Политика

Экс-посол в Словакии Игорь Лещеня вернулся в Беларусь: «Если бы белорусы не почувствовали себя обманутыми, и сотня политтехнологов не заставила бы их выйти»

Игорь Лещеня - один из немногих дипломатов, который публично озвучил свою позицию о ситуации в стране после выборов. Несколько дней назад дипломат вернулся в Беларусь
Несколько дней назад Игорь Александрович вернулся в Беларусь. Фото: кадр из видео.

Несколько дней назад Игорь Александрович вернулся в Беларусь. Фото: кадр из видео.

Один из самых опытных белорусских дипломатов Игорь Лещеня 26 августа был отстранен от должности чрезвычайного и полномочного посла Беларуси в Словакии. Он находился на дипломатической службе 29 лет, в свое время был помощником президента Беларуси. Заявление об отставке Игорь Лещеня подал после записи видеообращения, в котором поддержал мирные протесты. Еще через неделю дипломат записал второе обращение - в нем он призывал расследовать все известные случаи избиения и пыток мирных граждан со стороны силовиков.

- Я в Беларуси, я должен быть здесь, быть с Беларусью. К счастью, без всяких приключений добрался до страны, это тоже очень важно (ранее в интервью tut.by дипломат говорил, что опасается задержания на границе с Беларусью. - Авт.). Сейчас я бы хотел упомянуть момент, о котором раньше не говорил. Дело в том, что буквально на следующий день после моего видеообращения (речь о первом видеообращении. - Авт.) СМИ Словакии распространили заявление премьер-министра страны о том, что если Игорь Лещеня попросит политическоe убежищe, его необходимо предоставить. Но я сделал это заявление не для того, чтобы просить политическое убежище - я должен быть на Родине. Если кто-то видел в этом хитрые ходы, могут успокоиться.

«Демонстрации могут впечатлить меня, но не власть»

- Вы понимали последствия ваших заявлений. Прошло уже две недели, не пожалели об этом?

- Нет, не жалею. Это тот момент, когда то, что кажется иррациональным, сильнее всех доводов. Ты просто знаешь, что ты должен это сделать, ты должен что-то сказать. Если внимательно слушать мое первое видеообращение, можно увидеть, что оно очень аккуратное. Посол выступил против насилия, но посол не обвинил всех милиционеров в том, что они возрождают традиции НКВД. Он не поддержал тех, кто мог начать конфликт с милицией, он выступил за поддержку мирных демонстраций. Тем не менее я осознавал, что вверг себя и свою семью в достаточно рискованное «приключение». Все эти минусы - где работать, как работать, что будет потом - четко осознавались, вплоть до опасений за своих родных и близких. Но я сделал то, что должен был, и поэтому совесть моя чиста.

- Около двух недель вы наблюдали за событиями в Беларуси из Братиславы, сейчас вы в Минске. Как на месте ощущаете обстановку?

- Я уже несколько дней в Беларуси. Есть вопросы, связанные с моими родными, которые не терпят отлагательства. Сейчас я попытался перевести дыхание и спокойно посмотреть на то, что происходит. Подтверждаю мысль, которая, может быть, не так явно, но звучала в моих высказываниях: все произошедшее случилось, потому что был разрушен, а точнее, отсутствовал механизм обратной связи между властью и народом.

Конечно, я впечатлен, что через три недели после выборов может собираться двухсоттысячная демонстрация. Но эти демонстрации могут впечатлить меня, но не власть. Власть может впечатлить только реакция трудовых коллективов. Власть реагирует не на человека, вышедшего на улицу, а на рабочего в цеху, спрашивающего о товарище, который возвращался с ночной смены и «попал под раздачу».

В нынешней ситуации самая явная перспектива - это постепенное затухание протестов в Беларуси. На фоне затухающих протестов с помощью видеозаписей будут отслеживать и точечно выдергивать самых задиристых демонстрантов и организаторов. Все это может продолжаться до какой-нибудь болезненной провокации, которая придаст новое дыхание таким популярным в госСМИ понятиям, как «пятая колонна» и «цветная революция».

Необходим общенациональный диалог, диалог власти с пробудившимся гражданским обществом.

Игорь Лещеня находился на дипломатической службе 29 лет, в свое время был помощником президента Беларуси. Фото: slovakia.mfa.gov.by

Игорь Лещеня находился на дипломатической службе 29 лет, в свое время был помощником президента Беларуси. Фото: slovakia.mfa.gov.by

- Что вы думаете о Координационном совете, который создан в Беларуси?

