2019-05-28T13:53:29+03:00
КП Беларусь

Впервые названы имена палачей, которые расстреливали белорусов в 37-м

90% карателей присылали в Беларусь из России.
Поделиться:
Комментарии: comments1
Здание КГБ (с башенкой) было построено в Минске в 1947 году. Оно закрыло тюрьму -"американку", где расстреляли более 10 тысяч белорусов. Фото 1948 года.Здание КГБ (с башенкой) было построено в Минске в 1947 году. Оно закрыло тюрьму -"американку", где расстреляли более 10 тысяч белорусов. Фото 1948 года.
Изменить размер текста:

19 августа 1937 года чекисты впервые расстреляли в Минске за одну ночь более 10 человек. С этого дня и до ноября 1938-го в подвалах минского НКВД было убито более 10 тысяч белорусов... Писатель и исследователь Леонид Моряков по крупицам собирает данные о зверствах того времени, издал 9 томов энциклопедического справочника. К 70-й годовщине пика репрессий он выпустил книгу "Ахвяры i карнiкi", где поименно указал не только невинно убиенных людей, но и палачей, чьими руками были уничтожены лучшие люди нашей страны.

Энкавэдэшники расстреляли 50 тысяч белорусов

- Спадар Леонид, вы можете назвать точное число расстрелянных во время сталинских репрессий белорусов?

- В пик репрессий (август 1937 - ноябрь 1938) только в минском НКВД было расстреляно более 10 тысяч человек. Это время я называю «кровавый туннель смерти». Случались дни, когда расстреливали по 200 - 250 человек. Особенно чекисты любили праздники - День Октябрьской революции, день рождения Ленина, оба Рождества, Новый год… Убивали прямо в подвалах минской внутренней тюрьмы НКВД, так называемой «американке». Сохранились они в Минске и сегодня. Говорят, что под землей там столько же этажей, сколько и на поверхности… Если же вспоминать о всех сталинских репрессиях, то расстреляли более 50-ти тысяч белорусов, сослали около 700 тысяч.

Один из главных палачей Борис Берман. За год по его приказу репрессировали 80 тысяч человек.

Один из главных палачей Борис Берман. За год по его приказу репрессировали 80 тысяч человек.

- Давайте обозначим точнее период сталинских репрессий.

- Как только в 1920 году из Беларуси ушли поляки, большевики начали аресты и расстрелы. Поводов для ареста было предостаточно: за то, что ты шляхтич, дворянин; за то, что у тебя высшее образование… Под угрозой был любой мыслящий человек. Бывший министр внутренних дел БССР Наседкин уже в камере смертников признался советскому разведчику Быстролетову, что был приказ выявлять и расстреливать только «людей думающих». Другие не интересовали. Поэт Сергей Граховский вспоминал, что, когда арестовывали, то предлагали такую сделку: сдай пять «мыслящих», и свободен! Ведь мыслящий человек опасен для власти! Поэтому когда меня спрашивают о количестве репрессированных белорусов, я отвечаю, что репрессированы были все мы. Одного расстреляли, второго загнали на каторгу, женщин приговаривали как «жен изменников родины», у кого-то забрали родственника. А сосед, который видел эту картину, тоже жертва, ведь находясь в постоянном страхе, он прожил меньше, чем должен был. Закончились расстрелы со смертью Сталина, в 1953 году.

- Людей каких профессий репрессировали в первую очередь?

- В первую – расправились с литераторами. Чего стоит такой факт, что за одну ночь с 29 на 30 октября 1937 года в минском НКВД расстреляли 22 белорусских писателя, в том числе и моего дядю Валерия Морякова… Потом взялись за учителей (расстреляно 4000 человек), врачей (более тысячи), было репрессировано более 2000 православных и католических священников. Методично уничтожали интеллигенцию, вырезали национальную элиту. И даже сейчас, через два поколения, мы не восстановили тот интеллектуальный потенциал нации.

«Через год после расстрела моего дяди у бабушки взяли передачу в тюрьму…»

- Почему вас так заинтересовала эта тема?

- Только в середине 90-х я узнал, что мой дядя был убит энкавэдистами. Его расстреляли 29 октября 1937 года. Никто из родных тогда об этом не знал. Через год бабушка собрала последние деньги, купила муки, напекла блинов, одолжила у соседки кусочек масла и передала для сына. И эти выродки брали передачи, хотя человек уже год, как лежал в могиле. Когда я узнал все это, понял, что раскрыть правду - мой долг.

- Я, прочитав лишь несколько страниц, долго не мог прийти в себя. А как вам - носить в себе всю эту человеческую боль?

- Нелегко. Сейчас даже в больницу слег… Больно читать, как человек, которого пришли забирать из камеры на расстрел, даже полуживой, цеплялся за нары так, что его не могли вытянуть из камеры три-четыре тюремщика… Исследуя репрессии уже не первый год, я все равно не могу относиться к этому спокойно. Вы можете представить, как пытали президента Академии наук БССР Ивана Сурту, если у него вываливались кишки, когда его волокли на расстрел 20 декабря 1937 года. Языковеда Бронислав Тарашкевич после многодневных пыток уже не мог говорить, только трясся. Представьте, Тарашкевича заставили подписать документы на 249 человек, что они враги народа…

- Тогда, наверное, на многих вешали такое клеймо?..

- Никто не был застрахован. Поэт Граховский рассказывал, как в 30-х годах раз двадцать ходил в кино на один и тот же фильм, был безумно влюблен в главную героиню. Через много лет, в концлагере, он возвращался с работ мимо помойки. И увидел получеловека непонятного пола с лысой головой, огромным животом, распухшим лицом. Ночью ему сосед по нарам сказал, что это и есть та самая актриса. Сергей Иванович не мог спать много дней, а на свободе вспоминал этот страшный эпизод до конца жизни…

Поэт Тодор Кляшторны - до пыток и после. Расстрелян 29 октября 1937 года. Ему было всего 34...

