Общество

Песняр Владислав Мисевич о событиях в стране: «Теперь нужен компромисс, но артисту стоит выражать позицию на сцене»

О происходящем в стране поговорили с Владиславом Мисевичем - заслуженным артистом Беларуси, участником «Белорусских песняров» и сооснователем легендарных «Песняров» 51 год назад
О событиях в стране с высоты жизненного опыта «Комсомолка» поговорила с Владиславом Мисевичем - заслуженным артистом Беларуси, участником «Белорусских песняров» и сооснователем легендарных «Песняров» 51 год назад. Фото: Татьяны МАТУСЕВИЧ.

О событиях в стране с высоты жизненного опыта «Комсомолка» поговорила с Владиславом Мисевичем - заслуженным артистом Беларуси, участником «Белорусских песняров» и сооснователем легендарных «Песняров» 51 год назад. Фото: Татьяны МАТУСЕВИЧ.

- Владислав Людвигович, вам весной исполнилось 75. Вы жили при разной власти. А какие времена считаете самыми непростыми, скажем так?

- Когда умер Сталин, мне было 8 лет, я учился во втором классе. Моя семья тоже пострадала: немудрено, коль отец из дворянской семьи, а мать - дочь репрессированного. Они окончили среднюю школу, дальше учиться им не разрешили, выдали бумажку, так называемое поражение в правах.

Чтобы хоть как-то выживать, отец молча, скрипя зубами, вступил в партию. Деда по материнской линии осудили по 58-й статье - на 10 лет без права переписки. Родные ждали вестей, не зная, что это расстрельная статья. Представляете, какая жестокость? И это происходило с тысячами наших дедов…

Отец молчал, зная, что все время ходит по острию. Ему сразу дали понять, что он имеет мало перспектив. Все разговоры в семье были скрытые, намеками - я мало что понимал. О Сталине и Ленине тогда говорили или хорошо, или ничего.

Так вот, я взрослел, и судьба отца стала для меня мерилом хорошего и плохого: «Хорошо, что не в 37-м году живем!..»

С сестрой и родителями. Фото: личный архив.

С сестрой и родителями. Фото: личный архив.

Во втором классе, еще Сталин был жив, родители одноклассницы завернули ей бутерброд в газету, не заметив в ней портрета Сталина. В итоге вызвали родителей, нас, одноклассников, ее - всех поставили в ряд и давай чихвостить. На детскую психику это повлияло. Я не понимал: «За что? За… бутерброд?!» И да: когда умер Сталин, мой отец не плакал, в отличие от многих…

Юный Владислав с братом Казимиром (на фото - справа) и отцом, выходцем из дворянского рода, который скрипя зубами вступил в партию ради детей. Фото: личный архив.

Юный Владислав с братом Казимиром (на фото - справа) и отцом, выходцем из дворянского рода, который скрипя зубами вступил в партию ради детей. Фото: личный архив.

Хотя, подчеркну, у меня все родственники были на фронте, все с орденами. Это поколение колоссального мужества. Я только сейчас понимаю, что им пришлось пережить. И если они, как вы выражаетесь, «не высовывались» - то только ради детей. Отец и в партию вступил только ради нас. Эти люди жили в предлагаемых реальных условиях.

- Но такие посылы - скорее, попытка оправдать некую слабость…

-Так, по-вашему, мой отец был трус или все же мужественный человек? Пусть те, кто считает такое лукавством, вначале побудут на моем месте или на месте отца. А сейчас делают выводы те, кто об этом ничего не знает.

Так называемые правдорубы и ничего не боящиеся на самом деле ничего в жизни не видели. И пока не постучат по одному месту - ничего и не поймут. Мне стучали: я 8 лет провел в армии, всякое было.

- Им пока не постучат по одному месту - ничего и не поймут. Мне стучали: я 8 лет провел в армии, всякое было. Фото: личный архив.

- Им пока не постучат по одному месту - ничего и не поймут. Мне стучали: я 8 лет провел в армии, всякое было. Фото: личный архив.

- Но право на собственное мнение белорусам вы оставляете?

- Оно должно быть выстраданное. Это я только сейчас понимаю.

Знаете, политика - это квинтэссенция всего сущего. Меня всегда занимала мысль: почему странами руководят не ученые, а политики? И только недавно понял.

Позволю себе такую аналогию: на днях ассенизатор избавлял меня на даче от нечистот. Так же и с политикой - это грязное дело. Но оно необходимо, как и работа ассенизатора. И ни один ученый не совладает с этими темными сторонами человеческой личности, которые в каждом из нас есть. А у политиков - вдвойне или даже втройне.

Они ведь циничные, решительные, берущие на себя ответственность, ничего не боящиеся. Но и дело имеет не только с человеческим достоинством, но и с человеческой грязью.

«Толпу воспринимаю только на концерте»

- Что вы думаете, когда видите на минских улицах женщин с цветами или мужчин с плакатами?

- Я музыкант и могу говорить только о профессии. И толпу я воспринимаю только на концерте. Хотя понимаю, что у общества любой формации - от коммунистической до капиталистической - нет другого инструментария, кроме как выйти на улицу и что-то потребовать. Если это случается, я ищу причину этого и возлагаю ответственность не только на толпу, но и на тех, кто ей руководит.

Но такую массу людей в Минске вижу действительно в первый раз. На самом деле я ошарашен. Единственное, чего во мне нет, - это восхищения, хотя многие восхищаются.

Для меня лучше, когда меньше шума, а больше дела. В то же время я понимаю: молодым как без шума? При этом я осознаю и другое: а что мы без молодых будем делать? Нас даже похоронить будет некому!

