Общество

Мама 6-летнего сына: «Меня ни за что забрали в милицию, а когда к вечеру выпустили, выяснилось, что мой сын - в приюте»

Пока представители МВД устанавливали и проверяли личность Елены Лазарчик из Минска, учителя сдали ее ребенка органам опеки, а те отправили в социально-педагогический центр с приютом
Артем две ночи провел в приюте.

Артем две ночи провел в приюте.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

- 17 сентября я обращалась в правозащитный центр «Весна» (незарегистрированный. - Ред.). После участия в акции протеста и пребывания в ИВС, куда меня забирали, я обращалась туда за консультацией, - рассказывает 46 летняя Елена Лазарчик. - После этого вместе со знакомым немного прошлись по городу. Только распрощались и знакомый пошел своей дорогой, как ко мне из обычной машины выскочили люди в штатском и в масках. Потребовали мои документы. Но у меня с собой не было паспорта. На что мне жестко было сказано: «С нами для установления личности».

Елена пришла к приюту в надежде хотя бы увидеть сына.

Елена пришла к приюту в надежде хотя бы увидеть сына.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

По словам женщины, все случилось примерно в 16.00, а ее личность в отделении милиции сотрудники МВД устанавливали почти до 23.00.

- Я просила дать мне возможность позвонить близким. Ведь в школе у меня маленький шестилетний сын Артем. Его нужно было забрать. И представителям МВД я об этом тоже говорила. Но меня никто не хотел даже слушать… У меня просто отобрали телефон.

Елену ни в чем не обвиняли, никаких протоколов не составляли. В милиции женщину продержали несколько часов. Оказалось, что за это время педагоги ее сына (мальчик до 18.00 находился в группе продленного дня) вызвали органы опеки, и шестилетнего мальчика увезли в приют, точнее, в Социально-педагогический центр с приютом Фрунзенского района Минска.

У ворот приюта Елену встретили сотни человек.

У ворот приюта Елену встретили сотни человек.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Ни моей совершеннолетней дочери Марине, ни бабушке Артема из школы не позвонили, хотя все их контакты есть в личном деле ребенка и непосредственно у классного руководителя. Да, бабушки и дедушки дома не было, дочь была на работе, но, поверьте, мы бы нашли как забрать Артема, - рассказывает Елена, не в состоянии сдержать слезы. - До дома я добралась примерно к 23.00. Была уверена, что сын со старшей дочерью, ей 23 года. Прихожу, а его нет. Я не знаю, как описать это состояние… Тут же кинулась звонить по всем телефонам. Звоню учительнице, и она мне сообщает: «Вы не забрали ребенка из продленки до 18.00, ваш сын в приюте».

Когда стала спрашивать, за что, почему, ответили: «Вообще-то мы тоже все ходим по улицам, но просто так никого в милицию не забирают». Я была в шоке. Не могла поверить, что это реально со мной происходит.

Как рассказала нам женщина, 18 сентября домой к ней пришла комиссия из школы - проверять условия жизни Артема.

- Им все понравилось. Я работаю в ЖЭСе. У меня небольшая зарплата, но условия жизни у нас хорошие. И с ребенком я провожу все свободное время, - рассказывает Елена.

Я побежала забирать ребенка из приюта. Но ко мне вышли и железным голосом сказали: «Нет. Не отдадим. На расследование - несколько дней».

- Я просила, я умоляла: «Ну дайте хотя бы взглянуть на него, убедиться, что Артем жив-здоров, успокоить. Покажите хотя бы в окошко. Это же все какой-то кошмар!» Мне было сказано жесткое «нет». В субботу, 19 сентября, я снова пойду в приют. Но с ужасом думаю, что все госслужащие - опека, исполкомы, школы, управления образования - теперь могут сослаться на выходные или еще что- то. А мой сын в это время будет один, без мамы. Хуже сценария я не могла представить себе даже в кошмаре.

Пришла к приюту и бабушка Артема.

Пришла к приюту и бабушка Артема.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

За день история Елены разлетелась по всем соцсетям. В субботу в полдень у социально-педагогического центра Фрунзенского района собрались несколько сотен человек, чтобы поддержать Елену. Многие принесли презенты детям, которые находятся в приюте, - по словам работника центра, там сейчас живут 12 человек. Точнее, уже 11 - Артема Лазарчика все-таки вернули маме.

19 сентября Артема отдали маме.

19 сентября Артема отдали маме.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

ЕСТЬ ВОПРОС

Как получилось, что ребенок, у которого, кроме мамы, есть взрослая сестра, бабушка и дедушка, оказался в приюте?

За ответом на этот вопрос мы приехали в субботу, 19 августа, в школу №126. Директор школы Тамара Лаврухина была на рабочем месте - у нее был приемный день. Несмотря на выходной, на месте оказались также два завуча и классный руководитель первоклассника Артема Лазарчика. Чувствовалось, что педагоги напряжены.

- А вы бы как поступили на нашем месте? Забрали ли бы ребенка к себе домой? Оставили бы ночевать в школе? - ответила вопросами на вопрос директор школы и пояснила: - Мы действовали в рамках законодательства. Сложилась ситуация, что ребенка некуда было деть, и мы вынуждены были обратиться в органы опеки. Мы не знали, что случилось с мамой. Ее телефон был недоступен, а кроме него, у нас, к сожалению, никаких других контактных данных нет.

