Звезды

Белорусские крестьяне целыми деревнями давали клятву не пить, а их за это отправляли в ссылку

Узнали у исследователей, как отличали корчмы, где наливали пиво, от тех, где было только вино, почему наши прадеды не спивались в одиночку и почему в ВKЛ пьянели меньше, чем в годы, когда белорусские земли были в составе Российской империи
Дома крестьяне пили мало, ведь выпивка в традиционной деревне считалась социальным актом. Фото: rg.ru

Дома крестьяне пили мало, ведь выпивка в традиционной деревне считалась социальным актом. Фото: rg.ru

- Как наши предки рассматривали пьянство и почему, что называется, лезли в бутылку?

- По народным представлениям, это «хвароба над хваробамі», которую надо лечить, - отмечают кандидаты исторических наук Татьяна Кухаронак и Сергей Грунтов. - Почему белорусы пили? Тут ничего необычного с современной точки зрения: и крестьяне, и шляхта, часто обедневшая, видели в алкоголе средство спасения от проблем и неудач, способ уйти от негатива, бедности. Еще в народе считали: к пьянству подбивал черт или вели «сурокі» - сглаз. Полагали, что в состоянии опьянения люди наиболее подвластны нечистой силе.

Ну а в XIX веке повальное и неконтролируемое употребление алкоголя стало огромной проблемой. Водка была довольно доступной для крестьян, а еще до отмены крепостного права в 1861-м на их плечи возлагался фиксированный налог в пользу государства на продаваемый в ближайшей корчме алкоголь. Это означало, что семья оплачивала несколько литров водки в месяц, а пить ее или нет - их дело. Конечно, все выбирали «пить», вот пьянство и процветало.

Где пили предки, сегодня можно увидеть в музее под открытым небом под Минском – туда перевезли из Несвижского района сохранившуюся с ХІХ века корчму. Фото: wikipedia.org

Где пили предки, сегодня можно увидеть в музее под открытым небом под Минском – туда перевезли из Несвижского района сохранившуюся с ХІХ века корчму. Фото: wikipedia.org

Крестьяне пили в корчмах, а богатая шляхта - на пирах

- Корчмы и шинки - прообраз ресторанов и баров?

- Да, причем корчмы, известные на белорусских землях с XII века, были, что называется, в шаговой доступности. Товар туда поставляли с многочисленных винокурен на землях помещиков, которые поняли: производство спирта приносит больший доход, чем выращивание и продажа зерна на экспорт. Тем более внутренний рынок был стабильным. В сельской местности корчмы исчислялись тысячами, они были элементом культурного ландшафта. Вот как в своих путевых заметках 1910 года описывает литератор Ядвигин Ш. (Антон Левицкий) свой выезд из Вильно в сторону Ошмян: «Абапал тракту, як даўней - бярозы, так цяпер абселі дарогу тракціры, піўныя... Справа - Ліпскі, злева - Шопен (имеются в виду фамилии корчмарей. - Ред.); справа - Шопен, злева - Ліпскі, дый так усцяж... I стаяць гэтыя рассаднікі «культуры» гарадской, як на варце, як разінуўшаяся страшная звярына ляпа, каб не прапусціць, каб глынуць тую рэштку медзякоў падпіўшага селяніна».

- Даже удивительно: обычно крестьяне не спешили расставаться с наличными, а в корчме наверняка платили монетой…

- Выпивка у крестьян была, по сути, социальным актом, где важна компания. Потому в XIX веке корчмы чаще всего были забиты по воскресеньям, когда там замачивали покупки на ярмарках. Тогда же там делились новостями, спорили, веселились, танцевали, а нередко и дрались. Еще способствовало выпивке в корчмах то, что цена водки не менялась от того, берешь ты алкоголь с собой или пьешь на месте.

Пили, конечно, и дома, но чаще - по семейным и религиозным праздникам. И еще со времен Великого княжества Литовского и Речи Посполитой - только за общим столом. Да и сложно было уединиться с бутылкой в крестьянских хатах, где в одной комнате размещались и кухня, и столовая, и спальня.

