Звезды

«Они терзают мое сердце»: В деле о мошенничестве с наследством Алексея Баталова исчезло важное доказательство

Пропала нотариальная книга, в которой был зарегистрирован договор пожизненной ренты между дочерью артиста и Натальей Дрожжиной
Вдова актера Алексея Баталова Гитана Леонтенко во время гражданской панихиды в Доме кино, июнь 2017 года. ФОТО Валерий Шарифулин/ТАСС

Вдова актера Алексея Баталова Гитана Леонтенко во время гражданской панихиды в Доме кино, июнь 2017 года. ФОТО Валерий Шарифулин/ТАСС

В программа «Пусть говорят» на 1-м канале вновь обсуждалась громкая история с имуществом семьи Алексея Баталова.

«КП» уже писала, что вдова и дочь народного артиста СССР лишились доли в четырехкомнатной квартире, мастерской актера, двух квартир, одна из которых находится в центре Москвы, а также крупной суммы денег. Это имущество оказалось у семейной пары – Михаила Цивина и Натальи Дрожжиной, которые после смерти Алексея Баталова стали опекать его семью. 52-летняя Мария Баталова действительно нуждается в заботе. У нее тяжелая форма ДЦП, она инвалид детства.

Несмотря на ДЦП, Мария Баталова окончила ВГИК и стала сценаристом.

Несмотря на ДЦП, Мария Баталова окончила ВГИК и стала сценаристом.

Фото: Первый канал

Договор пожизненного содержания с иждивением был заключен в сентябре прошлого года между Марией и Натальей Дрожжиной. В итоге, в декабре Дрожжина получила право собственности на долю в четырехкомнатной квартире в доме по улице Серафимовича, 2 (знаменитом Доме на набережной), мастерскую Алексея Баталова, на квартиру в 1-м Самотечном переулке… В свою очередь, Наталья Дрожжина должна была покупать продукты, оказывать медицинскую помощь или выплачивать Марии Баталовой 25 тысяч рублей ежемесячно по каждому из договоров. Суммарно -75 тысяч в месяц. Вроде бы условия договора выполнялись.

И вдруг недавние друзья, почти что ангелы-хранители, которым Баталовы доверили все свое имущество, оказались «аферистами». Почти что месяц не только следователи, но и журналисты пытаются понять, что двигало Михаилом Цивиным и Натальей Дрожжиной: дружеское бескорыстие или холодный расчет. Неужели с самого начала они втерлись в доверие только ради наживы.

Они опекали Баталовых, оберегали от излишнего внимания прессы, взяли на себя не только бытовые заботы, но и отрезали контакты с внешним миром (правда не без одобрения Гитаны Аркадьевны). А теперь…

- Они терзают мое сердце, я же мать. Маша страдает. Пусть отдадут все, что ей положено, что Маше оставил ее папа и бабушка, - говорит Гитана Аркадьевна. - Генеральную доверенность на распоряжение имуществом я не подписывала. Они никогда не были нашими друзьями, они были хорошими знакомыми. Они всех наших друзей оттеснили. Умеют втереться в доверие. Мой телефон стали прослушивать. Грозили, что могут Машину переписку опубликовать.

Недавно Мария Баталова написала официальное письмо, в котором изложила свое понимание ситуации: «Меня обманули, унизили, отобрали мое имущество, сбережения. Насмеялись над моей матерью. Поэтому необходим гражданский суд, и чтоб он был открытый. Квартира, что на Самотечной, должна быть моей. Чтобы у меня была возможность обеспечить себе помощницу и методиста, необходимых при моем недуге. Чтобы ухаживать за мамой, которой уже 85 лет. Чтобы 5-6 раз в год посещать концертные залы и академические театры. Прошу все довести до суда».

Михаил Цивин настаивает на своей версии происшедшего: вдову и дочь Баталова обманывают.

- Гитану Аркадьевну ввели в заблуждение, - говорит Михаил Семенович. - Ей говорят: ты сегодня бомжиха. И она в это верит. Гитана Аркадьевна действительно нездоровый человек, у нее тяжелая ситуация с давлением, она постоянно забывает код на кредитной карте. Теперь ее подруга Таня Воронова, психолог из Казахстана, командует парадом.

В последние годы семью Алексея Баталова активно опекала семейная пара - юрист Михаил Цивин и его жена актриса Наталья Дрожжина

В последние годы семью Алексея Баталова активно опекала семейная пара - юрист Михаил Цивин и его жена актриса Наталья Дрожжина

Фото: Лариса КУДРЯВЦЕВА/ЭГ

Что значит обвинить меня в мошенничестве? Это ложный донос, это преступление. Нет никаких доказательств.

Михаил Цивин утверждает, что они с Натальей Дрожжиной всегда заботились о благополучии Гитаны Аркадьевны и ее дочери бескорыстно.

Но есть и другое мнение: они только выдают себя за благотворителей, а в реальности втираются в доверие, чтобы присвоить чужую собственность.

Сейчас, по словам адвоката Баталовых Татьяна Кириенко, у Гитаны Аркадьевны на руках имеется только паспорт. Под предлогом, что в квартире Баталовых шел ремонт, Цивин перевез к себе домой все документы. Это два шкафа семейного архива Баталовых, рукописей. Там же все документы на квартиры, расчетные счета и даже банковские карты.

Цивин и не скрывает, что все документы у него.

Гитана Аркадьевна пыталась договориться с ним по-хорошему, просила вернуть и бумаги, и личные вещи. Пока он отказывается возвращать. Объясняет это тем, что в «отношении личности и имущества Марии Баталовой могут быть предприняты противоправные действия. Семье грозит опасность» (какая именно он не уточняет). Нам Михаил Семенович сказал, что договор пожизненной ренты с Марией Баталовой его жена расторгнет при условии, что Гитана Аркадьевна признает, что обвинения против него и Натальи Дрожжиной она выдвинула, находясь заблуждении.

- Верните все имущество и на этом все закончится. Мы никого не обвиняем и не подозреваем, - настаивает адвокат Баталовых Татьяна Кириенко. - Договоры ренты расторгнуть в суде очень просто. Рентополучатель может в любой момент отказаться от ухода.

Вскрылись и другие подробности этой громкой истории.

Оформлял договоры пожизненного ренты между Дрожжиной или Марией Баталовой нотариус Дмитрий Бублий. Вроде бы документы от лица дочери подписывала по доверенности Гитана Аркадьевна. Однако на «очной ставке» Дмитрий Бублий признался, что видит Гитину Аркадьевну впервые. Бублий якобы удостоверял договоры на дому. Но Мария Баталова на сделке не присутствовала. Более того, и Мария, и Гитана Аркадьевна говорят, что Дмитрий Бублий к ним домой не приезжал. А он отказывается показать записи в нотариальной книге. Где оригинал документов - неизвестно.