Звезды

Режиссер Александр ГАРЦУЕВ: «Академический театр - значит живой»

Что будет с Купаловским театром? И будет ли что-то?
Режиссера Купаловского театра Александра ГАРЦУЕВА

Режиссера Купаловского театра Александра ГАРЦУЕВА

После разразившегося в театре скандала и громкой огласки кажется, что перемены неизбежны. Но знает ли кто-то, как можно вывести театр из кризиса? Об этом мы решили расспросить режиссера Купаловского театра Александра ГАРЦУЕВА. Со срыва его спектакля «Странная миссис Сэвидж» и начался конфликт.

- После всего случившегося чувствует ли театр, актеры, режиссеры ответственность перед зрителями? Ведь творческий кризис, о котором все сейчас говорят, в первую очередь отражается на них.

- Я бы по-другому строил разговор. О том, что плохо, сказано очень много. Надо говорить о том, что нужно делать.

- И что же нужно делать?

- Необходима реформа театра. Начать надо с того, что тот театр, каким он был в 50 - 60-е годы, в пик своего расцвета, не вернуть. Да и нужно ли? На дворе двадцать первый век. Тем более что есть примеры того, как возрождаются эти огромные старые театры со своей историей и традициями.

- Например?

- Тот же МХАТ, Александринка. МХАТ умирал на моих глазах, я был в Москве на стажировке, когда умер Ефремов. Тогда никто не знал, что с ним делать. Но была воля государства, был приглашен Табаков, он попросил определенных полномочий. И денежных вливаний. Теперь у театра семь площадок, он такой же огромный, у него много премьер, но это другой МХАТ. Он может нравиться или не нравиться, но говорить о том, что он не интересен, уже не приходится. Подобную ситуацию мы видели в Таллиннском городском театре, когда были там на фестивале. Там, правда, все маленькое, и театр небольшой. Но у него множество площадок - большая сцена, маленькая, очень маленькая. И разные спектакли.

- А в чем должна заключаться реформа?

- В ней должно быть четыре направления: режиссура, труппа, драматургия и административное управление.

Отдать малую сцену молодым режиссерам

- По режиссуре все лежит на поверхности. Ну есть же у нас Малая сцена! Когда-то, четверть века назад, она и планировалась как экспериментальная. Да отдайте вы ее молодым! Я могу назвать несколько фамилий молодых режиссеров, которые готовы работать сутками.

- Кого вы имеете в виду?

- Огородникову, Аверкову, Тарасюка, Савченко, Тарасову, Карняга, Легкина. Эти ребята бьются в подвалах, в каких-то антрепризах, они настоящие подвижники, готовы жизнь положить, чтобы добиться результата. Им и другим нужно дать возможность ставить, проявлять себя с малыми затратами, почти на пустой сцене.

- И не ждать от них коммерческой отдачи?

- Какой может быть коммерческий эффект от эксперимента? А нашу Малую сцену сразу сделали второй площадкой и стали плакать, что она не приносит дохода. Там должно быть очень много названий, идти очень коротко, быстро, может быть 3 - 4 показа - и спасибо. И никто не должен плакать, что неудача. Кто не входит в воду, тот не переходит реку. А у нас все ищут каких-то маститых режиссеров, а их нет. Молодых надо растить…

Труппе не хватает 50-летних

- Нам необходима реформа труппы.

- Такое предложение вызовет бурную реакцию.

- Я не говорю, выгонять кого-то. У нас дикий провал среднего поколения, очень много молодежи и очень много стариков. На среднем поколении - а для меня это артисты от 45 до 55 лет - держится любой театр. Когда я был молодым артистом, в Купаловском это были Давидович, Тарасов, Кормунин, Владомирский, Белохвостик, Орлова, Овсянников, Гарбук, Захаревич, Кудревич, Дубашинский, Толкачева, Милованов, Зубкова. Мы на них смотрели, открыв рот. Они были такие разные, объемные.

- А как это поколение можно пополнить?

- Я бы объявил набор. Я много ставил в областных театрах и знаю, что там есть талантливые артисты. Не скажу, что их пруд пруди, но по одному-два в каждом точно есть.

А пока даже те редкие представители среднего поколения не представлены в худсовете. Я с уважением отношусь к старшим, но их так много на худсовете. А ведь они составляют только сегмент эстетического мнения. Я и мои ровесники по 25 - 28 лет в театре. Почему в худсовете нет Павлютя, Денисова, Сидоровой, Ковальчука, той же Иванниковой (актриса написала открытое письмо о кризисе в театре президенту. – Ред. Смотри сайте kp.by)? Да и среди молодых есть те, кто уже что-то сыграл, что-то понимает и имеет право высказывать свое мнение.

Академия - это школа, а не скукота

- Весь скандал произошел как раз тогда, когда в Минске прошло много фестивальных спектаклей - от Някрошюса до кукольных. Ажиотаж был огромный, зрители увидели, что есть другой театр.

- Да, театр должен быть разным. Национальный академический театр - не значит скучный и неповоротливый. Академический от слов «академия», «школа». Осталось одно название, а должна быть школа, со своим лицом, живой театр, развивающийся. Я бы открыл студию при театре, которая была когда-то. И готовил бы ребят к тому же поступлению в Академию искусств, мы можем выращивать артистов для себя.

«У нас все про князей, да про князей»

- Самый частый упрек - нет пьес и, соответственно, спектаклей про современных белорусов.

- Говорят, хороших современных пьес нет. Но это то же самое, что и с режиссерами. Если их не растить, ничего не будет. И вроде бы есть в Беларуси лаборатории драматургии, но есть ощущение, что они носят формальный характер. Может быть, стоит даже набрать курс будущих драматургов и готовить их как актеров. Они должны крутиться в театре, и театр не должен отвергать их пьесы как не соответствующие уровню академического театра. Какому уровню? Часто эти пьесы просто непонятны моим коллегам старше 70 лет, обладающим при этом достаточно категоричным мнением. Я понимаю их, они выросли в такой достаточно категоричной стране.

- Но молодых, пишущих пьесы, по-моему, больше, чем начинающих режиссеров.

- Да. Но чаще всего они слышат, что не попадают в формат Купаловского театра. Да формат нужно расширять! А то у нас все про князей, да про князей. Как будто Беларуси другой нет. Но тут мы сразу выходим на четвертую проблему. На сегодняшний день в театре нет менеджеров, продюсеров, способных говорить на многих языках, вести переговоры, общаться с любым театром мира, с драматургами. Такие люди должны буквально жить в театре. Я их видел в Таллинне - новую формацию администраторов, которые продают не билеты, а сам театр.

На Малой сцене должно быть много именно фестивальных спектаклей, на которые массовый зритель, может быть, и не пойдет. Пусть ходит на Большую. Ведь весь мир ездит на фестивали с малобюджетными постановками, авангардными, неформальными.

- Неужели ничего не скажете о зарплатах?

- Говорю об этом в последнюю очередь. Хотя, может быть, с этого и надо начинать. Негоже, когда артисты национального театра, носители эксклюзивной профессии, даже народные, получают зарплату наравне с грузчиками соседнего с нами универсама «Центральный». А то и меньше. 700 - 800 тысяч в театре получает далеко не каждый артист. Этот бешеный поиск заработка уводит…

- в первую очередь, молодежь?

- Пошли бы и старики. Сил нет…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Директор Купаловского театра Николай КИРИЧЕНКО: Театр болен давно

Фото Дмитрия ЛАСЬКО и Александра ДМИТРИЕВА.