И приходишь к другому выводу: надо общаться, находить компромисс. Для этого нужна ясная голова. Ну а категоричность молодежи - не их вина, это свойство молодого организма.

И, переходя к конкретике, у меня вопрос: а где эта наша молодежная организация? Где их голос?

Комсомола голос звучал. И не только в попойках и в разврате, как сейчас часто подчеркивают. И в делах тоже. А где нынешние? Два месяца их не слышу. А ведь через них можно было общаться с молодежью.

И с них надо спрашивать за сегодняшние события тоже: то, что мы сейчас видим на улицах, - результат их бездействия.

- Вы говорите - музыкант. Но ситуация разделила и творческих людей. Купаловцы массово уволились из театра вслед за директором, проявив свою позицию…

- Подобное случилось и с «Белорусскими песнярами» 20 лет назад - конфликт с государством. Может, кто-то и нас упрекнет: «А чего вы не пошли на демонстрацию, апеллировать к обществу?» Но мы боролись со сцены - и с некоторыми чиновниками, а вместе с ними и с великим, но постепенно уже отходившим от дел Мулявиным.

На концертах «Песняров» собирались многотысячные аудитории. Фото: личный архив.

На концертах «Песняров» собирались многотысячные аудитории. Фото: личный архив.

Апелляция к обществу для меня всегда подозрительна. Что, у людей нет других проблем? Артисты должны выражать свою позицию на сцене - это наша профессия.

Вне профессии мы слабы и никому не нужны. «Белорусские песняры», например, взяли и воспользовались свободой, о которой тогда были смутные представления: сели и на два десятка лет уехали работать в другую страну…

- Концертов сейчас нет, последний раз «Белорусские песняры» выступили в Военном госпитале после выборов, - говорит Влад Мисевич. Фото: личный архив.

- Концертов сейчас нет, последний раз «Белорусские песняры» выступили в Военном госпитале после выборов, - говорит Влад Мисевич. Фото: личный архив.

Кстати, о других странах. Недавно выступали в Киеве - одном из красивейших городов Европы. Он таким и остался - если смотреть с 9-го этажа. Но опускаешься на землю - и... Столица успешной страны должна быть опрятной, чистой, но там на улицах - по минским меркам - словно прошла бомбежка.

Приехав в Минск, сразу почувствовал разницу. Катастрофическую, как по мне.

- При этом я осознаю и другое: а что мы без молодых будем делать? Нас даже похоронить будет некому!

- При этом я осознаю и другое: а что мы без молодых будем делать? Нас даже похоронить будет некому!

Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

«Каждый должен пересмотреть свою реакцию»

- Но свежий взгляд, ясное дело, нужен всегда и везде - как в личной жизни, профессии, так и в обществе, государстве, - рассуждает Владислав Людвигович.

- Так какой выход из ситуации сейчас, на ваш взгляд?

- Что свершилось - то свершилось. Для меня события сегодняшнего дня подготовлены днем вчерашним. Мы сами, своими руками все это создали. И каждый должен пересмотреть свою реакцию - на происходящее, действия власти, ближних, протестующих. В самых неприятных вещах есть и положительное.

Вот напрягается власть - и в этом напряжении ищет выход. А выход - в разумном анализе, в новой программе. Старая не годится. Можно перенимать опыт, но с поправкой на собственный характер, менталитет, исторические корни.

- Вы говорите про разумный анализ, а мы видим вспышки агрессии, массовые задержания. Что вы сказали бы, если бы избили вашего сына, как, например, брата Дарьи Домрачевой?

- После армии знаю, что когда ты выходишь на любой протест - готовься. Правил нет, это уже близко к войне. Да, мирные протесты - мирное сдерживание эмоций силовыми структурами. Перегибы - значит, судить надо за это и выгонять из органов. Я в армии служил - там за нарушение дисциплины сажали в дисбат на 2 года.

Думаю, надо установить правила, которые не будет нарушать ни одна из сторон. Вот мы после 8 - 9 августа выступали с концертом в военном госпитале, там лежали побитые друг другом люди, самые тяжелые. Вот так наступил раскол в нашем обществе - и что, кто-то чего-то достиг? Нет, мы хотели другого - жить в своей мирной стране.

Повторюсь, мы все виноваты в том, что происходит: старшие мало интересовались тем, чем живет молодежь. Вот теперь и рассчитываемся.

Что делать? Искать любые моменты для примирения, для налаживания контакта. И побыстрее. А для этого нужно останавливаться в своей агрессии, идти на переговоры, создавать вместе Конституцию - да. А прут или огнестрел в руках - последнее дело.

Еще недавно мне казалось, что гражданская война может случиться где угодно, только не у нас. И ее нельзя допустить в Беларуси ни в коем случае.

- Что свершилось - то свершилось. Для меня события сегодняшнего дня подготовлены днем вчерашним. Мы сами, своими руками все это создали. Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ.

- Что свершилось - то свершилось. Для меня события сегодняшнего дня подготовлены днем вчерашним. Мы сами, своими руками все это создали. Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ.

А еще сейчас я будто смотрю в окно и получаю огромный урок. И уже понимаю, что если кончится положительно, хоть каким-то позитивом, с нормальным продолжением, трансформацией - значит, считай, отделались легким испугом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Художник Владимир Цеслер: «Мы виноваты. Мы - поколение, которое, мягко говоря, потеряло эту страну»

Почему уехал из Беларуси, что думает по поводу происходящего в стране и за что бы наградил Лукашенко медалью - знаменитый художник и дизайнер рассказал в интервью "Комсомолке" [продолжение здесь]