- А насколько пьянство затрагивало другие социальные слои белорусов кроме крестьян?

- Пили мещане, чиновники, шляхта, священники - особенно униатские и православные пастыри. Скромными доходами и образом жизни пастыри мало чем отличались от своих прихожан, разделяя и их социальные болезни. Хотя костел и церковь не одобряли регулярной выпивки. Ну а богатейшие шляхтичи со времен Речи Посполитой и вовсе склонялись к несдержанности, избыточности, закатывая пиры, где ели и пили без меры, пока не падали замертво. Однако большая часть шляхты жила довольно бедно, мало отличаясь от зажиточных крестьян. В таких убогих дворах развлекались алкоголем да игрой в карты.

Такие плакаты о том, что пьянство связано с нечистой силой, распространяли в ХІХ веке на белорусских землях империи. Фото: wikipedia.org

Такие плакаты о том, что пьянство связано с нечистой силой, распространяли в ХІХ веке на белорусских землях империи. Фото: wikipedia.org

- Крестьяне за выпивкой шли в корчму, а городские жители шли на питейные улицы?

- Создавать анклавы в духе современных минских Зыбицкой или Октябрьской улиц не требовалось - эту функцию исполняли прилегающие к центральной площади закоулки с заведениями на любой вкус - от кофеен до ночных ресторанов с кабаре и номерами. Выбор алкоголя зависел от уровня заведения: от водки из местных винокурен до французского шампанского. А еще в XIX веке на выезде из любого города размещались большие заездные корчмы, выполняя еще и функцию гостиницы: комнаты - на мансардном этаже, большая конюшня, а половина здания - это зал, где ели и пили.

Медовуха, дубняк и сыта зависимости не вызывали

- Что пили самые бедные и самые богатые?

- Издревле белорусы употребляли питной мед - до середины XIX века его готовили местные винокурни. В 12-градусный напиток, который не вызывал зависимости, в разных регионах добавляли специи, соки, цедру лимона и апельсина. Еще из меда варили медок, медовуху, сыту - так, из пуда меда (16,38 кг) получалось 7 ведер 5 - 10-градусной медовухи. А выдержав питной мед в дубовой бочке, получали дубняк, близкий по вкусу полусладкому вину. Правда, самих виноградных вин у нас было мало.

Шляхта пила изготовленные прямо в имениях наливки, настойки, ликеры на основе водки с добавлением трав, меда, специй, ягод, сахара. Молодые компании предпочитали пунш, который пришел из Германии. Его конкурент покрепче - крупник, известный в Беларуси с XVIII века. Теплый напиток из водки, меда и специй в глиняном жбане под крышкой из теста подавали горячим сразу из печи, разливая, например, по маленьким фарфоровым чашкам. Кстати, со времен ВКЛ люди пили, но редко спивались зачастую потому, что употребляли алкоголь малой посудой. Плюс напитки были натуральные и шли под хорошую закуску.

- Неужели предки не жаловали крепкие напитки?

- Отнюдь. По душе шляхте были зубровка и старка, которая получалась после нескольких лет выдержки спирта в дубовых бочках. Некоторые дворянские семьи закапывали их при рождении ребенка, чтобы открыть в день совершеннолетия или на свадьбу. Правда, была и ускоренная технология производства старки: в бочки добавляли листья дуба и яблони для аромата, сушеные груши для консистенции и чай для цвета.

Шляхта на своих застольях пила так, чтобы в итоге упасть замертво.

Шляхта на своих застольях пила так, чтобы в итоге упасть замертво.

- Сегодня для белорусов все эти напитки скорее диковинка, в отличие от водки…

- А ведь согласно исследованиям Захара Шибеко, ржаная водка («віно гарэлае») на белорусских землях упоминается с 1519 года - как раз тогда немцы начали производить шнапс. Шляхта пила водку крепостью 47 - 50о, крестьяне - послабее и более мутную.

