2018-02-21T16:34:36+03:00
КП Беларусь

Александр КУЛЛИНКОВИЧ, лидер группы «Нейро Дюбель»: «Не могу сказать, что страдал последние три года!»

Много шума наделали и запрет на три года, и разрешение (после скандального визита в Администрацию президента) самых известных белорусских рок-групп… Мы решили узнать, что же сейчас?
Поделиться:
Дома у Александра Куллинковича уже целый набор рок-корон. Большие - за лучшую группу в 1998 и 2008 годах, маленькие - за лучшую песню, клип и дважды - за альбомы...Дома у Александра Куллинковича уже целый набор рок-корон. Большие - за лучшую группу в 1998 и 2008 годах, маленькие - за лучшую песню, клип и дважды - за альбомы...Фото: Дмитрий БРУШКО
Изменить размер текста:

Слушать «Нейро Дюбель» - это признак хорошего человека

Мы нагрянули к Куллинковичу домой, в уютную квартиру недалеко от Национальной библиотеки.

- Так, может, вам было полезно в подполье уйти? - пошутили с порога. - Рок - музыка протеста, вот вам и подпитка для творчества!

- Хорошо, но не потому, что были эти три поганых года! - не поддержал шутку Куллинкович. - Корону приятно было получать, что бы про нее ни говорили… Те, кто ее не получил. Насчет альбома - порвать могу любого, «Штази» - лучший! Делали его долго, иногда приходил на репетицию, когда сдохнуть хотелось… Вымучили.

Мы устроились на кухне, выпили на троих литр кофе, полтора пива и закусили шоколадкой.

- Так выиграли или проиграли музыканты от похода в администрацию?..

- Выиграли! Все творческие люди выиграли. Какая-то движуха началась… Чиновники на местах уши растопырили… Ходили-то не за хавчиком! Нас же не стали по телевизору крутить, в веночках! Реально, огромадный концерт состоится в минском клубе 23 апреля, поиграем от души, 2 отделения, и «Штази» и хитяры… Все разрешения получены, будем жить!

- Да, но споров-то было!

- Еще бы… Хотя от этих трех лет я не могу сказать, чтобы сильно страдал. Да, было обидно. Да, иногда было жутковато, по вечерам хотелось выть, как волк на луну… Но я вообще ужасный пессимист. В смысле реалист.

- Вы думали, сколько теряете денег, публики?..

- Не думаю, что мы что-то потеряли в финансовом плане… Но три года изоляции так не проходят… Публики стало меньше.

- Кстати, о публике. Вас на корпоративы зовут?

- Да! Хоть и редко. «Нейро Дюбель» вроде панк, но мы группа довольно светская. Есть богатые люди - фанаты. Мы играли и с «Крамбамбулей» и «J_Морс»… Когда приходят состоятельные люди и их колбасит - это классно! А то все зажатые, стесняются…

- Плохой человек не слушает «Нейро Дюбель»?

- Я искренне считаю, что нет! Слушать «Нейро Дюбель» - это признак хорошего человека. Хорошего вкуса-то, может, и нет… - смеется. - Публика постарела. Молодняк мы не цепанули, 25 лет - самые молодые. С детьми приходят!..

- А вы им «Б...я буду, солнце!» - это одна из самых известных (и любимых публикой) песен «Нейро Дюбеля».

- А что делать! - хохочет. - Хотя сейчас нет такого уже мата. В «Штази» он есть, в стишках, он специальный… Я постарел, а тексты ведь я пишу… «Нейро Дюбелю» уже 19 лет!

- Ага, и живы! Так это вашу песню «не задушишь, не убьешь»?

- Я очень надеюсь, что мы уже все пережили. Но боюсь, что г...на еще навалом, - смеется Куллинкович.

Хлестов и Грибалева споют «Нейро Дюбель»

- Что с трибьютом? Обещали, что ваши песни перепоет куча звезд!

