерей. У нас лучшая семья года, я защищал свой район. А теперь дочери боятся выходить на улицу, у нас больше нет безопасной среды, которой мы гордились. Я каждый день преодолеваю этот страх. Каждый день просыпаюсь с чувством – лучше бы не открывать глаза. Даже на работе не был две недели уже – не работают мозги делать бизнес. И у меня такое чувство, что вы это понимаете, Геннадий. Мы как избиратели - тело, которое изнасиловали. А вы голова. Защитите нас! Чтобы это изнасилование было признано и осуждено. Ведь лидер – не тот, кто имеет власть, а тот, кто умеет признавать свои ошибки, как бы трудно это ни было. Мы же образованные люди, мы не лохи, ездим по всему миру. А смотрим на нашу власть – как будто она находится с нами в каком-то параллельном мире.

- Знаете, я люблю спать, но в последнее время не люблю просыпаться, потому что ощущение, что в семье кто-то умер. Ощущение большой утраты. Я пытаюсь разобраться в том, что происходит. Ваше выступление очень дорого для меня. Спасибо большое, - сказал Геннадий Давыдько. И зал, наверное, впервые ему аплодировал.

Несколько раз нам казалось, что в глазах Геннадия Давыдько слезы.

Несколько раз нам казалось, что в глазах Геннадия Давыдько слезы.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В завершение встречи так и не произошло то, чего он боялся. «Черную метку» депутату не вручили. Возможно, поверили, что действительно может что-то изменить, чтобы власть услышала большую часть своего общества. Посмотрим.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Священник из Бреста: «Наркоманы, тунеядцы, проститутки, уголовники, отщепенцы – мои люди». Отец Игорь разговаривает с протестующими, утешает родственников задержанных, поддерживает волонтеров около СИЗО и ИВС. Прокуратура за это сделала ему предупреждение

Правозащитники собрали показания 450 избитых на протестах в Беларуси и обратились в ООН. За две недели протестов по всей стране были задержаны больше 6 тысяч человек