Общество

«Не люблю прикрываться именем сестры. Кого-то могут бить, а кого-то нет?»: брат Домрачевой Никита – об избиении силовиками

38-летнего брата знаменитой Дарьи Домрачевой в воскресенье в центре Минска избили дубинками люди в форме. У Никиты гематомы, зашитые раны на голове. Расспросили, что он планирует делать в связи с нападением
«Хорошо, что остался жив». Брат Дарьи Домрачевой рассказал "Комсомолке" об избиении дубинками людьми в форме.

«Хорошо, что остался жив». Брат Дарьи Домрачевой рассказал "Комсомолке" об избиении дубинками людьми в форме.

38-летнего Никиту Домрачева, брата знаменитой спортсменки Дарьи Домрачевой в воскресенье, 11 октября избили дубинками люди в форме недалеко от стелы. Он ехал по привычному воскресному маршруту проведать маму. Сейчас у него несколько зашитых ран на голове, все тело в гематомах. «Комсомолка» расспросила мужчину, планирует ли он снимать побои и искать правду.

- Никита, многих шокировало воскресное видео (оно есть в конце этого материала. - Ред), на котором запечатлено, как неистово вас избивают дубинками люди в форме. Как сейчас ваше самочувствие и что вы думаете по поводу произошедшего?

- Во-первых, хочу вас поблагодарить за то, что освещаете события в стране, что на полосах «Комсомолки» появляются разнообразные мнения и комментарии. Я всегда уважал вашу газету и хотел бы и дальше видеть в ней источник правды.

А я оказался не в том месте не в то время. В воскресенье ехал на велосипеде по велодорожке по своему обычному маршруту выходного дня. Я живу в центре, мама тоже живет в центре, ехал к ней.

Я люблю прокатиться по Минску на велосипеде. Но в тот момент увидел много людей, все испуганно бежали, от кого-то спасаясь.

Я сначала не понял, что происходит, людей было очень много. Увидел, что от Немиги за ними плотным рядом гонятся солдаты. Их тоже было много.

Я испугался, развернулся. Но пока разворачивался, с обратной стороны на меня набежали люди уже в другой форме. И, ничего не объясняя, повалили с велосипеда и начали бить.

- Вы успели им что-то сказать?

- Успел крикнуть, что у меня есть документы, что еду по велодорожке, что «не бейте, я еду к маме!». Но они начали меня бить, как дикие.

- На каждое слово получал очередной удар. Меня оскорбляли, били, снова оскорбляли и снова били. Фото: личный архив.

- На каждое слово получал очередной удар. Меня оскорбляли, били, снова оскорбляли и снова били. Фото: личный архив.

Это было сложно объяснить. На каждое слово получал очередной удар. Меня оскорбляли, били, снова оскорбляли и снова били. Это было страшно, удары были сильные.

У меня серьезные раны головы, их все потом зашили в больнице. В тот момент я испугался за свою жизнь. Потом меня заволокли в автозак и доставили в РУВД. Там вызвали скорую и отвезли в больницу.

- Сколько наложили швов?

- У меня четыре раны на голове, три из них зашивали, одна очень большая, наложили много швов. Я спрашивал сколько - мне не ответили. Вначале кровь не останавливалась, она просто лилась.

Остановилась только, когда в скорой сделали перевязку. Но в больнице кровь пошла снова, она уже не останавливалась, я сидел в общей очереди пациентов, которые обратились в приемное отделение 3-й больницы. И ждал доктора весь в крови. В крови была вся одежда и все тело, я просто истекал кровью.

- Что говорил врач, когда зашивал раны?

- Ничего. Врач был квалифицированный, он оказал мне помощь как мог. Мне сделали снимки, но результатов я не знаю, они остались в больнице.

Меня положили в палату, но утром я написал заявление с отказом от госпитализации. Дома мне лучше. Я почувствовал в себе силы дойти домой, сказал врачам, что если будет плохо - вернусь. Больница находится через дорогу от моего дома.

- Как ваше общее самочувствие? Ваша мама рассказала мне, что у вас не только раны на голове, но и гематомы с синяками по всему телу.

- Да, болит все тело, я почти не спал от боли. Сейчас сильнее болит голова, я чувствую раны, не знаю, что там с ними, переживаю по поводу результатов снимков, планирую снова обратиться в больницу.

- В больнице и в РУВД вам дали какие-то бумаги, заключения?

- В больнице заключение на руки не дали, сказали, обратишься потом. В РУВД тоже ничего не дали, пояснили - «получишь на суде».

- По поводу чего суд?

- За участие в несанкционированном мероприятии. Я пытался объяснить, что я там не был. Мне сказали написать объяснение в протоколе. Я написал, что в митинге не участвовал, что проезжал мимо. На руки никаких бумаг мне не дали.

Рана на голове после того, как наложили швы, закрыта медицинским тампоном. Фото: личный архив.

Рана на голове после того, как наложили швы, закрыта медицинским тампоном. Фото: личный архив.

- Формально у вас нет документов, что с вами что-то произошло?

- Да, но доктор в приемном отделении долго описывал мое состояние. У него эти данные должны быть, если никто не изъял. Планирую снимать побои и пытаться что-то с этим делать. Хорошо, что остался жив, что сейчас дома, это самая большая радость.

Пока стараюсь не думать о том, что произошло со мной в воскресенье, но эмоциональная, моральная травма, помимо физических, очень сильная. Мне плохо от этой ситуации.

Хочу выздороветь и чтобы это насилие в стране прекратилось. Это ужасно. В современном мире средь бела дня непонятные люди избивают обычных граждан.

Брат Дарьи Домрачевой Никита до произошедшего с годовалой дочкой.

Брат Дарьи Домрачевой Никита до произошедшего с годовалой дочкой.

- Не думали, что, если бы тогда, в самый первый момент, крикнули «Я брат Домрачевой!», вас могли бы не бить?

- Не люблю прикрываться именем сестры. Почему кого-то могут бить, а кого-то нет? Я обычный гражданин, я хочу, чтобы в моей любимой стране было спокойно. Чтобы не надо было чувствовать себя под какой-то защитой только потому, что ты брат знаменитого человека. Поэтому я вожу с собой паспорт.

Я живу в центре и понимаю, что сейчас происходит. Я не хочу никуда попадать, ни в чем участвовать. Понимаю, что сейчас небезопасно, даже обычная прогулка по городу. Но этой прекрасной теплой осенью невозможно сидеть дома, хочется сохранять свои ритмы жизни, посещать родителей, друзей. Жить обычной жизнью.

- То есть вы были вне политики, пока политика не набросилась на вас?

- Да, так и есть.

- Вы сейчас работаете?

- В данный момент не работаю, уволился, потому что работы по моей специальности мало. Пока делаю дома ремонт. У меня родилась дочь, недавно ей исполнился годик. Так что сейчас занимаюсь вопросами устройства своей жизни.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как помочь, если избили или унизили. Минская психолог - о том, какой стресс из-за насилия переживают белорусы, чем он грозит и как нам его перенести

Что делать, если после стресса зашкаливает страх, чем чреваты непроработанные психологические травмы и как помочь себе и близким - объясняет минский психолог Татьяна Лобанович [продолжение здесь]