2018-02-21T16:58:44+03:00
КП Беларусь

«Я проиграл в казино 140 тысяч долларов»

В Минском городском клиническом наркологическом диспансере лечат от игромании.
Поделиться:
Игромания - это разновидность наркомании.Игромания - это разновидность наркомании.Фото: Виктор ДРАЧЕВ
Изменить размер текста:

лечат

Сейчас специалисты работают еще с новой группой зависимых. Это люди, которые не представляют своей жизни без казино и игровых автоматов.

- Когда я заложил в ломбард последнее золото и мобильник, не смог оплатить жировку, и в холодильнике стало совсем пусто, вот тогда я понял: надо лечиться, - так 29-летний Сергей попал в городской клинический наркологический диспансер.

Два года назад он случайно зашел в казино: ночью срочно понадобилось обменять деньги. Но, как и всем новичкам, ему предложили сыграть в рулетку.

- Как сейчас помню, - вспоминает Сергей, - меня заверяли, что обязательно повезет, если сделаю ставку. И точно, в ту ночь я выиграл 30 долларов. Но тогда к этому не отнесся серьезно. Только через три месяца мне срочно понадобились деньги, и я вспомнил про казино.

С того дня жизнь Сергея изменилась: днем работал автослесарем, а ночью играл в рулетку, блэк-джек. Сразу рассчитывал только на свои деньги, но потом частенько стал стрелять до получки у друзей.

- Почему подсел на казино? Азартными играми я попробовал заменить увлечение алкоголем, до этого я пил семь лет. Когда в игре стало не везти, сорвался, и тогда у меня появилось целых две зависимости: игромания и алкоголь.

Сергей признается, что казино помогало ему отключаться от реальной жизни и забыть про все проблемы. Даже не сама игра, а момент ее ожидания стал смыслом жизни.

- Если раньше мог контролировать себя и остановить после большого проигрыша, то потом желание отбиться доводило до того, что однажды два раза за ночь срывался с казино, чтобы привезти на такси последнюю тысячу долларов. Несколько раз выходил из казино без единой копейки в кармане и шел пешком домой 10 км.

Удивительно, но никто из родных и друзей Сергея не знает про его игроманию. Ему было стыдно за свое увлечение, и он сам отдалился от близких. В центре Сергей лечится второй месяц.

- Не было желания уйти отсюда? - интересуюсь напоследок.

- Я сюда пришел сам, за ручку меня никто не приводил. Поэтому ни разу такое желание не возникало.

После выписки из центра Сергею придется столкнуться с реальной жизнью: отдать долг в 2 тысячи долларов, вернуться на работу и научиться жить без казино.

КОМПЕТЕНТНО

Заведующий медико-психологическим отделением городского клинического наркологического диспансера Вячеслав ЦЫРЛИН:

«Игра - это побег от реальной жизни»

- За 28-дневный курс игроки могут полностью избавиться от зависимости?

- Ну что вы. Это только первые шаги. Процесс выздоровления достаточно длительный - от 3 до 5 лет. Наша программа «12 шагов» направлена на развитие личности и осознание духовных проблем человека. Игра - побег реальной жизни. Игроки напоминают маленьких детей: они не знают, что такое ответственность. В первую очередь они должны повзрослеть, а это длительный процесс. Если человек болен игроманией, то он не может выстраивать близкие, теплые отношения. Он очень одинок. Кстати, игромания - это разновидность наркомании. И порой наркомана проще вылечить, чем заядлого игрока.

- Изучая режим дня ваших пациентов, я заметила: нет никаких лечебных процедур, а только занятия в группе, просмотр фильмов, выполнение домашних заданий. Ваш диспансер скорее напоминает образовательный центр.

- Мы не лечим таблетками. У нас медикаментозное лечение не предусмотрено. Групповые, индивидуальные занятия, ежедневные лекции - вот что мы можем предложить. За время лечения в диспансере пациенты должны многое осознать и понять, научиться жить заново.

- Все ли обратившиеся игроки смогли выдержать такие условия?