- Идея о некоей структуре, которая могла бы представлять интересы протестующих в диалоге с властью, что называется, витала в воздухе. Даже из России Дмитрий Мазепин предлагал белорусам создать Комитет национального спасения.

Думаю, логично, что с предложением о Координационном совете выступила Светлана Тихановская. Но есть нюансы. Сама Тихановская, если я правильно понимаю из интервью, заявляет, что она не называет себя избранным президентом с учетом невозможности установить истинные результаты голосования. Она позиционируется как символ протеста и лидер протестного большинства. Но легитимность и известность тех, кто формировал этот совет, еще более шаткая. Тихановская говорила о выдвижении членов совета от организаций и объединений граждан. Но нынешний состав Координационного совета в большинстве своем состоит из лиц очень индивидуальной сферы деятельности. Они в полной мере не представляют даже бизнес и интеллигенцию. Там нет тех, за кем сейчас пойдет большинство. Там есть юристы, эксперты в узких сферах, представители избирательных штабов кандидатов в президенты, которые не удержались от соблазна войти в большую политику. Это, скорее, состав аналитического и организационного штаба при совете, а не самого совета. И это притом, что в его составе отсутствуют все кандидаты, которые приняли участие в президентской гонке.

Думаю, что в такой ситуации речь не идет о подаче заявок. Инициаторы создания совета должны сами обращаться к знаковым фигурам - например, к тому же академику Александру Геннадьевичу Мрочеку (бывший директор РНПЦ «Кардиология». - Авт.) с предложениями войти в его состав.

По количественному составу (70 человек) Координационный совет напоминает мне Великий Синедрион - высший орган власти и одновременно высший судебный институт иудеев времен господства Древнего Рима на Ближнем Востоке. Это интересный формат, это действительно возможность охватить все слои общества.

Убежден, что потенциал КС должен быть сохранен и использован. Но в итоге нужна представляющая более широкие круги населения платформа для диалога власти и гражданского общества. И этот диалог должен быть основан на разделяемых большинством белорусов базовых ценностях. Причем позитивная новость в том, что эти базовые ценности практически идентичны во всех заявления - в моих личных, в заявлениях представителей стачкомов, когда они были еще активны, в заявлениях Координационного совета. Власть должна разобраться со всеми случаями неадекватного поведения силовиков, должно быть публичное расследование, должны быть восстановлены на работе те, кого уволили за то, что они высказали свое возмущение насилием и отказались фальсифицировать выборы. И нужны все-таки новые выборы.

- Как думаете, власть готова к диалогу с Координационным советом? Многих членов КС вызывают в Следственный комитет на допрос.

- С нынешним составом КС власть диалог вести не будет. Если бы там было 70% представителей отраслей и предприятий, это было бы гарантия разговора.

Игорь Лещеня считает, что то, что сейчас происходит в Беларуси - это не Майдан.

Игорь Лещеня считает, что то, что сейчас происходит в Беларуси - это не Майдан.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«То, что сейчас происходит в Беларуси - это не Майдан»

- Как вы оцениваете реакцию Евросоюза на ситуацию в Беларуси? Может ли ЕС воздействовать на действия власти?

- Сам инструментарий воздействия Евросоюза на Беларусь довольно ограничен. ЕС объявил о персональных санкциях, но по большому счету это очень условные санкции. ЕС прошел стадию ареста мифических счетов - над чем совершенно обоснованно смеялась белорусская сторона. Наивно думать, что в конкретных банках есть счета на громкие фамилии. Конечно, есть базовые принципы, и я об этом говорил с премьер-министром Словакии как раз накануне первого саммита ЕС, посвященного обсуждению ситуации в Беларуси. Всем совершенно понятно, что ни в коем случае не должны вводиться экономические санкции - они бьют по людям. Роль ЕС символическая - морально-политическая поддержка или осуждение. Все остальные вещи не сильно работают.

- В последние время Александр Лукашенко все чаще говорит об изменении Конституции. Как думаете, это хороший знак?

