2009-07-31T15:44:41+03:00
КП Беларусь

Бизнесмен Юрий АВЕРЬЯНОВ: «Первый рынок мы открыли под окнами обкома партии»

Поделиться:
Изменить размер текста:

Известный белорусский бизнесмен рассказал «Комсомолке» о том, как 20 лет назад реставрировал церкви, о том, почему предпочел Америке Беларусь, и о том, как третий год пытается изменить психологию беспросветной жизни на селе.

20 лет в бизнесе - личный профессиональный праздник бизнесмена Юрия Аверьянова. Пожалуй, круглая дата стала единственным аргументом, сыгравшим в пользу нашего интервью. Ведь до сих пор в беседах журналистам он отказывал.

- Не люблю отвечать на все эти глупые вопросы: какую книгу вы сейчас читаете? - с порога предупредил Юрий Аверьянов.

Этого человека можно приводить в пример как одного из немногих, кто сумел в Беларуси из ничего построить целую корпорацию. Антипессимист, или, как он сам себя называет, авантюрист, он мог бы запросто написать самоучитель «Как стать успешным, если ты не ленивый». Любое из ответвлений его бизнеса заслуживает целого интервью, если не больше. А он об этом все по верхам да вскользь. Первый рынок, первый боулинг, первый клуб, первый ресторан, первый кинотеатр под открытым небом…

- Юрий Робертович, если я не попрошу вас рассказать, с чего вы начинали, читатели мне этого просто не простят!

- Начнем с того, что в 1985 году Горбачев взял курс на перестройку. На тот момент я работал в системе Сельстроя и уже тогда занимался предпринимательской деятельностью. У меня были организованные, как тогда называли, бригады шабашников, людей, которые хотели и могли зарабатывать в свободное от основной работы время. Мы строили по Беларуси сельские объекты, включая коровники, свинарники. Занимались реставрацией церквей и костелов. Зарабатывали на жизнь. Причем неплохие деньги!

Когда Горбачев объявил, что можно создавать кооперативы, я сказал: пора работать легально. Ушел с государственного предприятия, полгода нигде не работал. Занимался только строительными бригадами. Настала пора создавать кооператив. Мы пробовали многое, вплоть до сбора серебра из отходов фотоателье. Параллельно занялись производством печатной продукции методом шелкографии и одеждой. Когда мы показали нашу рентабельность, которая зашкаливала за тысячу процентов, советская власть испугалась (улыбается). Мол, слишком высокие зарплаты, слишком высокие доходы. Нам тут же порекомендовали поубавить свой пыл.

«Послушал бы «опытных экономистов», не начал бы ни один проект»

- Юрий Робертович, трудно ли было на тот момент подбирать команду?

- Тогда было такое время (начало 90-х), когда Союз уже начал разваливаться. Предприятия стали выбрасывать рабочих на улицы - производство стояло. Сотни способных работников ушли с заводов, а куда идти дальше… Людей, которых можно было пригласить, хватало. Но трудность в другом - через месяц, через два, эти люди уходили со словами «На заводе спокойнее и стабильнее». Боялись. Несмотря на то, что зарплаты у нас были раз в пять выше, чем на заводах. Для примера расскажу еще одну ситуацию: где-то в 90-м году я пригласил на должность главного экономиста женщину. Мы на тот момент занимались производством запчастей для автомобилей. Она взялась просчитать бизнес-план на ближайшие годы. А через два дня написала заявление об увольнении со словами: «Вы - банкрот!» Женщина ушла, а мы, как видите, до сих пор «банкротимся» (смеется) Понимаете, она ведь просто взяла и сделала расчет по формуле советских экономистов. Вопрос в том, что в той советской разрухе не действовал ни один расчет, ни одна формула. Вот и все!

- Судя по всему, рискнуть вы не побоялись…

- Тогда, когда открывали кооператив, мне и тридцати-то не было. Наверное, я просто не долго размышлял над этим (задумался)… Я вырос в детдоме. И всю жизнь пробивал себе дорогу сам. Знаете, у меня железная закалка с детства. И, наверное, по натуре я все-таки другой. Потому что тот, кто строит проекты, делает точный экономический расчет, как минимум расписал бы бизнес-программу на год, а лучше на пять лет. В этом плане я авантюрист. Вот этот пример с экономистом. Если бы послушал «опытных специалистов», я бы сегодня не начал ни один проект! Да, честно говоря, у меня много было проектов, которые изначально оценивали как провальные. Но ни один из них не провалился.

«Первый рынок в Минске мы организовали под окнами обкома партии»

- В 1991 году картина удручающая: пустые прилавки в промтоварных и продовольственных магазинах. Куда едет белорус? В Польшу и в Литву за товаром. Мне стало понятно: чтобы люди не ездили за границу, нужно организовать у нас цивилизованный рынок. Первый рынок организовали на стадионе «Динамо». Грубо говоря, прямо под окнами минского обкома партии. На тот момент понятие «рынок» воспринималось властью как синоним спекулянтству. А тут вдруг все легализовано.

