Минск

«Призывала продолжать шествие». Журналистку «Комсомолки» Марию Элешевич, которая работала на митинге студентов, обвиняют в участии в нем

Мария и еще двое журналистов «Комсомолки - Святослава Зоркого и Никиту Недоверкова - задержали для проверки аккредитации 1 сентября в 17 часов
В Минске судят журналистку «КП» Марию Элешевич за участие в несанкционированном митинге.

В Минске судят журналистку «КП» Марию Элешевич за участие в несанкционированном митинге.

Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

Дела журналистов, которые были задержаны 1 сентября в центре города, в среду, 2 сентября, рассматривают в суде Октябрьского района. Процесс начался примерно в 15.30 - к этому времени корреспонденты уже почти сутки находились в здании РУВД Октябрьского района Минска. Ночевали журналисты в актовом зале.

Журналистов «Комсомолки» задержали около 17 часов 1 сентября - они работали на студенческой акции протеста, были обозначены бейджами, Святослав Зоркий (это псевдоним, настоящее имя - Сергей Щёголев) и Никита Недоверков (Дуболеко) были в жилетках с надписью «Пресса». Напомним, журналисты имеют право присутствовать на акциях, независимо от того, санкционирована она или нет, и передавать оттуда информацию. Также в тот вечер были задержаны журналисты tut.by Надежда Калинина и Алексей Судников и журналист БелаПАН Андрей Шавлюга. Несколько часов коллеги не могли узнать, где они находятся. На каком основании были задержаны журналисты, никто не объяснял.

Всю ночь они провели в РУВД. В отношении всех шестерых журналистов были составлены протоколы по статье 23.34 «Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий». Когда начнется суд по делам Святослава Зоркого и Никиты Недоверкова, пока неизвестно - протоколы отправили на доработку в РУВД.

Марию в суд не привезли - с ней, находящейся в РУВД, связались по скайпу. В протоколе, который зачитала судья Ольга Неборская, сказано, что Мария приняла участие в уличном шествии без разрешения, призывала участников шествия продолжать несанкционированное мероприятие. Журналистка свою вину не признает - говорит, что выполняла редакционное задание и ни к чему участников шествия не призывала.

- Я была обозначена бейджем - он был заметен. Сотрудник ОМОН, который задерживал меня вместе с коллегами, сказал - пройдемте в автобус для проверки аккредитации. То есть ко мне подходили не как к участнику митинга, а как к журналисту. Сотрудники ОМОН сказали, что им поступил документ забрать журналистов и проверить аккредитацию. Один из сотрудников милиции в микроавтобусе записывал все на видеокамеру.

Мария рассказывает, что почти всегда, когда это было возможно, находилась в стороне от толпы.

Уже в РУВД задержанным журналистам на протяжении трех часов говорили, что у них проверяют аккредитацию, запрашивают информацию в разных ведомствах.

- Потом сказали, что составляют протокол. Почему - не объяснялось.

«Это равнозначно тому, что задержали бы милиционеров, которые тоже находятся на акции»

В суде выступила свидетель Наталья Галезник - генеральный директор ЗАО «БелКП-ПРЕСС», которое издает «КП». Она рассказала, что у Марии Элешевич было нескольких редакционных заданий, в тот день она должна была написать два текста, в том числе и о студенческой акции.

- Мне известно, что моих сотрудников задержали, препятствуют производственному процессу. Эти люди незаменимы, у нас небольшой штат. Мы не можем добиться, почему их ночь держали в РУВД, - говорит Наталья Галезник. - Они не участвуют в акциях, они работают на них. Это равнозначно тому, что задержали бы милиционеров, которые тоже находятся на акции.

Свидетель обратила внимание на слова министра внутренних дел Юрия Караева о том, что силовики не должны трогать журналистов.

- Мы находимся в недоумении, как отправлять людей работать. Насчет обвинений - Мария является опытнейшим сотрудником, она более чем уравновешенный человек, и я убеждена, что никаких противоправных действий ей не совершалось. Она ни к чему не призывала, я уверена, что ее невозможно спутать с участниками митинга.

