2018-02-21T17:36:34+03:00
КП Беларусь

Архитектор Виктор Крамаренко: «Уничтожить старое здание - как оторвать руку человеку»

KP.BY пообщался с автором проектов Национальной библиотеки Беларуси и железнодорожного вокзала в Минске.
Поделиться:
Изменить размер текста:

По дороге в творческую мастерскую Виктора Крамаренко я шел через Октябрьскую площадь, на которой разместились плакаты с изображением строящейся гостиницы… Ненароком подумалось, что в Беларуси есть тоже свой Норман Фостер (известный английский архитектор), по проектам которого строятся самые знаковые объекты в стране…

- Да никакой я не Фостер! - сокрушил меня на пороге Виктор Владимирович. - На самом деле почти все, что построено или строится по моим проектам, выиграло в свою очередь конкурсы. У меня нет связей в правительстве, как, может, есть у Фостера. Я всего добиваюсь только своим трудом.

«Проект библиотеки валялся восемь лет на полке»

KP.BY: Два ваших крупных проекта (железнодорожный вокзал и Национальная библиотека) были созданы с архитектором Михаилом Виноградовым. Не было каких-то разногласий при совместной деятельности?

- Все было гладко. Мы с Михаилом Климентьевичем дружим еще с институтской скамьи. В институте мы делали интересные совместные проекты. Обычно творческие люди вместе не срабатываются, у нас же с Виноградовым хватило корректности уважать друг друга и работать слаженно. Но это не значит, что у нас похожий стиль и архитектурное мышление. Каждый из нас мыслит и делает свою работу творчески и, естественно, по-разному.

KP.BY: А как вообще тогда появилась эта идея «алмаза»?

- Это было в начале девяностых, уже после развала СССР. Стали появляться творческие мастерские, к нам постепенно начали проникать новые течения, новые технологии… Мы могли, конечно, сделать обычный склад, как и во многих других библиотеках мира. Но «алмаз» - это, во-первых, очень удобно с точки зрения функциональности книгохранилища. А во-вторых, имеет эстетическую ценность. Мы воспользовались этой идеей и подали проект на конкурс - он победил практически без боя.

KP.BY: А потом?

- Проект долго провалялся на полке из-за отсутствия финансирования. Через восемь лет на проблемы библиотеки обратил внимание президент. И тут все начало крутиться в быстром темпе. Тогда ведь никто не мог подумать, что такое здание будет построено за три с половиной года.

KP.BY: Интересно, что после строительства в народе пошли неоднозначные толки по поводу здания: мол, и кровля библиотеки такая-сякая, и сама форма неподходящая…

- Стеклянная форма кровли алмаза очень надежна: здание рассчитано на 500 лет! Тем более что новые технологии позволяют совершенствовать здание. К примеру, в будущем мы можем использовать энергию тепла алмаза, применить солнечные батареи на кровле… То есть сделать здание еще лучше и надежнее!

KP.BY: Была ли гордость после открытия библиотеки?

- Да что вы! Иду я, к примеру, по вокзалу, и думаю всегда: «Тут мог бы сделать по-другому, а вот тут - еще лучше». Это нормальные мысли для любого архитектора. Каждая моя работа - это ступень для совершенствования.

KP.BY: Кстати, проект вокзала вы тоже выиграли по конкурсу?

- Да. Но международное жюри одобрило наш проект и разъехалось по домам, а нас захотели попросту опрокинуть. Мол, где подтверждение экспертов? Пришлось тогда доверенному лицу объехать всех экспертов, искать их в Украине, Армении, России, чтобы те документально засвидетельствовали свое предпочтение нашему с Виноградовым проекту.

«Если бы не погиб Машеров, Дворец Республики мог бы быть другим»

KP.BY: Были ли в советские времена такие же смелые идеи, как сейчас?

