2018-04-02T12:57:52+03:00

Минский доктор начал использовать гипс при переломах на 40 лет раньше российского хирурга Пирогова

«Комсомолка» побывала в Национальном историческом архиве Беларуси.
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

«Подтвердительный привилей» от 1391 года можно увидеть только в копии

Добро на то, чтобы хоть одним глазком взглянуть на датированный 20 июня 1391 года «Подтвердительный привилей князей Федора и Константина Корьятовичей пану Гринко на город Соколец за верную службу», вправе дать лишь директор Национального исторического архива Алла Голубович. Слишком бесценен насчитывающий более шести веков пергамент. Слишком хрупок перед ветрами времени, а потому требует особых условий хранения - от температуры до освещенности. Впрочем, все желающие полюбоваться древнейшим приветом из прошлого не должны расстраиваться: в архиве имеется его прекрасно сделанная цветная копия, доступная для исследователей.

Любители старины могут увидеть и другие старинные привилеи: например, выданный 3 февраля 1581 года королем Стефаном Баторием Габриэлю Бенешу на имение Ованты за участие в битве под Полоцком и Великими Луками. Или, скажем, дарованный 18 июля 1586 года князем Николаем Криштофом Радзивиллом Сиротка Несвижу на владение Магдебургским правом. Минчанам, наверное, будет интересно узнать, что в архиве хранится также первый привилей на самоуправление в соответствии с Магдебургским правом, которое получил и наш Минск в 1499 году.

Изобретению врача помогло… увлечение лепкой Главный архивист Национального исторического архива Владимир Денисов рассказал о минском враче XIX века Карле Гибентале.

25-летний доктор медицины, получивший высшее образование в Германии, приехал в Минск в 1811 году. Карл Филипп фон Гибенталь - так полностью звучала его имя - практиковал как хирург, одновременно работал инспектором врачебной управы. Умница и полиглот Гибенталь помимо русского прекрасно владел еще семью языками, а также увлекался художественной лепкой, живописью и архитектурой.

Однажды, когда доктор сидел в кабинете и лепил из гипса бюст своего друга, на прием привезли больного. Это был работник одного из минских купцов, на которого неудачно упало дерево и сильно переломало левое предплечье. Не мудрствуя лукаво, Гибенталь скрепил ему перелом разведенной для скульптуры гипсовой кашицей. Пациент хорошо проспал ночь и стал быстро поправляться.

Гипсовая методика лечения переломов воодушевила выпускника Геттингена и Марбурга. Он стал успешно применять ее и даже послал 7 февраля 1812 года в выпускаемый Петербургской медико-хирургической академией журнал статью об этом под заголовком «Новый способ лечить переломы». К сожалению, та попала на рецензию влиятельному эскулапу И.Бушу, который выдал категоричное заключение: «Это хорошо при простых переломах, но при сложных - пользы иметь не может».

Так Росcийская империя на 40 лет задержала применение чудесного открытия минского доктора, пока новый метод гипсовых повязок не признал великий хирург Пирогов.

Впрочем, переехавший в 1816 году в Витебск врач-экспериментатор не сдавался. Он продолжал делать гипсовые повязки больным с переломами и опубликовал в 1816 году статью о своем способе лечения сначала в Лейпциге, а через три года - в Париже и в Риге, где методика нашла поддержку у коллег по медицине.

Белорусские современники поражались чудным опытам доктора Гибенталя: «То обрежет ноги поросенку и пришьет к нему утиные лапы, то обрубит хвост коту с целью прирастить к нему петушиный хвост».

Тем не менее именно Карл Гибенталь успешно боролся с холерой на территории нашей страны и считается зачинателем костно-пластической хирургии в Беларуси.

Сыновья Василия Тяпинского жаловались на дорожных грабителей

Ольга Бобкова, заведующая отделом древних актов архива, показала нам увесистый манускрипт на старобелорусском языке за 1600 год - заверенные восковыми и сургучными печатями дела Минского городского суда (так в то время назад назывались городские суды). А в нем любопытная запись, сделанная скорописью коричневыми чернилами об обращении с жалобой сыновей Василия Тяпинского на шляхтичей, напавших на них в корчме по дороге из Минска в Полоцк, куда они направлялись по делу об убийстве своего отца. Василий Тяпинский, напомню, вошел в белорусскую историю как просветитель и реформатор, издавший Евангелие на белорусском языке с собственным предисловием. Долгое время историки считали, что он был убит при загадочных обстоятельствах в 1604 году.

- Благодаря найденной записи, - говорит Ольга, - можно уточнить дату смерти Василия Тяпинского: скорей всего, он погиб в 1600-м или в 1599 году. Похоже, руку к этому приложили его двоюродные братья. К сожалению, про само убийство в актовой книге упоминания нет.

Оказывается, красавицу и богатейшую в Великом княжестве Литовском наследницу Софию из легендарного рода Олельковичей смущало несколько вопросов. Во-первых, существующая между ней и Янушем степень кровного родства, хоть и очень отдаленная. А во-вторых, что наследник Радзивилловского рода являлся по вероисповеданию кальвинистом, а София (кстати, будущая православная святая) в 1600 году называла себя католичкой.

- Свадьба в конце концов состоялась, - с улыбкой говорит Ольга Бобкова. - В том же 1600 году, в октябре - только в Бресте, а не в Вильно. Великое противостояние между Радзивиллами и Ходкевичами, опекунами Софьи, которое грозило привести к кровопролитной войне, на этом закончилось.

Просто мы не знаем всего того, что хранят в себе наши архивы.

Фото Ulmedical.ry, wwwru.wikipediya.org и Елены ВАЛЬКОВИЧ.

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: История »

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также