Общество27 октября 2020 12:19

Иностранцы в XIX веке ездили по Беларуси с заряженными пистолетами: что путешественники писали о белорусах 150 лет назад

Расспросили у кандидата исторических наук Сергея Грунтова, что писали о Беларуси «блогеры» своего времени, как котировались местные достопримечательности и благодаря какому событию наша земля попала в мировую прессу того времени
В 1862-м будущий автор «Левши» и «Леди Макбет Мценского уезда» Николай Лесков оставил свои воспоминания о Гродно.

В 1862-м будущий автор «Левши» и «Леди Макбет Мценского уезда» Николай Лесков оставил свои воспоминания о Гродно.

- Насколько в XIХ веке было принято писать путевые заметки?

- Более чем! Такая литература одновременно знакомила читателя с миром, развлекала и давала полезные в научном, экономическом и даже военном отношении сведения. Ведь настоящее путешествие в то время могли позволить себе немногие.

Восток же европейцам казался чем-то загадочным и опасным. Начинался он для них с Польши. А уж поездка в Москву воспринималась приключением, связанным с ужасными дорогами, непонятным языком, клопами в постоялых дворах... Скажем, британец Джордж Рейнбек, едя в 1805 году из Минска в Гродно, описывает: в ночное время держал пистолет заряженным, опасаясь нападения разбойников - такое произошло на этой дороге парой дней раньше. А здешние хвойные леса казались Рейнбеку особенно мрачными в сравнении с березовыми рощами под Смоленском, где он бывал до этого.

- Сейчас мы обращаем внимание на любую публикацию о Беларуси - журналистов, путешественников, блогеров. Раньше тоже следили за новостями о нашем крае?

- В оптике XIX века Беларусь в лучшем случае фигурировала как Русская Польша - то есть часть Речи Посполитой, отошедшая Российской империи. Это гораздо шире, чем территория современной Беларуси. А если какие-то условные «трэвел-блоги» и были популярны, то написанные путешественниками, которые здесь же родились и жили. Скажем, путевые заметки этнографа Павла Шпилевского, писателей Юзефа Игнация Крашевского, Владислава Сырокомли, Ядвигина Ш. Впрочем, гораздо интереснее читателям с белорусских земель было узнать о странах, куда большинство читателей и не мечтало добраться.

Гродно путешественники XIX века видели примерно таким, как запечатлел на своей гравюре Наполеон Орда. Фото: mnk.pl

В XIX веке путешественники не стеснялись в негативных оценках и часто жаловались

- На белорусские земли приезжали целенаправленно или транзитом? Может, среди гостей были известные имена?

- Увы, Беларусь практически не становилась целью путешествия. В первой половине XIX века в нее не заезжали из-за ужасных дорог, стремясь по максимуму путешествовать морем. Потому-то из Европы чаще плыли в Петербург, а оттуда добирались в Москву. А с началом эры железных дорог Беларусь проезжали на поезде Варшава - Москва. Впрочем, в самом конце XVIII века здесь с инспекционной поездкой был российский поэт Гавриил Державин, а в 1862 году - Николай Лесков, тогда еще начинающий литератор. Последний успел прокатиться по свежепостроенной ветке Петербург - Варшава.

Здесь нужно сказать, что уже в XIX веке путешественники не стеснялись в своих оценках увиденного, часто негативных. У Лескова, например, читаем: «11 сентября. Вчера целый день протаскался по Гродно. Гадкий городишко, хуже Чернигова, кажется». Кстати, Рейнбек, бывший здесь полувеком ранее, также пишет о «меланхолическом зрелище» и о «дворцах Браницких, Потоцких и Радзивиллов, которые разваливаются, будучи отданными летучим мышам и грачам».

- А что интересовало иностранцев прежде всего? Быт, культура, традиции, города, деревни?..

- В путевых заметках часто встречаются узнаваемые и для сегодняшнего туриста бытовые подробности - обсуждение качества ночлега, еды и цен. Вот описание того, как Лесков поужинал в Гродно: «Стол действительно хороший и необыкновенно дешевый. Двое за ужин с водкою и пивом мы заплатили 1 руб. 60 коп., несмотря на то, что клуб помещается в доме Стефана Батория и мы ужинали в комнате, где, по рассказам, умер великий король. В Петербурге за эту цену поужинать невозможно».

