2018-02-21T16:11:00+03:00
КП Беларусь

Ирина Козулина боролась с раком 10 лет

В октябре 2007 года Ирина Козулина дала интервью «Комсомолке» - о себе, своей болезни, о том, что и кто помогает ей выстоять в борьбе с недугом.
Поделиться:
Когда Козулины сделали этот снимок, никто и представить не мог, сколько несчастий придется перенести семье.Когда Козулины сделали этот снимок, никто и представить не мог, сколько несчастий придется перенести семье.
Изменить размер текста:

К примеру, попросила не писать, что она тяжело больна: «Напишите, есть проблемы со здоровьем». При этом она помогала очень многим. В сентябре Козулина была одним из организаторов Международной конференции по проблемам рака молочной железы.

Сегодня мы публикуем часть того интервью без купюр.

- Диагноз «рак молочной» железы мне поставили в 1997 году. Первый вопрос, который в такой ситуации задают себе все, почему я? Признаться честно, я не помню - плакала я или нет, когда узнала диагноз. Совершенно точно я не осознавала вначале, что лечение будет таким длинным и непростым - операция, радиотерапия, химиотерапия. Я не хотела понимать, что мне тоже придется облысеть, что мне будет плохо так, как было плохо всем женщинам в больнице.

- А тогда вы скрывали болезнь?

- Не афишировала. Но как только я легла в Боровляны, на работе уже все узнали. Не помню, как мы сказали детям - Юленьке было только 10 лет, Оленьке 16. В основном моей опорой был муж, приезжал в больницу каждый день. Лечение закончила в конце 97-го.

А потом восемь лет я чувствовала себя замечательно, даже не проверялась. Это все мой внутренний оптимизм - со мной уже ничего не случится. А в 2005 году я после гриппа очень долго кашляла-кашляла, пока меня подруга-медик силой не затащила в больницу. Уже в Боровлянах выяснилось, что болезнь вернулась, но уже в легкие. Мне так хотелось поплакать. Но за рулем плакать не будешь, дома дети - тоже не получается. Думала, когда же мне спокойно поплакать? Так и не получилось. А потом снова шесть курсов химиотерапии, опять выпали волосы, опять ходила в парике, не сознавалась маме очень долго.

Слушайте интервью

- Ирина Ивановна, после возвращения болезни ваше отношение к ней изменилось?

- Я сама очень изменилась за это время. Я научилась об этом говорить открыто, поняла, что в нашей стране, для того чтобы изжить страх перед раком груди, о нем надо говорить. Чтобы в прессе появлялись истории выздоровления, и женщина, которая что-то нашла у себя в груди и боится пойти к врачу, прочла и увидела, что есть люди, с которыми это случилось, и теперь все в порядке. Мой пример как раз не очень позитивный, потому что ко мне болезнь вернулась. Но в нем можно найти пример другого - нельзя опускать руки ни в какой ситуации. Мне не очень понятно, когда говорят: тебе надо жить ради своих детей, семьи. Я считаю, что женщина должна жить в первую очередь ради себя, и дети, и муж, и родственники - все будут жить без нее. Им будет поначалу трудно, но потом все приспособятся.

- Но сейчас вы отказались от официального лечения.

- В феврале 2007 года я была в Америке с делегацией белорусских политиков. Там спросили, чем мне можно помочь. Я попросила провести обследование. Результат был очень неутешительным. Предложили там, в Америке, делать химиотерапию, причем очень жесткую. Тогда я поняла, что этого не хочу, и вернулась домой. Решила, что надо пробовать активизировать какие-то свои внутренние силы.

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ

- Когда мы узнали, что к маме вернулась болезнь, были в шоке, - рассказывала в октябре дочь Козулиных Ольга. - А из Америки она написала нам письмо страницы на три печатного текста: «У меня нашли то-то, а потом еще обнаружили там-то. Врачи сказали, что продлить жизнь смогут на полгода. А вообще, я решила вернуться и лечиться дома сама». Силы у мамы потрясающие. Какой еще человек сможет при нынешнем весе в 40 килограммов, голодать, сидеть на диете да еще приседать с гантелями по 120 раз.

- Я написала это письмо по одной причине, - признается Ирина Ивановна. - Я сейчас трудоспособна, хожу, могу себя обслуживать. Но у меня уже такая стадия, что, может быть, очень скоро я буду нуждаться в помощи. И с моей стороны было бы нечестно скрывать это от дочерей, на которых я надеюсь.

Ирину Козулину пока не хоронят

Дочери политика до сих пор надеются, что отца отпустят из тюрьмы

Ирина Ивановна ушла из жизни 23 февраля. Ей стало хуже вечером в субботу, дочь Юля не успела довезти ее до ближайшей больницы. Но с той стадией рака, которая была у Ирины Козулиной, ни один врач не сумел бы уже помочь…

Александр Козулин узнал о смерти жены из телеграммы от дочерей утром 24 февраля. Ее передал начальник колонии. В тот же день от Козулина пришло сообщение: «Похорон жены не будет до тех пор, пока меня не выпустят. С 26 февраля я объявляю сухую голодовку, и тогда через 6 - 7 дней нас с моей женой похоронят вместе». На голодовку решились дочери и соратники Козулина.

- По действующему Уголовно-исполнительному кодексу начальник колонии может по согласованию с прокурором принять решение о предоставлении краткосрочного отпуска, чтобы проститься с женой, - пояснил «Комсомолке» адвокат Игорь РЫНКЕВИЧ. - При этом действующий порядок не предполагает этапирования и конвоирования - это предоставление отпуска для присутствия на похоронах. Через семь суток заключенный должен вернуться обратно в колонию.

Дочери экс-кандидата в президенты Оля и Юля пишут письма в Генпрокуратуру, в колонию, в Департамент исполнения наказаний, президенту с просьбой отпустить Александра Козулина на похороны. Ответов на момент подписания номера в печать не было. Поэтому время и дату похорон пока не уточнили. Ирина Ивановна была католичкой. Прощание с ней должно пройти в Красном костеле.

- Мы похороним маму, когда с нами рядом будет папа, - уточнила младшая дочь Козулиных Юля.

Видео "Белапан"

Интервью с Ириной Козулиной.Размер ролика: 3,09 Мб

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также