Общество

«Неужели нельзя найти человек 10 с дубинами?!»: юрист и милиция комментируют записи звонков с жалобами на протестующих

Аудио, которое выложили МВД, вызвало неоднозначную реакцию. «КП» попросила юристов и милицию его прокомментировать
Пока одни минчане выходят на акции против насилия, другие звонят в милицию и просят разгонять протестующих пожестче.

Пока одни минчане выходят на акции против насилия, другие звонят в милицию и просят разгонять протестующих пожестче.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Министерство внутренних дел Беларуси 24 сентября сообщило, что в милицию за последние сутки позвонило несколько сотен человек с жалобами на протестующих на улицах. Официальное сообщение ведомство подкрепило записью разговоров обратившихся с дежурными. Звонившие люди, не связанные с протестным движением, высказывали претензии: пробки, перекрытые дороги, тяжело и долго добираться домой.

Например, 42-летний гражданин с двумя детьми из-за протестной акции ехал домой полтора часа вместо привычных 15 минут. Однако решение проблемы он предложил, мягко говоря, радикальное:

«Пускай наш уважаемый министр внутренних дел, не знаю там, президент, послушает, использует там резиновые пули против этих протестующих, светошумовые гранаты. Пускай использует боевые патроны, ну … 7,62-мм Калашников, никто ж не отменял его. Пара выстрелов в башку — и все протрезвеют. Что ж это такое, в конце концов», — говорит неизвестный мужчина.

Следующий мужчина жалуется, что толпа на 40 минут заблокировала перекресток на улицах Немига и Городской Вал. Звонивший предложил разогнать их дубинками.

«Весь транспорт стоит - ни одного милиционера. Неужели нельзя найти человек 10 с дубинами? Они же, подлецы, разбегутся за 10 минут», - на этом цитата заканчивается.

Еще одна женщина, обратившаяся на линию 102, спрашивает у диспетчера:

«Скажите, пожалуйста, тут когда-нибудь приедет на Немигу «брыгада», чтобы их погонять? Невозможно же в квартире находиться! Они перекрыли всю дорогу, они перекрыли все, что только можно, - одна молодежь», - кричит, судя по голосу, пожилая женщина.

Женщина и пожилой мужчина из Серебрянки просят приехать милиционеров на пересечение Рокоссовского и Плеханова, потому что «эти подонки» перекрыли дорогу.

«Здесь эти недобитые, не знаю, как их назвать, выходят на дорогу и перекрывают транспорт. Невозможно ни спать, ни лечь, никак, - говорит дедушка.

По информации милиции, водители также жаловались, что протестующие бьют машины и перекрывают дорогу.

- Остается только извиниться за соотечественников с «активной гражданской позицией» и призвать их к разуму. Ни один звонок на «102» не останется без внимания. Милиция продолжит реагировать на правонарушения, - говорится в сообщении МВД.

Запись подпадает под публичный призыв к насильственным действиям?

После прослушивания аудиозаписей возникает закономерный вопрос: можно ли транслировать такие призывы к расправе в открытом доступе?

- Это однозначный призыв звонившего человека к насильственным действиям. Следовательно, милиция должна установить личность этого человека, найти его и провести проверку для возбуждения уголовного дела по ст. 130 Уголовного кодекса Республики Беларусь*, - считает юрист Дмитрий Лабазинский. - Кроме того, сначала милиции нужно установить, что сведения о помехах к проезду транспорта и отсутствие милиционеров не заведомо ложный донос, а потом уже публиковать его как факт. Пока это выглядит, как не подтвержденная ничем запись звонка, которая озвучивает версию МВД: есть много людей, недовольных протестами.

Другой юрист считает, что эту публикация МВД такой записи может способствовать разжиганию вражды по отношению к группе людей с определенными политическими взглядами.

- Да, люди имеют право обращаться в милицию с просьбой отреагировать на правонарушение или преступление. Но свобода слова - это не абсолютное право, оно имеет свои ограничения, - комментирует юрист правозащитной организации Human Constanta Анастасия Лойко. - Одно из таких ограничений - запрет публично призывать к насильственным действиям. Это как минимум подпадает под ответственность по статье 130 УК за разжигание вражды. Но когда человек звонит в милицию и просит принять такие радикальные меры - это еще не открытый призыв. А вот то, что запись опубликовала пресс-служба МВД, - другой случай, он подпадает под публичный призыв к насильственным действиям в отношении протестующих. Здесь должна быть персональная ответственность конкретных чиновников, которые разместили такую информацию в публичном доступе.

А вот в ГУВД Мингорисполкома, куда поступали жалобы, ничего криминального в публикации звонка с призывом стрелять по протестующим не увидели.

- По каждому звонку наши сотрудники отреагировали, - прокомментировали в ГУВД Мингорисполкома. - Одному из звонивших надоело происходящее на улице, и он предложил свое мнение о том, что нужно сделать милиции. Это же не значит, что его методы взяли за основу и начали действовать. Его слова звучали больше как отчаяние, так как этот шум мешал отдыхать ему и его семье. Если бы человек опубликовал этот призыв у себя в соцсетях, возможно, мы бы и расценивали это как разжигание вражды, но он просто обратился за помощью по телефону «102». Поэтому мы не считаем публикацию его слов разжиганием вражды, и никто на сегодняшний день не усмотрел в этом состава преступления.

* Умышленные действия, направленные на возбуждение расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни по признаку расовой, национальной, религиозной, языковой или иной социальной принадлежности, наказываются штрафом, или арестом, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на тот же срок (ч.1 ст. 130 УК РБ).