До XVII века она была довольно дорогой, ведь речь шла о натуральном дистилляте. К первой половине XIX века в наши края пришла технология производства 96-градусного пищевого спирта, который разбавляли водой, - и так стали изготавливать водку. Кстати, получившиеся 40о крепости, считают специалисты, имели практический смысл: такой напиток не замерзал зимой при транспортировке и хранении. А когда к середине XIX века ведущей полевой культурой на белорусских землях стал картофель, гнать водку начали из него - менее мягкую и не такую приятную на вкус. Ну а с введением во время Первой мировой войны в 1914-м сухого закона в Беларуси случился бум самогоноварения.

- А что у предков было с распространенным сегодня пивным алкоголизмом?

- Белорусы всегда пили ячменное пиво. Чаще всего этот напиток варили с сентября-октября до 23 апреля (праздник Юрье). Но поскольку солод, хмель и зерно старого урожая к этому времени оставались не у всех, чаще последнее пиво делали в марте. Про «марцовае» пиво в 1895 году писал этнограф Николай Никифоровский, отмечая, что оно темнее и слаже обычного, лучше пенится.

Вообще, с пивом была одна проблема: напиток крепостью 3 - 5о быстро портился. Потому его варили прямо в корчмах и шинках. Существовала, кстати, система условных знаков, чтобы издалека узнать, какие напитки продают в заведении. Есть даже давняя пословица: «Вянец на віно, веха на піва, крыж на мёд». Пивная веха - это скрученный определенным образом пук соломы. «Ад вехі да вехі», от корчмы к корчме, считалось, ехали кучеры, которые были лучшими знатоками пива. На эту тему еще одна поговорка: «Дзе ксёндз ды фурманы п’юць, там лепшае піва».

А вот в городе хорошо пилось пиво в банях. В архивном документе конца ХVІІ века говорится, что члены Могилевского магистрата «за лазню, што готовили для нас, заплатили золотых один и осьмаков десять. Пива в лазни выпили гарцы три, заплатили осьмаков осьмнадцать». Для сравнения: за два осьмака продавали буханку самого качественного хлеба. А еще пиво специально варили к ярмаркам, которые в некоторых регионах так и назывались - «піва»: «Тры дні гулялі, госьці ў каждом доме. У нас - на Тройцу піва, у другіх - на Ушэсце піва», - говорили в Березинском районе Минщины.

Так выглядели королевские пиры XV века в Европе – на гравюре изображен праздник фазана 1454 года.

Так выглядели королевские пиры XV века в Европе – на гравюре изображен праздник фазана 1454 года.

- Что пили предки, мы разобрались, а вот чем закусывали?

- К пиву в корчмах предлагали сушеную рыбу или селедку, чтобы спровоцировать еще большую жажду и новый заказ пенного напитка. Любимой закуской были сало, а также хлеб с медом и соленым огурчиком или лучком. В принципе, водку без закуски стали пить только во время Первой мировой войны. А после Великой Отечественной это стало чуть ли не традицией при сельских магазинах. И это страшно увеличило алкоголизм.

- Кстати, а как поступали прежде с теми, кто перебрал? И что было с мерами профилактики?

- В XIX веке городских вытрезвителей не существовало. Буйных забирали городовые и отправляли за решетку. Но для большинства в городе и на селе вытрезвителем служила ближайшая обочина, канава или огород в теплый сезон и прохладные сени - в холодный.

Что касается профилактики, то лет 150 назад пьянство стали понимать как социальную проблему, которая вела семьи к обнищанию. Тогда повсеместно стали появляться общества трезвости, крестьяне целыми деревнями давали клятву не пить, а местные винокурни и кабаки массово закрывались. Но, как ни удивительно, такие действия крестьян квалифицировались как преступления в николаевской России. За отказ ежемесячно оплачивать алкоголь из корчмы против крестьян применяли полицейскую силу, а 780 человек из белорусских губерний сослали в Сибирь. Система, фактически обязывавшая деревню пить, была реформирована, когда с 1863 года ввели акцизы - выпивка стала делом добровольным. При этом число пивных заведений существенно выросло, а пьянство осталось социальной проблемой. И хотя в начале ХХ века уже целиком легально действовали десятки обществ трезвости, но погоды они уже не делали…

КСТАТИ

В корчме оставляли рюмку водки, чтобы вылечить лихорадку

Водка входит в символическую знаковую систему традиционной культуры.