Но чаще оптика иностранца тяготела к разного рода экзотике востока Европы. У нас, судя по мемуарам, таковой прежде всего были евреи. В бывшей Речи Посполитой они в значительной степени сохранили традиционный уклад жизни, что в Западной Европе уже ушло. До николаевских реформ в 1830-х годах сохранялась и экзотичная по меркам среднего европейца их традиционная одежда. Да и сфера обслуживания в значительной степени была монополизирована евреями. И путешественники склонны были высказываться о них нелестно, как, например, Байярд Тейлор, американский странник, оказавшийся в Беларуси в 1893 году по дороге из Греции на Балтику.

- Судя по сайтам вроде Tripadvisor, путешественники во все времена склонны жаловаться…

- …На все, что не вписывается в их понимание нормы. Тогда достается и населению, и городам, и домам, и дорогам... Если коротко, то ландшафт и само пространство воспринималось обычным путешественником XIX века, оказавшимся в наших краях, как помеха на пути. Зато часто они оказывались слепы к тому, что мы сегодня считаем топовыми достопримечательностями. Например, Мэри Холдернес, путешествуя в 1822 году из Риги в Крым, на десять дней застряла в Полоцке из-за проблем с транспортом. Она пишет, что «в городе было мало способов скоротать время или привлечь наше внимание: несколько церквей, монастырь (самой примечательной частью которого была огромная кухня, свидетельствовавшая о вольготных условиях жизни ее владельцев), и сильные отметины военных разрушений, которые остались на облике этого мрачного и полубезлюдного города».

Англичанка Мэри Холдернес описала Полоцк, Бешенковичи, Гомель и Могилев в своей книге о путешествии из Риги в Крым.

Беларусь стала центром мировых новостей в XIX веке только во время восстания Калиновского

- А что нравилось иностранным путешественникам в Беларуси позапрошлого века?

- Следуя за той же Мэри Холдернес, мы обнаружим, что уютнее всего она чувствует себя в резиденциях местных аристократов-англофилов. Например, она останавливается в Бешенковичах у графа Хрептовича, который долго прожил на Туманном Альбионе и реорганизовал сельское хозяйство в имении на английский манер. Похвалам графу и графине уделено больше страниц, чем описанию Полоцка. Та же история повторяется и с пребыванием у англофилов в Могилеве и Гомеле.

Однако сведения путешественников из Западной Европы и США о той Беларуси весьма поверхностны. Потому путевые заметки того же Лескова выгодно отличаются. В Гродно он осматривает Коложу и прочие древности, в Пинске - все до одной церкви и монастыри. Из его заметок мы можем узнать, как в 1862 году в пинском монастыре старики и сироты копают картофель в огороде и складывают его в подвал в одном из подземелий замка Вишневецких. Там же находим и такой анекдот: «Несколько лет тому назад в нем (церковном пруду) была поймана рыба совершенно неизвестной породы; священник отослал редкий экземпляр к местному пинскому естествоведу для определения вида, а естествовед ее сварил и съел».

- Не становились ли мы источником международных сенсаций?

- Такое в XIX веке случилось лишь однажды - во время восстания 1863 года. Как ни удивительно, но путешествовать можно было и в тот тяжелый год. Уникальный памятник такого рода - книга Фортескью Андерсона «Семь месяцев жизни в Русской Польше в 1863 году». Этот английский пастор приехал в имение Верейки на Гродненщине вместе с молодым графом Биспингом, который получал образование в Британии. Андерсон учит графа английскому языку, а заодно описывает местные нравы, жизнь в имениях, охоты. И это все - во время восстания, словно в параллельном мире! И хотя крепостное право два года как отменено, власть пана здесь все еще абсолютна: «Казалось, все крестьяне исполнены радости из-за факта возвращения их молодого хозяина домой и охотно приветствовали его. Некоторые из них низко наклонялись, как восточные рабы, и целовали нижнюю часть его плаща; другие даже падали на землю и целовали его ноги или низ брюк».