- Нет, конечно. Один удрал в первый же день вслед за мамой, а второй - через два дня. Они даже в диспансере ведут себя, как в казино: думают - ставить или не ставить.

- Вячеслав Михайлович, а что чувствуют игроки?

- Самое парадоксальное, но они не могут ответить на этот вопрос. Они ничего не чувствуют, они могут только думать. Игроки своим поведением похожи на зомби. Знаете, игроманию я называю самоубийством, растянутым во времени. Им не интересен факт выигрыша или проигрыша, им важен сам процесс. Именно во время игры они начинают что-то чувствовать: страх, возбуждение, разочарование.

- Может ли человек избавиться от зависимости сам?

- Это заблуждение многих игроков. Без помощи специалистов он продолжает оставаться больным человеком. Поэтому рано или поздно все равно сорвется.

- Бесконечные уговоры родственников могут остановить игрока?

- Я, наверное, сейчас скажу дикость, но родственники сами чаще всего помогают игроку играть и провоцируют его. Начинают оказывать «медвежью услугу»: платить за него долги, кормить его, содержать. Человек становится абсолютно инфантильным и не знает, что такое ответственность. Вот если бы он сам столкнулся со всеми последствиями своей болезни и несколько дней поголодал, подумал, как оплатить квартиру, тогда бы игрок обращался бы к нам гораздо быстрее. К сожалению, многие этого не понимают. Все близкие люди созависимые, и они тоже должны лечиться. Они возомнили себя маленькими богами и думают, что без их помощи, заботы, повседневного контроля игрок пропадет. Для них выздоровление игрока - это практически то же самое, что остаться без работы. Ведь за время болезни они привыкли жить чужой жизнью. Поэтому по субботам к нам на занятия приходят еще и члены семьи пациента.

- И все-таки, есть ли способ победить болезнь?

- Он достаточно прост: признать свое бессилие, понять, что враг (казино) намного сильнее вас. Но гордыня многим не дает успокоиться, и они продолжают вести неравный бой.

ДУГОЕ МНЕНИЕ

Саша:

«Я проиграл в казино 140 тысяч долларов»

В казино Саша не играл четыре года, но это не мешает ему мечтать о том моменте, когда он снова может сделать ставку. Только сначала надо отремонтировать квартиру, дачу, купить новую машину.

- Я не собираюсь играть по-крупному, как раньше. Сделаю только несколько ставок и буду наблюдать со стороны. Когда разбогатею, все свое имущество перепишу на родственников, чтобы не проиграть. Первый раз я испытал шок, когда проиграл не только свои деньги, но и сбережения своей кумы. Мы очень дружим и даже обменялись ключами от квартиры на всякий случай. В тот вечер я никак не мог отыграться, и был настолько потерянным, что заехал к ней домой и забрал все деньги. Меня никто не мог остановить: кумы в Минске не было.

Второй раз Саша понял, что казино - это болезнь, когда проиграл зарплату своих сотрудников. Тогда у него был собственный бизнес.

- Со мной в один день рассчитались сразу три заказчика, и еще с утра я точно знал, что вечером обязательно поеду в казино. Забрал с собой все деньги и за ночь их проиграл, а назавтра в фирме была зарплата. В общем все мои люди остались без денег.

В казино Саша попал после развода с женой и был постоянным клиентом, пока не встретил новую любовь.

- Я как-то задался целью и посчитал, сколько денег я проиграл в казино. За семь лет я оставил там 140 тысяч долларов! За эти деньги я бы мог построить дом, как это сделал мой друг.

Саша убежден, что игроманию можно победить самостоятельно. Без помощи врачей. Главное, понять и осознать проблему.

- Если ты все осознал, зачем собираешься опять вернуться в казино? - недоумеваю я.

- Повторюсь. Я не собираюсь сидеть там всю ночь, сделаю только несколько ставок для удовольствия. Я и сейчас захожу в казино, но только в бар. К рулеткам и игровым автоматом пока не подхожу.

Кстати

Сейчас в Минске 30 казино и 199 игровых автоматов.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также