-Конечно, были! Однако большой вред здесь сыграли советские запреты на развитие различных стилей и направлений. Вместо того, чтобы развивать в стране конструктивизм и модернизм, архитекторам сверху был навязан стиль классицизма, основанный на базе классической архитектуры пятого века до нашей эры. Архитекторы пытались уйти от традиций, правда, это не имело особого успеха. К примеру, еще в конце 70-х разрабатывался Дворец Республики в современном стиле, и я был одним из авторов этого проекта. Его одобрил и рекомендовал к дальнейшей реализации тогдашний председатель белорусского ЦК Петр Машеров. Однако уже через неделю Машеров погиб, и вместо нашего проекта было выполнено здание в стиле традионализма, которое вы сейчас видите на Октябрьской площади.

KP.BY: Однако все-таки были и свои плюсы?

- Безусловно. Посмотрите на проспект Независимости. Это ведь настоящий шедевр, выполненный на основе классицизма и ренессанса. Классический стиль в полном своем расцвете! Широкая магистраль, ансамблевая застройка зданий! Не будь этой застройки, мы бы не имели такой чудесный проспект, который даже ЮНЕСКО признало уникальным. Самый большой минус архитектуры тех времен, на мой взгляд, это долговременная остановка на традициях прошлого и возвращение к античной архитектуре. Настоящее искусство, такое, как архитектура, должно постоянно развиваться. Каждой эпохе должен быть отведен свой стиль. Если бы в 30 - 70-е годы развивался конструктивизм, это бы дало свои результаты.

KP.BY: Значит, со старым нужно покончить?

-Я так не думаю. Конечно, те же хрущевки попросту уже отжили свой век. Вы думаете, архитекторы хотели, чтобы они были построены? Стояла задача - ее выполняли. Сейчас вот только стало понятно, что экономить на строительстве нельзя. А теперь попробуйте их отреставрировать. Да проще построить новое и качественное жилье!

KP.BY: Другое дело - здания прошлого-позапрошлого века, которые представляют большую ценность для нас…

- Я сам родился в Гродно, в самой исторической части города. У меня душа болит, когда уничтожают старые здания. Сколько не стало чудесных построек в Минске! Это сродни тому, как если оторвать ногу или руку у человека! Лишить ауру места своей неповторимости - это настоящая трагедия для города. Здания нужно как-то реставрировать, но только с позиций их первоначального вида и назначения. Но что делать, если нет денег в казне? Я вижу только один выход: частные инвестиции. Вы посмотрите на Польшу, Словакию: там несколько сотен зданий были возобновлены именно при помощи частного капитала. И сегодня они почти ничем не отличаются от тех зданий, которые существовали двести-триста лет назад! Я слышал о хорошей идее - возвращении речки Немиги, которая течет сейчас под землей. Я думаю, что это очень светлая идея и если она осуществится, это будет здорово!

KP.BY: Виктор Владимирович, а Минску нужны небоскребы, каким прочит быть Минск-Сити?

- Почему бы и нет? Есть люди, которым нравится обладать панорамой города и жить на высоте ста пятидесяти этажей. Я, к примеру, люблю низкоэтажные постройки. Тут свои плюсы и минусы. Посмотрите на Манхэттен, к примеру. Там же негде двинуться, не то что жить просторно! Я был недавно в Дубаи, там здание строят в 800 метров высотой. И знаете, что мне сказали инвесторы? В этом центре за полчаса были распроданы все офисные площади!

ДОСЬЕ КП

Виктор Крамаренко - белорусский архитектор, лауреат Государственной премии Республики Беларусь, профессор Международной академии архитектуры. Родился 11 июня 1945 года в Гродно. Окончил архитектурный факультет Белорусского политехнического института.

Работал архитектором в крупнейших проектных организациях страны - Белгоспроекте и Минскпроекте.

Самые известные проекты:

- Национальная библиотека;

- железнодорожный вокзал в Минске;

- обелиск «Город-герой Минск»;

- археологический музей XII века «Древнее Берестье» в Брестской крепости;

- лечебный корпус санатория «Беларусь» в Друскининкае в Литве;

- Театр драмы и комедии в Бобруйске;

- телевизионная башня в Минске.

Сейчас в творческой мастерской архитектора разработаны концепции высотного здания гостиницы «Кемпински» на Октябрьской площади, торгового центра «Москва» и многие другие проекты. В 2002 году Крамаренко признан белорусскими СМИ «Человеком года».

Женат. Отец двоих детей - сына и дочери.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также