Американец Байярд Тейлор – местные заезжие дворы, направляясь из Греции к побережью Балтики. Фото: wikipedia.org

Но очень скоро все переменится, графа арестуют за пособничество повстанцам, а его английского пастора - за шпионаж. Вторая часть книги посвящена пребыванию в гродненской тюрьме и подробно описывает быт заключенных, бессонные ночи из-за криков и стонов из соседних камер и допросы с переводчиком, изображавшим знание английского. В мемуарах Андерсона нет описаний боевых действий или повстанцев, зато мы хорошо можем почувствовать, каково это - жить в 1863-м.

Кстати, после восстания многие белорусские дворяне оказались в ссылке в отдаленных губерниях империи или в эмиграции. Там они сами писали мемуары. А путевые заметки Сырокомли или Крашевского позволяли в мыслях вернуться на родину.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

На Полесье были партнерские роды, а на Витебщине мальчикам пуповину перебивали камнями

«Комсомолка» расспросила авторитетного этнолога о том, чего остерегались белоруски во время беременности, почему девушкам, оказавшимся в доме роженицы, приходилось набирать в рот воды и как определяли пол ребенка без УЗИполтора века назад (читать далее)

Наши предки верили: если 1 января первым гостем будет мужчина - к удаче, а елкам предпочитали еловые ветки

О том, почему наши предки в XIX веке не выносили мусор на Коляды, гадали на жениха под Новый год в хлеву, а на Вигилию занимались магией, «Комсомолка» поговорила с известным этнологом (читать далее)

Как белорусы воспитывали детей: Отец должен был «любить, но руками бить», а матери не опекали сыновей-подростков

О традициях воспитания детей у наших предков «Комсомолка» поговорила с этнологом, кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Татьяной Кухаронак (читать далее)

Наших предков штрафовали, если они не женились до 25 лет

«Комсомолка» узнала у этнолога, как в XIX веке белоруски пытались увеличивать грудь, на какую невесту надеялись, что она «апране мужа», и когда свекры в открытую издевались над невесткой (читать далее)

«Да свіданія, мы ўходзім ат вас, а вы аставайцесь, атдыхайце». Белорусы на Радуницу приносили на кладбище кутью с блинами и сохраняли скатерть с могилы

Какое значение придавали Радунице наши предки, приветствовалась ли у белорусов трапеза на кладбище и почему в СССР не прижился единый день поминовения (читать далее)

Радуница у белорусов 150 лет назад: искусственные цветы на кладбища не несли, а могилы на двоих, сделанные впрок, считали дурной приметой

Накануне Радуницы поинтересовались у исследователя некрополей, чем предки заменяли искусственные цветы, когда на кладбищах появились столики со скамейками и откуда традиция ставить двойные памятники с портретом живого человека (читать далее)

Отпуска белорусов 100 лет назад: неделя на Коляды, неделя на Пасху и запрет на работу в воскресенье

В фольклоре и литературе наши предки всегда за работой, да такой, что как у классика: «Кроўю, потам». «Комсомолка» вместе с этнологом разбиралась, были ли у наших предков отпуска и почему на праздники правильно гулять по полной (читать далее)

Мода сто лет назад: по одежде узнавали, откуда женщина родом, сколько ей лет и есть ли муж

«Комсомолка» узнала, когда белорусы отказались от сшитых вещей в пользу фабричных, какой убор переняли у венгров и зачем родители модно одевали подростков (читать далее)

«Людей с нехорошим глазом знала вся деревня»: как и за что проклинали белорусы

Доктор филологии, профессор Алексей Ненадовец почти 40 лет исследует проклятия белорусов - в его картотеке тысячи конкретных случаев, когда проклинали человека или даже весь его род, и это клеймо проходило через поколения (читать далее)

«Никаких цмоков в мифологии белорусов не было - предки верили в Цуда-Юда, пришедшее с монголо-татарами»