Да, это было ново. Но как минимум две тысячи людей сразу получили работу, а две тысячи семей - возможность прокормиться. Уже положительно. За год-два эти люди нарабатывали начальный капитал и уже могли открыть свое маленькое дело. К слову, этот рынок существует уже 16 лет.

- Следующим после вещевого вы, если не ошибаюсь, открыли автомобильный рынок?

- К этому моменту белорусы уже научились зарабатывать на торговле, и им захотелось ездить не на «Жигулях». Люди активно занялись перегоном автомобилей из Европы. В течение одного года стадион «Локомотив» (на тот момент здесь шла стихийная торговля автомобилями. - Авт.) и близлежащие территории были забиты автомобилями. Жители задыхались, но сделать ничего не могли. Мы пошли в горисполком с предложением вынести авторынок за пределы города. Трудно это давалось, но получилось. В результате этот рынок стал чуть ли не самым известным на просторах бывшего Союза. Потом начался период активного строительства квартир, коттеджей и дач. И народ снова поехал в Польшу, Литву. У меня сработал старый принцип: надо, чтобы стройматериалы приезжали в Беларусь. Я организовываю первый центральный строительный рынок. Вначале открылись 19 магазинов. Сегодня их больше 870-ти.

«Все в мире уже давно изобретено. Просто нужно много читать литературы»

- Откуда в вас эта профессиональная хватка?

- Наверное, это наблюдательность. Все в мире уже давно изобретено. Просто нужно много читать литературы. Любое дело, которым мы занимались, включая кооператив, я начинал с того, что шел в библиотеку. Обкладывался книгами и изучал. Производство пластмассы? Значит, изучал производство пластмассы. Швейное производство, строительство, реставрация, создание рыночных комплексов… Это называется самообразование. По диплому я инженер-механик.

-А ведь бытует же стереотип, что белорусы в бизнесе априори несостоявшиеся…

- Ну что вы! И в Америке, и в Европе, и в России, и в Беларуси я знаю минимум пятьсот человек, которые успешно организовали серьезный бизнес. И все они белорусы. Да, возможно, кто-то уехал, не поверив в перспективы…

- А вы почему не уехали?

- Я пытался около двух лет жить в Америке. Но вернулся. В Беларуси больше перспектив во всем. Не только в бизнесе. Я уже говорил, что воспитывался в детском доме. Проще говоря, меня воспитывало государство. Наверное, привита мне эта государственная ответственность, уважение к власти. Есть за что, без высокопарных слов, быть благодарным.

- Помогаете своему детскому дому?

- Ведем активную благотворительную деятельность, регулярно перечисляем средства на счета различных учебных заведений. Про детский дом, конечно же, не забываем - помогаем регулярно.

- Знаю, что на вашем счету не один известный в Минске ресторан. Как вы пришли в эту сферу?

- В какой-то момент в Минске были одни столовки советских времен. Появилось скорее не желание, а необходимость открыть ресторан. Первым был «Динамо плюс», потом «Добрый вечер» (сейчас «Акрополь». - Прим.). Потом организовали первую дискотеку - «Макс-шоу», затем мужской клуб «Триклиний», потом ресторан «Русалочка». Кстати, до этого мы еще занимались производством мягкого мороженого. Вывозили в парки, на каждый футбольный матч на стадион «Динамо». А когда я вернулся из Америки, мы открыли боулинг-клуб. В Минске такого вида спорта еще не было. Через три года я организовал Белорусскую федерацию боулинга и стал ее первым президентом. После этого мы добились права вступить во Всемирную федерацию боулинга. Ведь, по сути, этот вид спорта претендует стать олимпийским! Потом мы открыли танцевальный клуб «Мэдисон», потом дискотеку «Блиндаж», которая скоро будет переделана в дискотеку «Африка». И, когда я уже я понял, что нужно в этом направлении идти дальше, я предложил городу построить парк развлечений «Дримлэнд».

«Каждый сотрудник фирмы должен отработать на селе минимум два дня в месяц!»

- Слышала, у вас под опекой еще колхоз есть, в котором вы боретесь с пьянством?

- Откровенно говоря, я не очень хотел брать колхоз на свои плечи. Но раз надо - приобрели. В Вилейском районе. Назвали его агроферма «Илья». Центральная усадьба там Илья. Да и сын у меня Илья. Колхозом занимаемся уже три года. Когда мы его покупали, он был полностью убыточным. Сегодня мы вышли на нулевую рентабельность, что уже достижение, а в следующие три года ожидаем подъема.

- Вам, как опытному бизнесмену, сложно было объяснять принципы рыночной экономике на селе?