Поэт Тодор Кляшторны - до пыток и после. Расстрелян 29 октября 1937 года. Ему было всего 34...

«Чтобы знали, за чей счет прошло их счастливое детство…»

- В своей книге «Ахвяры и карнікі» вы указали поименно многих палачей - следоватей, оперуполномоченных, которые непосредственно пытали, избивали до смерти людей…

- Действительно, за годы работы собралось много сведений не только о жертвах репрессий, но и о нелюдях, которые издевались над невинными. Эти данные и сейчас засекречены, поэтому любая деталь давалась с трудом.

- А пытали и расстреливали свои же, белорусы?

- Нет, 90% следователей прислали из России. Как и судьи - так называемые «двойки», «тройки». Люди приезжали на несколько дней, зачитывали сотню-другую смертельных приговоров и уезжали. Суд обычно длился 10 - 12 минут.

- И какие были самые распространенные обвинения?

- «Антисоветская агитация и пропаганда». Под это можно было подвести все что угодно. Один художник, рисуя плакат, пропустил в слове «Сталинград» букву «р». Получилось «Сталин гад». Его расстреляли.

- Кто-то из палачей еще остался в живых?

- Дело в том, что многих из тех, кто расстреливал в 37-ом, расстреляли в 38-ом. А их палачей, в свою очередь, расстреляли в 39-ом. Следы заметались. Но лет восемь назад была ситуация, когда после книги «Вынішчэнне» со мной искал встречи бывший палач. Я отказывался, но он заинтересовал меня обещанием рассказать, где похоронены расстрелянные 29 октября, где могила моего дяди. За информацию палач потребовал солидную сумму. Пока я бегал, одалживал, он умер.

- А потомки следователей вам претензий не предъявляли? Ведь «сын за отца не в ответе»…

- Один знакомый даже предложил мне снять копии страниц книги, где указаны палачи. Он хочет разыскать их сыновей, внуков и просто опустить эти листки в почтовые ящики. Чтобы знали, за чей счет прошло их счастливое золотое детство. А то получается - прошло 70 лет после этих пыток и убийств, а фамилий нет. Я хотел показать, что фамилии есть. Что правда все равно всплывает.

- В книге значится фамилия Климкович, без имени и отчества. Это бросает тень на всех людей с такой фамилией… Автора гимна Беларуси тоже звали Михась Климкович.

- Я привел данные так, как их удалось узнать. Это не родственник автора гимна. Если указана только фамилия, и со мной вдруг кто-то начнет судиться… Это называется - «на воре и шапка горит»… Это будет означать, что я попал в цель.

Эти справочники о репрессированных белорусах Леонид Моряков издал за 5 лет. Он оставил бизнес и целиком посвятил себя исследованию репрессий.

Эти справочники о репрессированных белорусах Леонид Моряков издал за 5 лет. Он оставил бизнес и целиком посвятил себя исследованию репрессий.

ДОСЛОВНО

Что вспоминают выжившие

В разделе «Яны забівалі нашых продкаў» собраны имена и фотографии палачей. А также воспоминания о том, как именно издевались над арестованными следователи. Приводим лишь некоторые отрывки.

«Следователь Вихорев в период сентября - декабря 1937 года при допросах арестованных Потовича и Чикилевского избивал их, сажал на ножку перевернутой табуретки…»

***

«В ноябре 1937 меня в час ночи привели на допрос и началась расправа. Я был связан в смирительной рубашке и избит до потери сознания. В 2 часа ночи мне предложили спустить штаны… Я не согласился, но после жестокого избиения спустил, и один из следователей достал нож и приказал положить половой орган на табуретку, но я этого не сделал. Тогда они схватили меня за половой орган и начали таскать по комнате до потери сознания».

***

«1 января 1938 года меня вызвали ночью, поставили на колени и один из следователей начал мочиться мне в ухо».

***

«Следователь Массарский принимал участие в избиении арестованных, таскал их за бороду, надевал противогаз, бил галошей, руками и заставлял лаять, рекомендуя применять эти методы другим следователям».

***

«Морев стал применять ко мне, как он выражался, «секретный прием - мозги в потолок». Он заключается в том, что на шею набрасывается ремень и сильным ударом производится сотрясение головного мозга и мозжечка. Вся голова буквально горит. После второго-третьего удара падаешь на пол в почти бессознательном состоянии. Поднимал меня с пола Морев ударами сапог в живот и ребра и обливанием водой».

***

«Хуже всего было, когда Морев стал буквально часами рвать у меня волосы на голове и бороде и потом колоть эти места булавками. От этого на лице, голове и шее образовались кровяные нарывы, из которых постоянно сочился гной с кровью. Я и теперь не понимаю, как от этих невыносимых пыток я не сошел с ума».

***

«Следователь Апрянич был прислан из Червеня… Он шесть суток день и ночь избивал меня и всевозможные пытки ко мне применял, а именно: бессчетные приседания, стойка, сажание на ножку стула, перевешивание через стул и биение резиной по мускулам ног, биение по пяткам, защемление пальцев в дверь, частое биение по связкам шеи, биение прессом по голове, и когда падаешь на пол, так бьет до потери сознания каблуком в бока…».

P.S. Сегодня родственники репрессированных имеют право ознакомиться в архиве КГБ с личными делами своих замученных родных.

Фото Николая СУХОВЕЯ, из архива Леонида Морякова и из книги "Мiнск. Гiсторыя пасляваеннага аднаўлення".

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: История Беларуси»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также