Ученый-фольклорист рассказал «Комсомолке», как наши предки уживались с Домовиком, почему остерегались Водяника и зачем на самом деле первым пускали в новый дом кота (читать далее)

Позвать умерших, вспомнить о хорошем, со стола не убирать: что наши предки делали на Дзяды

Узнали, какие традиции и сохранились в похоронных ритуалах и как поминали родных и близких на Дзяды, которые белорусы отмечают 2 ноября (читать далее)

Фэншуй белорусов: не строить дом на месте бани, не садиться на стол и важные дела начинать в субботу

Вместе с учеными «КП» разбиралась, как белорусы раньше обустраивали жилище, в какие обереги верили и за счет чего сохраняли свой энергетический баланс (читать далее)

Гороскопы и прогнозы белорусов 150 лет назад: на Коляды рождались счастливчики, а на убывающей луне - пессимисты

Узнали, как наши предки следили за звездами и небесными светилами, за что рубили голову курице, и как относились к мышам и крысам – символам 2020 года (читать далее)

Рецепты красоты белорусок 150 лет назад: конопля для белой кожи, шкура ужа для густых волос, а икра лягушек – против веснушек

Разбираемся, какой была у наших предков назад индустрия красоты, какие косметологические процедуры использовали женщины и когда привлекательность могла быть опасной для жизни (читать далее)

Наши предки не любили долгожителей и верили, что самоубийство может вызвать засуху

Как готовились белорусы к приходу смерти, боялись ли ее и какие приметы считали предвестиями ухода (читать далее)

Как белорусы служили в XIX веке: в армию уходили на 25 лет или откупались за 600 рублей, а неверную жену солдат мог убить

Разобрались, что значила рекрутчина для белорусских крестьян, кого забирали в армию и куда они возвращались (читать далее)

Чтобы остановить эпидемии, белорусы обпахивали села на волах-близнецах: народная медицина 150 лет назад

Узнали, как бороться с болезнями помогали собаки и рушники, чем сейчас объясняют работу «заговоров» и почему среди заболеваний XIX века нет депрессий (читать далее)

Для спасения от холеры на перекрестке закапывали живого черного петуха: как белорусы боролись с эпидемиями 150 лет назад

Узнали, почему о методах борьбы с напастями отлично рассказывают судебные дела и как поступали с прибывшими из очага инфекции (читать далее)

Неожиданная версия ученого: в знаменах пчеловодов остался алфавит, которым белорусы пользовались до кириллицы

«Комсомолка» узнала, что предков во времена Великого княжества Литовского за воровство меда карали смертью (читать далее)

150 лет назад белорусы тоже скидывались на нужды школы и не пускали детей в классы в IV четверти

«Комсомолка» расспросила этнологов, каким было дистанционное обучение в XIX веке, почему крестьяне не пороли детей за двойки и сколько получал учитель в глубинке (читать далее)

Треснул стол, сама открылась дверь - жди беды? Чего боялись белорусы 150 лет назад

«Комсомолка» узнала, зачем белорусы советовали подержать усопшего за большой палец ноги и перед кем выговаривали свои страхи (читать далее)

Белорусы опасались наличных и любили покупки «все по копейке»: как делали шопинг наши предки 150 лет назад

Узнали у эксперта, почему раньше белорусы не могли попасть в лавки по субботам, какой оборот был у самого крупного белорусского кирмаша и для чего корову продавали только с веревкой (читать далее)

Белорусские крестьяне целыми деревнями давали клятву не пить, а их за это отправляли в ссылку

Узнали у исследователей, как отличали корчмы, где наливали пиво, от тех, где было только вино, почему наши прадеды не спивались в одиночку и почему в ВKЛ пьянели меньше, чем в годы, когда белорусские земли были в составе Российской империи (читать далее)

Протесты на территории Беларуси: наши предки терпели, молили, но если не помогало - брали вилы

Судя по нашей истории, «можа, так і трэба» - совсем не о белорусах. Узнали, как деды и прадеды выходили протестовать из-за хлеба, закрытия церквей и насилия помещиков (читать далее)