Политика

Правда от врача Минского ОМОНа: «Наркотики для жестокости? Зарплаты на машину в неделю? Вы с ума сошли?!»

Побывав на многих протестах в Белоруссии, спецкор «КП» Алексей Овчинников попытался узнать — а что творится по другую сторону митингов. Там, где стоят люди в шлемах с дубинками
Врач рассказал, как работает минский ОМОН.

Врач рассказал, как работает минский ОМОН.

Фото: Александр КОЦ

РОДИТЕЛЕЙ ДОВОДЯТ ДО ИНФАРКТОВ

Этот врач Минского ОМОНа согласился встретиться со мной на двух условиях:

- Хорошо, приезжайте. Все расскажу. Но никаких фото и имен.

На это у него есть веские причины:

- Сами видите: на сотрудников идет психологическое давление - вычисляют их адреса, телефоны, контакты жен, детей с призывами отомстить.

- Может, это лишь пропагандистский прием? До реальных угроз и мести не дойдет? - с надеждой переспрашиваю.

- Увы, - качает головой врач. - Примеры по нашему отряду уже есть. Бойцы номера телефонов меняют, некоторых их родителей «доброжелатели» оскорблениями и угрозами довели до гипертонических кризов.

Фото: Александр КОЦ

БУТЫЛКИ ЛЕТЕЛИ ДАЖЕ ИЗ ОКОН ДОМОВ

- Медики сами бывают на демонстрациях вместе со своим отрядом ОМОНа?

- Да, обычно стоим сзади своих подразделений. Наша задача — в кратчайшие сроки оказать помощь или эвакуировать сотрудника с места событий.

- МВД Белоруссии заявляло, что в стычках пострадали многие милиционеры. Но протестующие ерничают: как такие мощные ребята могли пострадать от нежных женских кулачков…

- Это сильно передернуто. Кулачки часто далеко не нежные. Мы же все понимаем, - вздыхает врач. - Основная масса людей на митингах — мирные, они просто вышли сказать о своей позиции. Но там всегда есть и граждане, которые выходят с другими целями. Их задача — раскачать и обострить ситуацию, а потом — исчезнуть, чтоб под ответный удар попали случайные люди, против которых мы бы ничего и не делали до первого нападения на нас.

- Примеры.

- Пожалуйста. 9 августа. Началось со словесного поноса, который лился на сотрудников. А потом демонстрант запрыгнул на автозак со стороны водителя, уцепившись за зеркало. Водитель поехал, пытаясь скинуть его, тот упал. После этого начались крики, что мы убийцы и толпа ломанулась на бойцов. Их окружали, пинали руками-ногами. Тогда впервые и были вынуждены применить светошумовые гранаты — если бы этого не сделали, редкую цепь ОМОНа в том месте просто раздавили бы. Уже летели камни и бутылки. Одна из них попала в лицо бойцу внутренних войск, стоявшему рядом. У парня сломан нос и выбиты зубы. Мало того, когда мы отходили и наступало затишье, бутылки летели уже с окон жилых домов.

Фото: Александр КОЦ

СОТРЯСЕНИЯ, ПЕРЕЛОМЫ…

- Много бойцов ОМОН пострадали в стычках?

- Обычные синяки и шишки мы не считали. «Службу нести можешь?» - «Могу» и сотрудник снова вставал в строй. Знаете, как это бывает при драках: при получении травм на месте сотрудники передвигаются, продолжают работу, а потом, когда ему оказываешь помощь и адреналин из крови уходит, человек не может на ноги встать, кто-то сознание терял по пути в госпиталь. Серьезных пострадавших с 9 по 12 августа у нас было более 20, в дальнейшие дни получили травмы еще десяток бойцов. Это только в нашем отряде.

- И какие травмы?

- Я возил в госпиталь ребят с черепно-мозговыми травмами, сотрясениями, переломами пальцев и кистей, разорванными связками, которые пришлось зашивать. Сперва наши сотрудники работали без полной экипировки — без шлемов, бронежилетов и защиты рук и ног. А на последнем «марше» 13 сентября пострадали еще пятеро наших сотрудников. Их пытались обезоружить, тогда и прозвучал предупредительный выстрел вверх. У нападавших с собой были бильярдные кии, которые раскручиваются. Сейчас двое сотрудников на больничном...

- А «бабьи бунты»? Почему ОМОН начал задерживать женщин?

- Да, в последнее время женщины активизировались. И ведь была команда их не брать вообще. Так они этим воспользовались и сейчас не только срывают маски с лиц, но и царапают ногтями.

Фото: Александр КОЦ

«ДЕМОНСТРАНТАМ ТОЖЕ ПОМОГАЕМ»

- Вот вы говорите — ваша задача на митингах оказать помощь пострадавшим бойцам. А если демонстрант пострадает?

- Оказывали помощь и им. Было несколько человек, которых я перевязывал после задержания за нападения на ОМОН. Были разбитые головы, ссадины, ушибы замораживали. У одного визуально все было цело, но начались судороги, от него пахло спиртным, его на всякий случай передали «скорой». Еще нескольким гражданским оказали помощь прямо на месте. И они сами пошли домой.

- А как же сообщения о жестоко избитых в автозаках и СИЗО?

- Поймите. ОМОН работает только на улицах. Задержали, передали в автозак, все — работа ОМОНа закончена. Но люди считают, что мы везде.

Даже некоторые мои гражданские коллеги-врачи оказались к нам негативно настроены. И я их тоже понимаю. К ним попадают пострадавшие демонстранты. И все они дружно рассказывают врачам, что им досталось ни за что. Просто мирно шли в 11 вечера кто за дынькой, кто за хлебом, а на них ни с того, ни с сего напал ОМОН.

И вот на этих эмоциях уже возникает нечто нечеловеческое, несовместимое с гуманностью и клятвой Гиппократа. Недавно наш сотрудник поехал в одну из больниц Минска, а ему говорят: «Омоновец? Езжай в свою!» И отказали в лечении. Понятно, что это не точка зрения Минздрава, а конкретного врача…

Фото: REUTERS

«УМНЫЕ ЛЮДИ, А СПРАШИВАЮТ: ДАВАЛ ЛИ Я СТИМУЛЯТОРЫ?»

- … На эмоциях вообще много фейков вокруг нас выстраивают, - продолжает врач. - Друзья часто спрашивают: правда ли, что нам тут по 1000 рублей в день платят (почти 29 тысяч российских рублей, - авт.).

- И я на последнем митинге слышал, - соглашаюсь, - что всего за неделю работы вы новые машины покупаете...

- Мои знакомые врачи с такой же квалификацией, как у меня, в больницах получают больше, чем я и другие сотрудники ОМОН. А про таблетки слышали? У меня есть друзья медики, с которыми когда-то учились. Образованные, умные люди, заслуженные врачи. Но и они ведутся на пропаганду и эмоции. Тоже на полном серьезе у меня интересовались — давал ли я своим сотрудникам метамфетамины (наркотик психостимулирующего действия). Был такой вброс устойчивый, что мы ОМОН накачали наркотиками, мол, отсюда жестокость и выносливость.

- А давали?

- С ума сошли? И вы туда же?! Нет, конечно! Но некоторым сотрудникам я уже после столкновений советовал принять фенибут и адаптол - успокаивающее, которое продается без рецепта. Люди работают в большом стрессе...

Фото: REUTERS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Скажи «белорусы, опомнитесь!» И получишь сотни угроз

Силовиков, их детей, и просто противников «цветных» революций в Минске вносят в списки «врагов народа». Это уже не 2020-й год, а какой-то 1937-й... (подробнее)