Общество

«Почему мою личность раскрывают, а его нет?» В судах все чаще выступают милиционеры с именами Иванов Иван Иванович

Судья говорит, что настоящие данные свидетелей засекречены, чтобы обеспечить их безопасность
Милиционеры в суде называют только место работы и вымышленное имя

Милиционеры в суде называют только место работы и вымышленное имя

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Мама Виталия Олейника, Светлана, уже побывала в судах разных городов – 19 июня за участие в митинге был задержан и осужден на 15 суток ее младший сын, сегодня, 25 сентября, в Минске судят старшего.

Как и других задержанных по административным процессам, Виталия в суд не привезли - он в изоляторе на Окрестина, показания дает оттуда по видеосвязи. Виталий говорит, что судью слышит плохо, скайп ему включили на разбитом телефоне.

В протоколе сказано, что мужчина принял участие в несанкционированном пикете, на котором собралось около 30 человек: люди принесли с собой бело-красно-белые флаги, кричали «Уходи», «Позор», «Жыве Беларусь».

В начале слушания судья Юлия Густыр представляется и задает человеку, в отношении которого ведется процесс, стандартные вопросы:

- Суду и секретарю доверяете?

- Я вас не знаю, впервые вижу – мне сложно сказать, могу ли я вам доверять. Я бы хотел запросить консультацию в правозащитном центре «Весна» (он лишен регистрации в Беларуси. – Ред.), - неожиданно отвечает Виталий. Такой возможности у него нет, поэтому, посовещавшись с защитником, говорит, что «вынужден доверять суду».

Виталий свою вину не признает. Он рассказывает, что вечером 23 сентября шел на встречу со знакомой: они договорились увидеться на набережной Свислочи недалеко от острова Слез. Туда Виталий не дошел:

- Увидел скопление людей – понял, что не дойду и пошел в сторону метро. Мне показалось, что людей больше, чем может быть в час пик, но рядом со мной не было никого с плакатами, никто не выкрикивал лозунгов.

В какой-то момент рядом с толпой появились люди, одетые в черную форму, в руках у них были дубинки, продолжает Виталий. Человек, который его задерживал, не представился, удостоверение не показывал. Виталий говорит, что его задерживали на улице Ленина – в протоколе указано другое место: проспект Независимости, 23.

- В Центральном РУВД требовали, чтобы я разблокировал телефон - я сказал, что там мои семейные снимки и мне не хотелось бы, чтобы непонятные люди смотрели эти фотографии. Они пытались предпринять что-то, но ничего не получилось.

«В момент задержания я не смотрю на часы. Но есть свои способы, чтобы зафиксировать время»

Свидетелем в суде (тоже по видеосвязи) выступает Иван Иванович Иванов, сотрудник Центрального РУВД. Это выдуманное имя – настоящие данные милиционера, в том числе его адрес и должность, в суде не называют, чтобы обеспечить его безопасность. Защитник Виталия Олейника отметил, что в административных процессах свидетели должны выступать под своим именем, изменения в закон пока не вносились. Вопросы возникли и у Виталия Олейника:

- Я же не в балаклаве! Почему мою личность раскрывают, а его нет? На каком основании он признан свидетелем?

24 сентября в этом же суде рассматривали дела двух женщин, задержанных еще 9 сентября – свидетель из милиции тогда представился таким же именем. Напомним, вопросы с настоящими именами свидетелей в административных процессах стали возникать еще в начале сентября - например, в суде над журналистами "Комсомолки", которых задержали во время работы на акции и в результате осудили на трое суток, тоже выступали свидетели из ОМОН с засекреченными фамилиями. Тогда омоновцы отказывались рассказывать в суде, и в чем были одеты, ссылаясь на то, что это служебная информация.

Судья попросила свидетеля снять маску и показать служебное удостоверение – в этот момент экран монитора видела только она. Милиционер говорит, что узнал Виталия Олейника:

- Он был без атрибутики, но активно участвовал в этом мероприятии, выкрикивал лозунги. Был задержан около дома 23 по проспекту Независимости.

Милиционер говорит, что наблюдал за Олейником 5-10 минут из машины прежде, чем его задержать. Но деталей задержания он не помнит, не может сказать, в чем Виталий был одет. При этом свидетель точно запомнил время задержания: 21.10. На вопрос, откуда такая точность, Иванов рассказал, что у него есть свои способы определять время:

- В момент задержания я не смотрю на часы. Но есть свои способы, чтобы зафиксировать время – по временным признакам, - что это за признаки, свидетель не уточнил. По его словам, протестующих задерживали сотрудники в черной форме, на груди и на спине у них были нашивки с надписью «Милиция». Мужчины были в масках и без головных уборов.

- Как вы отличите человека, который идет домой от того, который участвует в митинге? – уточняет адвокат. Судья сняла вопрос – не относится к рассматриваемому делу.

Судья Юлия Густыр назначили Виталию Олейнику 15 суток ареста – это максимально возможный срок ареста по статье 23.34 КоАП.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Водометы, задержания и пострадавшие силовики: хроника протестов в Беларуси 23 сентября. После инаугурации Александра Лукашенко в стране вспыхнули стихийные протестные акции (Читать далее)

«Таблетки мне передали на четвертый день». После 11 суток ареста выпустили фотографов Александра Васюковича и Владимира Гридина. Фотожурналистов задержали в баре после воскресного марша 13 сентября (Читать далее)