Без нее не обходились дары колядовщикам и пасхальным волочобникам (говорили: «Кварту гарэлкі, сыр на талеркі»), другие календарные праздники. Почти все земледельческие обряды требовали широкого разгула, веселья и богатых столов с водкой. Люди проводили прямую зависимость успеха дела от обилия выпивки в его начале. Не зря в таких случаях говорили даже незнакомцам: «Хадзіце, выпіце чарку, каб жыта вялося», «Як вып’еш, так і адмочыць - піце, каб усходы былі часцейшыя і гусцейшыя».

В свадебной обрядности с водкой связаны запоины, сватанье, куда без бутылки не шли. Подкрашивали в красный цвет или солодили «гарэліцу», если невеста была девственницей. Пили водку и при постройке хаты - после первых трех венцов бревен, после закладывания перекладины-«маціцы», на которой держится крыша, и на новоселье. Отсюда живая поныне психологическая мотивировка необходимости пира и алкоголя в праздник: «Без гарэлкі і свята не свята».

«Гарэлка» входила в лечебный арсенал при лихорадке. Кстати, для этой болезни, которую сравнивали со старухой, заказывали даже отдельную чарку в корчме со словами «Сюды мая цётка зараз прыйдзе, то гэтую гарэлку вып’е». После похорон покойнику лили водку на скатерть или на могилу со словами «Хадзі, выпі чарачку гарэлкі», а на поминках ставили ему отдельную чарку.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

На Полесье были партнерские роды, а на Витебщине мальчикам пуповину перебивали камнями

«Комсомолка» расспросила авторитетного этнолога о том, чего остерегались белоруски во время беременности, почему девушкам, оказавшимся в доме роженицы, приходилось набирать в рот воды и как определяли пол ребенка без УЗИполтора века назад (читать далее)

Наши предки верили: если 1 января первым гостем будет мужчина - к удаче, а елкам предпочитали еловые ветки

О том, почему наши предки в XIX веке не выносили мусор на Коляды, гадали на жениха под Новый год в хлеву, а на Вигилию занимались магией, «Комсомолка» поговорила с известным этнологом (читать далее)

Как белорусы воспитывали детей: Отец должен был «любить, но руками бить», а матери не опекали сыновей-подростков

О традициях воспитания детей у наших предков «Комсомолка» поговорила с этнологом, кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Татьяной Кухаронак (читать далее)

Наших предков штрафовали, если они не женились до 25 лет

«Комсомолка» узнала у этнолога, как в XIX веке белоруски пытались увеличивать грудь, на какую невесту надеялись, что она «апране мужа», и когда свекры в открытую издевались над невесткой (читать далее)

«Да свіданія, мы ўходзім ат вас, а вы аставайцесь, атдыхайце». Белорусы на Радуницу приносили на кладбище кутью с блинами и сохраняли скатерть с могилы

Какое значение придавали Радунице наши предки, приветствовалась ли у белорусов трапеза на кладбище и почему в СССР не прижился единый день поминовения (читать далее)

Радуница у белорусов 150 лет назад: искусственные цветы на кладбища не несли, а могилы на двоих, сделанные впрок, считали дурной приметой

Накануне Радуницы поинтересовались у исследователя некрополей, чем предки заменяли искусственные цветы, когда на кладбищах появились столики со скамейками и откуда традиция ставить двойные памятники с портретом живого человека (читать далее)

Отпуска белорусов 100 лет назад: неделя на Коляды, неделя на Пасху и запрет на работу в воскресенье

В фольклоре и литературе наши предки всегда за работой, да такой, что как у классика: «Кроўю, потам». «Комсомолка» вместе с этнологом разбиралась, были ли у наших предков отпуска и почему на праздники правильно гулять по полной (читать далее)

Мода сто лет назад: по одежде узнавали, откуда женщина родом, сколько ей лет и есть ли муж

