Общество

«Человек в воде махал руками и подавал сигнал о помощи». Сотрудников ОСВОД судят за неповиновение сотрудникам ОМОН

Спасатель вытащил из воды человека в 50 метрах от берега и доставил его на станцию, чтобы пострадавшему помогли врачи. Оказалось, таким образом работник ОСВОД нарушил закон
Спасателей задержали вечером 6 сентября

Спасателей задержали вечером 6 сентября

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Днем 9 сентября в суде Центрального района начались процессы по делам восьми задержанных спасателей ОСВОД. Их задержали вечером 6 сентября после того, как спасатели вытащили из воды людей, которые прыгнули в Комсомольское озеро, убегая после протестной акции от силовиков. Двое суток родственники искали своих близких по изоляторам и РУВД. 9 сентября суд назначил эти дела к рассмотрению.

Родные сотрудников ОСВОД несколько дней дежурят на Окрестина.

Родные сотрудников ОСВОД несколько дней дежурят на Окрестина.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Нам сказали по секрету, что Петр в 24-й камере, с ним все хорошо, - рассказывает в коридоре суда родственница Петра Третьякова, начальника спасательной станции «Заславль-2». - Да, нам еще сказали, мол, их не бьют, не волнуйтесь, - подключается Сергей, двоюродный брат спасателя Ивана Юрского. – То есть мы должны успокоиться, выдохнуть и кого-то, наверное, поблагодарить за то, что наших родственников задержали на работе и теперь не бьют?

В 15.30 начался суд по административному делу Петра Третьякова, начальника спасательной станции «Заславль-2». Ему 41 год, начальником станции Петр работает 5 лет. Свидетель из ОМОН будет выступать в суде по скайпу.

Люди возмущены фактом задержания работников ОСВОД.

Люди возмущены фактом задержания работников ОСВОД.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Я могу тоже из своего кабинета по видеосвязи выступить? У всех участников процесса должны быть равные условия, - говорит адвокат Петра Третьякова Инесса Оленская. Она попросила приобщить к материалам дела ходатайство профсоюзной организации ОСВОД с просьбой не привлекать спасателя к административной ответственности, особенно в виде ареста, чтобы он дальше мог выполнять свои обязанности по спасению и охране

В протоколе сказано, что в 18.25 Петр Третьяков не отреагировал на неоднократные законные требования сотрудников милиции причалить к берегу и передать милиции людей, которые были на борту.

«Он категорически отказался это делать, проигнорировал ясно выраженное требование и отправился на противоположный берег реки Свислочь, тем самым оказал неповиновение законному требованию и совершил правонарушение по статье 23.4 КоАП».

«Когда вытягиваешь человека, по сторонам не смотришь, и не слушаешь, кто что говорит»

Петр Третьяков свою вину не признает. Он рассказывает, что в это время был вместе с мотористом на катере «Прогресс». Во время массовых мероприятий в городе у спасателей ОСВОД – усиление.

- Мы заметили, что два катера с акватории направились в сторону фонтана в район напротив гостиницы «Виктория». Они находились на расстоянии 50-70 метров от берега и перемещались от одного потерпевшего к другому. Чтобы не мешать остальным катерам двигаться, мы с краю забрали одного потерпевшего – он нам махал руками и подавал сигнал о помощи. Человек погружался в воду, потом всплывал. Всего в воде было около 7-8 человек.

8 августа к спасательной станции пришли девушки с венками и плакатами.

8 августа к спасательной станции пришли девушки с венками и плакатами.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Петр не видел, как именно люди попали в воду. Человек, которого он спас в 50-70 метрах от берега, тоже ничего не объяснял.

- У меня не было времени разговаривать, я надел на него жилет и мы отправились на станцию для оказания медицинской помощи. Мы сильно не рассматривали, откуда он мог попасть в воду. Я хотел быстрее доставить человека медикам и вернуться на это место, убедиться, что никого в воде не осталось.

Никаких требований сотрудников ОМОН с берега спасатель не слышал.

- Когда вытягиваешь человека, по сторонам не смотришь, и не слушаешь, кто что говорит. На спасательной станции дежурят всегда медики, там могли вызвать скорую помощь. Мы должны ему дать горячее питье, обогреть, высушить, предоставить одежду сменную, и, если надо, вызвать скорую помощь.

Девушки пустили на воду бумажные кораблики и венки.

Девушки пустили на воду бумажные кораблики и венки.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

На катере на полном ходу спасатели шли до спасательной станции одну-две минуты. Скоро там появились и милиционеры.

- Сотрудник ОМОН в маске и с остальной атрибутикой зачитал фамилии, кому нужно пройти в автозак. Сказали, что задерживают для объяснения обстоятельств – каких, не знаю. Удостоверений никто из сотрудников ОМОН не предъявлял, не представлялся.