- Уже записались «Палац», Дима Войтюшкевич, «Цейтнот», «Нагуаль», «Детидетей», «Л.О.М.», «Зигзаг»…

- Где попса?

- Пока нет. Но Леша Хлестов клялся и бил себя пяткой в грудь… Лариса Грибалева, «Яблочный чай»… Полина Смолова, наверно, нет. Ее в Беларуси нет.

- А есть вообще противопоставление, типа рок-сцена, поп-сцена?

- Часто случалось, что я сталкивался с эстрадными исполнителями (ненавижу слово поп-исполнители!) на разных вечеринках. У меня прекрасные отношения с Полиной Смоловой, Леша Хлестов отличный парень, воспитанный, хорошую музыку любит… Я, правда с ним лично незнаком, но верю хорошим слухам. Никаких проблем.

- Неужели не было чувства, что вот вам же дорогу перекрывают, а вот им…

- Нет. Мы все взрослые люди, у каждого своя линеечка. Я иду по своей, они - по своей. И все.

- Кстати, вот у тебя песни на белорусском, но ты на нем не говоришь. Как так?

- Когда-то задумали проект, песни на стихи Короткевича. Я у Лявона Вольского попросил несколько его книжек… И Короткевич меня действительно торкнул! Я честно Лявону сказал, книжки не верну, ты уж извини… Подарок! Лявон вежливый человек, вздохнул, сказал: «Подарок»! - смеется Куллинкович. - Потом я начал по-белорусски думать, стихи писать. Конечно, по-дурацки, много русизмов, добрые люди помогали…

- Кстати, в России у вас с концертами как?

- Не зовут, и хорошо. Были концерты, но отношение россиян мне не понравилось. Типа «вы нам братья, но…». Упал человек с сенокосилки в детстве, но все равно ж брат… Вот с поляками на самом деле как братья. Но хочется играть в Беларуси.

Куллинкович работает журналистом и сам готовит ужин

- Чем занимается Александр Куллинкович, кроме музыки?

- Работаю техническим директором журнала «РиО», там же - рубрика анекдотов, будет еще авторская…

- Никто не подкалывает - так много журнала «РиО», у жены работаешь?.. (Жена Куллинковича Елена - редактор «РиО».)

- Нет! Что много, две рубрики? Я еще делаю сайт, информационный…

- А остальные музыканты работают?

- Виталий Абрамович - служащий. Владимир Сахончик - продавец дисков. Евгений Бровко - строитель. Андрей Степанюк - таксист.

- Кстати, тебя в рекламу зовут? Или на телепередачи?

- Пока не зовут. Это они не знают, что я зубы вставил! - Саша улыбается, не то чтобы ослепительно, но внушительно. - Хотя жена рассказывала: подхожу к киоску, лежит газета, там Куллинкович и текст вроде «мужчина в самом расцвете сил, пользуюсь косметикой такой-то!» Я думаю, чуваки, вы что, офигели?!

- Так, надо о личном тебя спросить…

- О личном? Без проблем! Меня девушки не любят, - смеется Саша. - Это о-о-очень личное!

Параллельно с разговором Куллинкович посыпает курицу приправами и запихивает с духовку. Скоро придет жена, у нее курсы по английскому языку.

- Кстати, умеешь ты стирать-убирать-готовить?

- Все умею! Я чаще дома, и готовлю в основном я. Да, встречаю жену ужином - почему нет? Если я могу погладить - глажу, если жена может - она гладит…

- А сын? Чем для него папа занимается?

- Папа музыкант… Хоть и не более того. Саша (сын. - Авт.) сложный такой человек… И он сейчас в таком возрасте, сложном…

- А сколько ему?

- Восемь!

Перед уходом я попыталась сполоснуть чашку и, конечно, разбила. Расстроилась. Куллинкович оказался философом:

- Что ты переживаешь? Ну возьми еще одну разбей! Главное, что я в жизни почерпнул, - книжка про Карлсона и фраза «Пустяки, дело житейское». Как только она мне в мозг влезла, моя жизнь сильно изменилась!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также