2018-02-21T16:18:00+03:00

Российские студенты изучают живопись по фальшивым картинам

Вышел очередной том «Каталога подделок произведений живописи»
Поделиться:
Комментарии: comments2
Изменить размер текста:

В октябре прошлого года (см. «КП» от 29.10.07) мы уже писали о «Каталоге подделок произведений живописи», выпущенном Россвязьохранкультурой и ставшем настоящей бомбой в мире антикваров. Вдруг оказалось, что десятки картин, проданных за бешеные деньги, на самом деле написаны не Перовым, Куинджи или Айвазовским, а безвестными датскими или немецкими художниками той же эпохи. Злоумышленники скупали эти полотна за бесценок на европейских аукционах, ввозили в Россию. Потом подделывали где-нибудь на обороте подпись знаменитого русского художника или «редактировали», подрисовывая православную церковку, и продавали уже за десятки, если не сотни тысяч евро.

Сейчас из печати вышел третий том каталога, где раскрываются новые бездны (за этими каталогами, честное слово, следишь, как за детективом). Он снова доказал: рынок фальшивой живописи в России гораздо больше, чем думали непосвященные.

Подделки - украшения каталогов

Самое поразительное, что фальшивые картины порой объявляются в солидных альбомах! По оценке эксперта Владимира Петрова, в альбоме «Лев Лагорио», выпущенном уважаемым издательством «Белый город», около тридцати (!) полотен принадлежат вовсе не Лагорио, а датским, немецким и французским живописцам! Причем по этому альбому учатся студенты-искусствоведы, совершенно не подозревающие подвоха.

Мнимая картина Арсения Мещерского вообще воспроизведена на титульном листе альбома, посвященного его творчеству, - и никто даже не подумал, что на деле ее написал Дэниэл Сомоги, и еще в 2002 году эта работа была куплена на аукционе «Сотбис»! Не повезло и Константину Маковскому, и многим другим художникам.

Судя по всему, составители альбомов честно искали по частным коллекциям картины Лагорио и Маковского. И владельцы полотен были искренне уверены, что предоставляют для публикации подлинники. Тем более что на большую часть картин имелись заключения экспертов, на секундочку, из Государственной Третьяковской галереи. Во множестве случаев есть сертификаты с подписью и печатью: никаких вопросов, да, конечно, это Лагорио, смело покупайте, смело публикуйте, где хотите. Кабы создатели каталога не догадались порыться в архивах европейских аукционов и не нашли там полные аналоги этих «Лагорио», обман нипочем бы не всплыл.

Петр Авен (президент Альфа-банка и известный коллекционер) на страницах каталога впрямую называет фамилии экспертов Третьяковской галереи, которым «мало кто доверяет». А про одну даму-искусствоведа говорит: «Она профессиональная и знающая женщина, сознательно вставшая на путь продажи подделок. Она продала мне поддельного Альтмана, прекрасно зная, что он поддельный. Она себя считает большим специалистом, и она же стоит за появлением на Западе многих поддельных Лентуловых, Гончаровых и Ларионовых...»

Эксперты наносят ответный удар

Месяц назад директор Третьяковки Валентин Родионов объяснял в интервью «КП»: «Каждый может ошибиться. Эксперты - тоже люди, а не безупречно работающие механизмы. И бывают подделки, которые невероятно трудно отличить от подлинников! Абсолютно уверен, что они не подписывали заключения из злого умысла».

Да, но ошибиться можно три раза, пять раз. А десятки ошибочных заключений - это как прикажете понимать? Может, эксперты не случайно проморгали подделки?

Впрочем, есть другая версия происходящего. Мы связались с артдилером по имени Александр (по его просьбе мы не раскрываем настоящего имени. - Прим. авт.), который убежден, что не последняя цель издателей каталога - дискредитировать Третьяковскую галерею и запретить ей заниматься экспертной деятельностью (она, точнее, и так официально ею не занимается - все заключения проходят как «научно-исследовательские консультации», но хотят запретить и консультации). Почему? Да просто тогда экспертизой будут заниматься в основном частные фирмы. Ну а там подобные услуги стоят гораздо дороже. В Третьяковке заключение по картине, написанной маслом, стоит около 500 - 700 долларов - это официальные расценки. В частных фирмах цена будет на порядок выше.

Между тем в Третьяковке собраны так называемые «эталонные фонды» - полотна художников, в авторстве которых никто не сомневается. Сотрудники могут сколько угодно сличать, например, подозрительное полотно Поленова с тем полотном, которому уже 120 лет и которое ассоциируется с фамилией Поленов. Частной фирме такое устроить сложнее.

И потом, один из людей, участвовавших в создании каталога, Владимир Петров, в прошлом сотрудник Третьяковки, а теперь независимый эксперт, сам признался, что по оплошности выдал несколько десятков одобрительных отзывов о фальшивых, как потом выяснилось, картинах. Так почему же к нему издатели каталога относятся с огромным уважением, а сотрудников галереи обвиняют во всех грехах?

К тому же зачастую картины проверяют в нескольких местах. Сначала в Третьяковке, потом, например, в Научно-реставрационном центре имени Грабаря, потом в крупной частной фирме. И результаты иногда сильно разнятся. Кто прав - трудно понять.

Наш артдилер уверен: именно благодаря музейной экспертизе Третьяковки русская живопись стала пользоваться огромным спросом (еще 20 лет назад нельзя было предположить, что за картины не очень известных авторов будут платить миллионы евро!). На Западе же музейная экспертиза не распространена, а делать ее в частной фирме - себе дороже. Именно поэтому полотна западных художников без экспертизы продаются за копейки и переделываются в русские. Если бы музейная экспертиза была развита на Западе, а не в России, наоборот, скупали бы русских и переделывали в немцев.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Грустный удел живописца из Дании

Понятно, что экспертам и тем, кто им сочувствует, хочется отбить нападение. И понятно, что от ошибок не застрахован решительно никто. Особенно в ситуации, когда перед глазами картина, написанная в совершенно той же манере, в какой писали русские художники. Причем написанная тогда же, просто на пару тысяч километров западнее Москвы.

Но в одном создатели каталогов не промахнулись. Они ищут правду, а человек так уж устроен, что обычно правде симпатизирует. Как правило, эксперты действительно ошибались, и за ошибки им, увы, придется каким-то образом отвечать.

В этих играх пострадавшими оказываются даже не покупатели. Покупатели-то что? Один, говорят, узнав, что приобрел не настоящего Клодта, в бешенстве пожелал, чтобы все подделки были собраны и сожжены. Хорошо, но раньше-то ему картина нравилась? Только потому, что на ней стояла эффектная нашлепка «Клодт»? Он что ценил - живопись или брэнд?

Вся штука с подделками в том, что европейские оригиналы по качеству порой не только не уступают русским полотнам, а превосходят их. Так и не раскрутившийся живописец из Копенгагена мог быть талантливее Мещерского с Лагорио. Но его посмертная судьба грустна и унизительна. В нем ценят не талант - только возможность выручить за его полотно несколько десятков тысяч евро. И вот эта правда печальнее любых антикварных разборок.

Денис Корсаков ждет вас на нашем сайте.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также