- По должностным инструкциям имеете ли вы право везти потерпевшего в какое-то иное место, кроме спасательной станции?- уточняет адвокат.

- Нет, не имею.

В суде выступает свидетель из ОМОН с измененным именем

Другая версия у свидетеля из ОМОН. Мужчина представился Дмитриевым Дмитрием Дмитриевичем, милиционером ОМОН. Он выступает по скайпу, номер его удостоверения заканчивается на цифры 42. Адвокату известно, что его настоящее имя засекречено. При том, что в административных процессах такого понятия, как секретный свидетель, нет.

- Около 6 часов вечера нами была предпринята попытка задержания людей в районе проспекта Победителей, 57. Они пошли в сторону реки Свислочь. У нас была темно-зеленая форма, на голове балаклавы.

По словам свидетеля, в воду в тот момент прыгнули 20-30 человек. Дмитрий видел, что в лодку «Прогресс» спасатели забрали 15 человек (это противоречит характеристикам катера, Петр Третьяков утверждает, что в лодку помещается только 5 человек).

- Мы требовали вернуться к берегу для дальнейшего разбирательства. Гражданам разъяснялось, что они нарушают законодательство, они будут задержаны и доставлены в Центральное РУВД. Люди отплывали от берега, мы требовали, чтобы они вернулись. Около 18.30 на водной глади появились два катера, в которых были люди, одетые в жилеты с надписью ОСВОД.

Дмитрий Дмитриев утверждает, что он и его коллеги требовали у сотрудников ОСВОД передать им людей, которых спасатели вытащили из воды и уверен, что требования были услышаны. Рупора у сотрудников милиции не было.

- Не выполнив наши требования, они направились к спасательной станции. Я считаю, что они нас слышали, так как расстояние было около 10 метров, эти требования мы высказывали довольно громко.

Отвечая на вопросы адвоката, свидетель заявил, что Третьяков был одет в синюю форму с надписью ОСВОД. Сам Третьяков говорит, что на нем был зеленый прорезиненный плащ.

- Почему вы не отправились в воду вслед за людьми, которые прыгнули в Свислочь, если утверждаете, что все это происходило в 10 метрах от берега? – уточняет у свидетеля адвокат Инесса Оленская.

- Так как при себе имелись спецсредства.

- Откуда вам при задержании стала известна фамилия Третьякова?

- Кем принят такой приказ о том, что вы должны скрывать свои данные? – спрашивает адвокат и уточняет, что в протоколе написана одна фамилия свидетеля (Дмитров), в суде он назвал другую (Дмитриев).

- По данному вопросу вы можете обратиться в пресс-службу ГУВД Мингорисполкома, - отвечает свидетель и тут же поправляется, называет себя Дмитровым.

У Петра Третьякова к сотруднику ОМОН только один вопрос.

- Почему вы врете? С 5-10 метров можно было заметить мой зеленый плащ. Жилет находился под плащом, его нельзя было заметить.

«Дело сфальсифицировано, люди, которые в этом участвовали, должны извиниться»

Адвокат попросила прекратить дело и назвала его сфальсифицированным.

- Я не знаю, как назвать это дело, но каждый день сталкиваешься с новыми нелепостями. Человек много лет отлично выполняет свою работу, на хорошем счету. Он выполнял свою работу, спасал человека, находился в 50 метрах от берега (ближе ложка не могла подойти – там мелко), не слышал никаких распоряжений – там еще играла музыка, она заглушала протестующих.

Защитник сомневается, что человек, который задерживал Третьякова, представился и показал свое удостоверение.

- Непонятно, откуда взялся этот свидетель и почему мой подзащитный оказался на Окрестина, выполняя свою работу. Считаю, что любой человек, который связан с правом, должен дать этим фактам свою вину оценку. Доказательства полностью сфальсифицированы. Все это дело сфальсифицировано. Люди, которые в этом участвовали, должны извиниться и исправить свои неправомерные действия. Если мы будем людей задерживать за то, что люди выполняют свою работу – я не знаю, куда мы дойдем и что мы будем дальше делать. Это просто страшно, у меня все.

В суде объявили перерыв. Напомним, если с момента задержания истекло 72 часа, людей из изоляторов должны отпустить. После перерыва судья вернула дело на доработку. Такое же решение вынесли по делу спасателя Алексея Бакумова. Мотористу Николаю Куприенко назначили штраф в 30 базовых. На 10-е сентября назначены слушания по делам Сергея Артюшевского и Ивана Юрского. Вечером 9-го всех сотрудников ОСВОД освободили из изолятора на Окрестина.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Они что – преступники, которых надо держать за решеткой?» Родственники задержанных спасателей ОСВОД второй день дежурят на Окрестина

В чем обвиняют спасателей и когда состоится суд – до сих пор неизвестно (читать далее)