«Комсомолка» узнала, когда белорусы отказались от сшитых вещей в пользу фабричных, какой убор переняли у венгров и зачем родители модно одевали подростков (читать далее)

«Людей с нехорошим глазом знала вся деревня»: как и за что проклинали белорусы

Доктор филологии, профессор Алексей Ненадовец почти 40 лет исследует проклятия белорусов - в его картотеке тысячи конкретных случаев, когда проклинали человека или даже весь его род, и это клеймо проходило через поколения (читать далее)

«Никаких цмоков в мифологии белорусов не было - предки верили в Цуда-Юда, пришедшее с монголо-татарами»

Ученый-фольклорист рассказал «Комсомолке», как наши предки уживались с Домовиком, почему остерегались Водяника и зачем на самом деле первым пускали в новый дом кота (читать далее)

Позвать умерших, вспомнить о хорошем, со стола не убирать: что наши предки делали на Дзяды

Узнали, какие традиции и сохранились в похоронных ритуалах и как поминали родных и близких на Дзяды, которые белорусы отмечают 2 ноября (читать далее)

Фэншуй белорусов: не строить дом на месте бани, не садиться на стол и важные дела начинать в субботу

Вместе с учеными «КП» разбиралась, как белорусы раньше обустраивали жилище, в какие обереги верили и за счет чего сохраняли свой энергетический баланс (читать далее)

Гороскопы и прогнозы белорусов 150 лет назад: на Коляды рождались счастливчики, а на убывающей луне - пессимисты

Узнали, как наши предки следили за звездами и небесными светилами, за что рубили голову курице, и как относились к мышам и крысам – символам 2020 года (читать далее)

Рецепты красоты белорусок 150 лет назад: конопля для белой кожи, шкура ужа для густых волос, а икра лягушек – против веснушек

Разбираемся, какой была у наших предков назад индустрия красоты, какие косметологические процедуры использовали женщины и когда привлекательность могла быть опасной для жизни (читать далее)

Наши предки не любили долгожителей и верили, что самоубийство может вызвать засуху

Как готовились белорусы к приходу смерти, боялись ли ее и какие приметы считали предвестиями ухода (читать далее)

Как белорусы служили в XIX веке: в армию уходили на 25 лет или откупались за 600 рублей, а неверную жену солдат мог убить

Разобрались, что значила рекрутчина для белорусских крестьян, кого забирали в армию и куда они возвращались (читать далее)

Чтобы остановить эпидемии, белорусы обпахивали села на волах-близнецах: народная медицина 150 лет назад

Узнали, как бороться с болезнями помогали собаки и рушники, чем сейчас объясняют работу «заговоров» и почему среди заболеваний XIX века нет депрессий (читать далее)

Для спасения от холеры на перекрестке закапывали живого черного петуха: как белорусы боролись с эпидемиями 150 лет назад

Узнали, почему о методах борьбы с напастями отлично рассказывают судебные дела и как поступали с прибывшими из очага инфекции (читать далее)

Неожиданная версия ученого: в знаменах пчеловодов остался алфавит, которым белорусы пользовались до кириллицы

«Комсомолка» узнала, что предков во времена Великого княжества Литовского за воровство меда карали смертью (читать далее)

150 лет назад белорусы тоже скидывались на нужды школы и не пускали детей в классы в IV четверти

«Комсомолка» расспросила этнологов, каким было дистанционное обучение в XIX веке, почему крестьяне не пороли детей за двойки и сколько получал учитель в глубинке (читать далее)

Треснул стол, сама открылась дверь - жди беды? Чего боялись белорусы 150 лет назад

«Комсомолка» узнала, зачем белорусы советовали подержать усопшего за большой палец ноги и перед кем выговаривали свои страхи (читать далее)

Белорусы опасались наличных и любили покупки «все по копейке»: как делали шопинг наши предки 150 лет назад

Узнали у эксперта, почему раньше белорусы не могли попасть в лавки по субботам, какой оборот был у самого крупного белорусского кирмаша и для чего корову продавали только с веревкой (читать далее)