Классный руководитель мальчика, Марина Кармалькова, поясняет: при поступлении ребенка в школу его мама Елена Лазарчик оставила только свой телефон:

- Она сказала, что отец ребенка с ними не живет, не общается с сыном, поэтому его контактные данные она давать не будет Одну неделю мальчика приводила в школу бабушка, но ее телефона у нас нету. Забирала его из продленки несколько раз сестра, опять же, ее номера мы не знаем.

Замдиректора по воспитательной работе Елена Штукель говорит, что Артема не забрали из продленки в четверг, а на связь с мамой им удалось выйти только в пятницу утром.

- Воспитательница дозвонилась маме только в семь часов утра и сообщила, что Артем в приюте и маме необходимо срочно прийти в школу. Она ответила, что придет в понедельник. Но воспитательница настояла, чтобы она прямо сейчас пришла. Когда мы спросили у нее, что случилось, она не сразу рассказала про задержание. А потом почему-то не смогла сказать, в каком именно РУВД она находилась. Это странно, - замечает завуч. - Кстати, нам она сказала, что сейчас на больничном, а в многочисленных постах в соцсетях написано, что она сегодня до 12 на работе. Когда мы спросили у мамы, почему она не оставила нам другие контакты, она ответила, что не думала, что может сложиться такая ситуация.

В прошлом Елена Лазарчик, по словам педагогов, имела проблемы с законом и была лишена родительских прав на дочку. Но это осталось в прошлом, сейчас семья Лазарчик не стоит на учете в СОП.

- Вы нас поймите - мы не знали, в какую ситуацию попала мать ребенка, - объясняет директор школы. - Может, она будет отсутствовать несколько дней? Мы использовали все резервы по поиску родственников. Искали их в соцсетях, но там нету ни самой Елены, ни ее дочери. Были дома, но дверь никто не открыл. Звонили соседям - никто из них не общается с этой семьей. Единственное, что узнали, что бабушка с дедушкой сейчас в деревне, а старшая сестра мальчика на работе. В результате поступили так, как требует инструкция - обратились в органы опеки.

- А в итоге подверглись буллингу, - замечает завуч. - Нас оскорбляют, нам угрожают во всех соцсетях, обливают грязью в родительских чатах. Ситуацию перевернули с ног на голову. Мы не у оппозиционеров забрали ребенка - мы не смогли найти никого из семьи, кто бы мог его забрать. Я не считаю, что мы поступили плохо. Мы не оставили мальчика на улице, а передали его органам опеки.

Дочка Елены Марина (справа) пришла за братом вместе с другом.

Дочка Елены Марина (справа) пришла за братом вместе с другом.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«Отдавать ребенка в приют - это крайняя мера»

- Есть специальный алгоритм, который регламентирует случаи попадания ребенка в детский социальный приют. В плановом порядке дети помещаются в этот приют, например, по решению комиссии по делам несовершеннолетних и органа опеки. А вот есть внеплановые случаи, когда дети оказываются в приюте. Первый такой случай - это ребенок приходит в приют сам. Знаю историю, когда мальчик в знак протеста собрал вещи и ушел из дома в приют. Второй случай - родители или опекуны сами хотят поместить ребенка в приют и пишут заявление. Третий случай экстренного помещения детей в приют - это когда они обнаружены без сопровождения взрослых или доверенных лиц в общественных местах с 23 часов ночи до 6 часов утра. Четвертый же случай - это когда взрослые не забрали свое чадо из детсада, школы, лагеря по окончанию их работы. В этой ситуации и оказалась мама Артема, - рассказывает "Комсомолке" специалист по семейному неблагополучию и устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей Наталья Поспелова. - В этой истории возникает вопрос к педагогам: а почему педагоги, не дозвонившись до мамы, не связались с другими родственниками ребенка? Как я понимаю, у мальчика есть и папа, и взрослая сестричка, и бабушка. Были ли у учителей их телефоны? И если нет, то по какой причине? Как правило, воспитатель группы продленного дня ведет документацию, где указываются всевозможные телефоны родственников ребенка, а не только матери. Ведь в жизни происходят разные ситуации. Мало ли что может произойти с мамой. К тому же все педагоги в школе и воспитатели детсадов сталкивались с ситуацией, когда кто-то из родителей опаздывает или не забирает ребенка по очень веским причинам.

Отдавать ребенка в приют - это крайняя мера. Возникает вопрос и к сотрудникам приюта. Если мама нашлась и была готова написать заявление, то почему ребенка сразу ей не отдали? Непонятно, почему маме, которая пришла в приют, сразу не дали увидеться с ребенком. А ведь она могла успокоить сына, объяснить, почему она его не забрала из школы. О чувствах ребенка не подумали. Дело в том, что ребенок, помещенный в приют, чувствует себя брошенным, виноватым. Наверняка, Артем думал: "Почему всех детей забарали из школы, а про меня забыли? Видимо, я плохо себя вел". К счастью, мальчик уже с мамой. Но как эта ситуация отразится на мальчике в будущем, неизвестно.

Наталья Поспелова дает совет родителям:

- Пожалуйста, проанализируйте: есть ли в документации педагогов ваших детей телефоны других членов расширенной семьи на экстренный и нестандартный случай? Предоставьте в школу (детский сад) возможные контакты, чтобы избежать такой ситуации, в которую попал первоклашка Артем.