17 октября 2003 2:00

“Не все больные и поняли, что пожар…”

Санитарки, которые спасли 31 человеческую жизнь, в шоке: похоже, их еще и обвинят в произошедшем

Санитарки, которые спасли 31 человеческую жизнь, в шоке: похоже, их еще и обвинят в произошедшем

Пожар в Козловщинском психоневрологическом диспансере в минувшее воскресенье унес жизни 31 человека. Столько же удалось спасти. На тщательное расследование трагедии президент дал неделю. Так что еще три дня, и мы узнаем, кто ответит за случившееся. Если, конечно, следователи не придут к выводу, что виновные себя уже наказали – в день пожара министр по чрезвычайным ситуациям Валерий Астапов объявил его причиной поджог, который совершил один из пациентов. Он заметил, что ранее больные уже дважды пытались поджечь здание дома-интерната. “Нет, не пытались”, - упрямо твердят санитарки, которые находились рядом с больными круглые сутки.

Из официальных сводок

“О пожаре сообщили только через полчаса”

Пожар начался около 4 часов утра. В 4.10 дежурная медсестра позвонила директору интерната домой. Дальше персонал пытался самостоятельно справиться с огнем и сообщил о пожаре в местное отделение МЧС только через полчаса после его начала. В 4.36 подоспели пожарные, к этому моменту уже рухнула крыша и перекрытия. Подразделение МЧС приняло все меры по ликвидации пожара и спасению людей. 31 больной был эвакуирован, но 31 пациента спасти не удалось.

Министр МЧС Валерий Астапов в интервью журналистам одного из телеканалов подчеркнул, что в Козловщинском психоневрологическом интернате пожарная автоматика не обслуживалась с декабря 2002 года и оказалась неисправна. А семь дежуривших работников интерната не смогли своевременно оповестить дежурную службу и эвакуировать людей.

Трагедия глазами свидетелей

“Я точно знаю, что пожарных вызвали сразу”

Санитарка Ядвига Барук дежурила в интернате в ночь трагедии. Услышав официальную версию МЧС, она расплакалась: “Откуда они все это берут? Я дежурила в ту ночь в этом корпусе. Какой поджог? Есть у нас такой больной, Рэйба. Как пособие получит - к бутылке приложится. А по пьяни рвет рубашку на груди: “Я вас всех спалю к такой-то матери”. Но чтобы дальше угрозы шло - не было такого. В четыре часа, когда я дым почуяла, все больные спали. Я к Лиле (вторая дежурная санитарка Лилия Ковальчук. - Прим. авт.). Она кинулась в другой корпус к медсестре: “Горим! Вызывай пожарных”. Ирина Владимировна, медсестра, от испуга набрала сначала номер директора, а потом сразу пожарных.

Мы на часы не смотрели, но я точно знаю, что пожарных вызвали сразу. А машина приехала только через полчаса. Те, что из Дятлово, еще позже, так тем ехать больше 25 километров. Примерно в 4.20 “скорая” ехала с вызова и видела, как пожарные заправлялись из озера в Козловщине.

Знаете, сейчас будут всякое говорить и виновных искать. А я так скажу: дому сто лет, пожарная сигнализация не работала, телефонов в корпусах нет. По телевизору сказали, что мы сами пытались пожар потушить. Какой там пожар тушить - мы людей кинулись будить. А это ж больные люди, спят на снотворном. Их и в шесть утра не всех сразу добудишься. Я ему: “Вставай, утекай!” А он встает и начинает медленно одеваться. Ничего не понимает… У нас 22 человека вообще лежачих. Окна стали выбивать - огонь как пыхнул. Кого через окна достали, кого через двери вынесли. А силы где? Их 62 взрослых мужика, а нас пять санитарок со всех корпусов, медсестра и сторож Миша. Они не все и поняли, что пожар… Даже те, кого мы вывели”.

Вопросы, которые остались