Еще один свидетель, студентка Елизавета Хадаковская около 17 часов тоже была на улице Кирова - говорит, проходила мимо. Елизавета рассказывает, что, когда начались задержания студентов, журналисты старались находиться вдалеке от толпы.

- Журналисты были вдалеке от основных столкновений. Они даже не держались вместе. На всех были синие жилеты, на некоторых было видно наличие бейджа. Они не лезли с камерами к сотрудникам или протестующим.

В суде допросили ненастоящего свидетеля?

По скайпу допрашивают свидетеля, который представился Александром Ковалевым, сотрудником ОМОНа. Он говорит очень неразборчиво, на вопросы отвечает странно.

- Ваше место жительства? - задает судья стандартный вопрос.

- Город Минск, - отвечает свидетель. Свою должность он так и не назвал. На лице мужчины - маска, видны только глаза.

Адвокат Марии Андрей Мочалов усомнился в том, что человек, который дает показания - это действительно Александр Ковалев.

- Я уже сталкивался с этим человеком в других процессах, он известен тем, что может одновременно быть в нескольких частях города - пояснял, что был одновременно в Малиновке и на Каменной горке. Я прошу вас представиться и снять маску.

Человек на экране замешкался, но маску не снял. На помощь пришли сотрудники РУВД, которые сказали, что его личность удостоверена. Адвокат отметил, что перед ним не только ненастоящий Ковалев - в протоколе указан несуществующий адрес, по которому Ковалев якобы живет.

- Здесь сказано, что он живет по адресу улица Героев 120-й дивизии, 43 - такого дома в Минске нет.

Суд объявил перерыв, чтобы выяснить личность свидетеля.

«Маску снимать не буду - опасаюсь угроз, которые поступают сотрудникам ОМОН»

После перерыва суд стал допрашивать уже другого свидетеля, который назвался Сергеем Игнатьевым, сотрудником ОМОН. Этот человек тоже находится в черной балаклаве с прорезями для глаз. Сотрудница РУВД сказала, что удостоверения у этого человека с собой нет, при этом его личность в милиции подтверждают.

- Это наш сотрудник, я его лично знаю! - говорит сотрудница РУВД.

Паспорт свидетеля суду не предоставили.

- Такого понятия, как секретный свидетель, не существует. Я подозреваю, что это тот же человек, который ранее представлялся Ковалевым, - говорит адвокат Андрей Мочалов. - Можете ли вы снять вашу маску?

- Я опасаюсь угроз, которые поступают сотрудникам ОМОНа, их семьям и детям, - отказался свидетель. Суд возражать не стал.

Игнатьев рассказал, что в 16.50 задерживал журналистов возле стадиона «Динамо». Их бейджи он видел.

- Данные граждане, когда шли в толпе, призывали студентов и других участников не расходиться и продолжать мероприятие.

По словам свидетеля, Мария тоже призывала «продолжать несанкционированное массовое мероприятие». После нескольких уточняющих вопросов адвоката мужчина в маске назвал примерные цитаты:

- Говорила: «Люди, продолжайте, идите вперед, не расходитесь». Журналисты шли впереди колонны по улицам Интернациональная, проспект Независимости, Немига, Городской вал.

При этом задержали Марию, по словам свидетеля, на улице Кирова, 8. После уточнения журналистки о том, что в микроавтобус ее отвели по другому адресу, мужчина показания поменял.

В 17.40 суд удалился для принятия решения. В результате дело вернули в РУВД на доработку.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Призывал идти в центр, добиваться своих прав и свобод». Видеооператора белорусской «Комсомолки» Никиту Недоверкова судят за участие в акции, на которой он работал

В суде выступают свидетели в балаклавах - адвокат считает, что уже третий неизвестный человек называет себя сотрудником ОМОНа по фамилии Ковалев (подробнее)

«Я никогда не общаюсь с протестующими и участниками акций». Фотографа «Комсомолки» задержали во время работы на акции и обвиняют в координации толпы

Свидетели из ОМОН не запомнили о задержанном Святославе Зорком ничего, кроме синей жилетки с надписью «Пресса» (подробнее)