- Смотря для кого. Если говорить о тех, кто выходит на улицу, то для них это означает: «Ребята, подождите пару-тройку лет, успокойтесь - и все будет». Наверное, протестующих это не устроит. Здесь можно говорить о некой тенденции, которая была запущена властью еще несколько лет назад. Она существовала и существует, но не казалась на тот момент срочной. Сейчас актуальность этого вопроса повысилась, но временные рамки, в которые он должен быть решен, не изменились. Не менее двух лет глава государства озвучивает эту идею: должны быть перераспределены властные полномочия. Как я понимаю, эта тема как-то вызревала. И вызревала именно у власти.

- Если реакция ЕС ожидаема, то заявление Владимира Зеленского о том, что в Беларуси должны пройти новые выборы, прозвучало неожиданно. Почему Украина так отреагировала на ситуацию в Беларуси?

- Украина это воспринимает сквозь призму своего опыта. Если это учитывать, можно понять, почему Украина восприняла происходящее в Беларуси наиболее обостренно. Но то, что сейчас происходит в Беларуси - это не Майдан, эти события имеют совсем иную природу. Это не противостояние куда идти - на Запад или на Восток. В основе конфликта в Украине были геополитические мотивы. В Беларуси это уникальное выступление широких масс за свои элементарные политические права, которые по разным причинам ранее не были востребованы этими массами и не были для них так актуальны.

- Во втором видеообращении вы жестко осудили заявления министра обороны Виктора Хренина, который считает бело-красно-белый флаг знаменем фашизма на белорусских землях. И если протестующие будут осквернять священные места вроде стелы в Минске этими флагами, они будут иметь дело с армией…

- Основная мысль второго обращения состоит в том, что это дело престижа и национальной чести, и прежде всего для власти, - на национальном уровне и обязательно с представителями гражданского общества расследовать все эти сообщения о неадекватно жестоком обращении с задержанными на мирных протестах. Это самая больная тема для диалога власти и гражданского общества. В этой связи я также затронул тему заявления министра обороны Виктора Хренина - от него несколько шагов до того, чтобы объявить всех с бело-красно-белыми флагами пособниками фашистов и начать освобождать от них Беларусь.

Честно говоря, я был несколько удивлен масштабным использованием протестующими бело-красно-белых флагов. Допускаю, что для многих это некий протестный фешн, мода, которая через несколько месяцев вполне может пройти. Но самое главное - тема флагов стала одной из линий раскола общества. В этом смысле мой идеал политически активного белоруса, - и я видел такие случаи на видео из моего родного Жодино и из Минска, - это человек, который сшил вместе два флага и вышел с таким импровизированным знаменем, показывая, что флаги не должны разделять людей.

Давайте спросим не делающих различие между белорусским и украинским языками импортных ведущих белорусских телеканалов: под каким флагом армия Власова освобождала Прагу?

Если говорить о возникших на постсоветском пространстве государствах, то, наверное, нет такого исторического или созданного на основе исторической символики национального флага, который не пытались бы использовать пособники фашистов на оккупированных территориях.

Совершенно очевидно одно: как мухи - отдельно, котлеты - отдельно, так и навязывание «цветной революции» необходимо отделять от обусловленных целым рядом событий глубинных мотивов политической активности сотен тысяч людей. Если бы люди были довольны, если бы они не чувствовали себя обманутыми, все разведки мира вместе взятые, все политтехнологи проели бы все свои фонды и ничего не смогли бы сделать.

Игорь Лещеня также был послом Беларуси в Израиле. Фото: личный архив.

Игорь Лещеня также был послом Беларуси в Израиле. Фото: личный архив.

- Игорь Александрович, чем планируете заниматься дальше?

- Сейчас я приехал домой, в Беларусь, перевел дыхание, попытался спокойно понять, что происходит. Это довольно трудно - не легче, чем разбираться в ситуации из Братиславы, как оказалось. Ну, а дальше буду смотреть. Конечно, буду начинать новую жизнь, буду искать работу. Пока у меня 75 дней неиспользованного отпуска, поэтому могу себе позволить какое-то время не думать о хлебе насущном.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Посол Беларуси в Словакии: На одной из фотографий месива из синяков и кровоподтеков мы опознали одноклассника моей дочери, который никогда не числился в смутьянах.

Дипломат выступил в поддержку белорусов, вышедших на мирные протесты (подробности).

Белорусского посла в Словакии Лещеню, который поддержал мирных протестующих, освободили от должности.

Решение об отставке действующего посла принял Александр Лукашенко (подробности).