- Сложно было менять менталитет сельских жителей. Потому что принцип там один: «Все вокруг колхозное, все вокруг мое». Первое, с чего начал, поставил службу безопасности, чтобы раз и навсегда решить вопрос с воровством. Вторая проблема - борьба с пьянством. Шесть заводов (по производству самогона. - Прим.) стояло в лесах. Конфисковали. Правда, постепенно. Сразу нельзя, иначе жди бунта. Тогда люди были против. А сегодня говорят, что это было правильно. Не знаю, может быть, районная власть ждала, что мы сразу купим американскую или французскую технику и перейдем на новые технологии выращивания сельхозпродукции. Только я ответил: «А какими силами? Кто будет работать с этой техникой?» 15 лет колхоз падал. В первую очередь нужно менять сознание людей. Вот, пошел четвертый год. Уже можно рассчитывать на подъем.

- Слышала, когда вы только взяли опеку над колхозом, устроили там грандиозный праздник?

- «Дожинки» в традиции белорусов. Я не пожалел, что мы сделали это мероприятие.

- Считаете, что, прежде чем потребовать от человека, ему вначале нужно что-то дать?

- Аванс человеку нужно дать всегда. Но слишком добрым тоже нельзя казаться. Первые мои слова перед колхозниками на собрании были: «Вы мне не подарок! Не думайте, что я вас просто так беру. Нам придется много работать! Все запросы будут удовлетворены тогда, когда мы станем рентабельными». На селе ведь страшная проблема с кадрами. У меня на территории хозяйства 19 деревень. 4 тысячи жителей. Казалось бы. А работников нет! И это при том, что мы предлагаем серьезные деньги - не ниже, чем зарплата по Минску. Пришлось бухгалтерию из колхоза привезти в Минск - приписки, плохой учет, низкая квалификация бухгалтеров.

- Вы сами часто туда приезжаете?

- Сотрудники мои приезжают. Причем как в старые советские времена: каждый день по 15 - 20 человек из Минска я отправляю в колхоз в помощь сельским труженикам - на прополку, на ремонт коровников, свинарников. По всей фирме каждый сотрудник минимум два дня в месяц должен отработать на селе. Если город не поможет, деревня не выживет.

- Сколько сегодня людей у вас работает?

- Если взять все предприятия, которые я организовал, то цифра будет близка к полутора тысячам человек. В какой-то момент я сел и посчитал, какое количество рабочих мест с помощью моей деятельности было организовано, получилось больше 20 тысяч. На ключевые посты стараюсь подбирать молодую команду. Кстати, работнику я начинаю доверять только спустя минимум два года его работы в компании.

- Новые рабочие места создавать собираетесь?

- В свое время я профессионально занимался туризмом. Когда увидел Вилейское водохранилище и вокруг ни одной курортной базы, появилась тайная мечта: создать там большой кемпинг. Вилейское ведь чистейшее водохранилище, всего 60 км от Минска, прекрасный сосновый бор. Обратился к местным властям. Как раз вышел указ президента «О развитии курортных туристических зон». Но пока ответа не получил.

- А сами где отдыхаете?

- Если я нахожусь в Беларуси, я люблю ездить на Минское море. Скутеры, яхты. Езжу на охоту на Браславские озера. Люблю Австрию, горные лыжи. Люблю теплые страны. В горах надо работать, кататься на лыжах - физический труд. А погреться на солнышке - настоящий отдых. Всего я побывал в 64-х странах.

- Отпуск проводите с семьей?

- Да, это традиция. Семья для меня - это надежный тыл. Если в семье крепкие отношения, то и в бизнесе будет успех. У меня четверо детей. Две дочери взрослые. Получили образование в Америке и в Италии. Надеюсь, они правильно найдут себя в этой жизни. Двое детей - сын и дочь - еще пока живут со мной.

- Юрий Робертович, и все-таки «любимый ваш вопрос»! Какую книгу вы сейчас читаете?

- (Вздохнул.) Хорошо, отвечу. Читаю книгу про Кубань. И знаете, почему (улыбается)? Потому что скоро «Сочи-2014». Изучаю, как в те края завезти белорусский бизнес.

РЕЦЕПТ УСПЕХА ОТ БИЗНЕСМЕНА

- Первые десять лет я работал по 25 часов в сутки. Спал, как говорится, в перерывах на обед. Сейчас редко кто работает с таким фанатизмом. Восемь часов отработал - домой.

ДОСЬЕ «КП»

Юрий Аверьянов входит в десятку самых успешных и влиятельных бизнесменов Беларуси (рейтинг газеты «Ежедневник»). Председатель правления ЗАО «ТМ «Кольцо» (крупнейший авторынок в Малиновке), учредитель компаний «Интэкс», «Ростэм» (рынок стройматериалов в Уручье и развлекательный комплекс Dreamland), соучредитель боулинг-центра и танцевального клуба Madison Club, клуба «Блиндаж».

Подпишитесь на новости: