2018-02-21T17:48:37+03:00
КП Беларусь

Монастырь разрушил семью минского бизнесмена?

Поделиться:
Изменить размер текста:

Еще два года назад семья Ивановых была счастливой: на радость родителям подрастали Никита и Наташенька. Совместный рекламный бизнес Олега и его жены Ирины приносил приличные доходы. И даже непонятно, почему на фоне этого кажущегося благополучия Ирина предложила мужу….

- Уже два года с моей женой происходит что-то непонятное. За это время она успела наломать таких дров, что, кажется, выхода из сегодняшней ситуации просто нет, - позвонил в редакцию взволнованный читатель нашей газеты. - Она отказалась от наших детей, разрушила семейный бизнес! Я стал практически нищим! Остался дом под Минском, в котором я живу вместе с дочкой и сыном. Но он записан на жену. И я не могу спокойно спать. Мы уже столько пожертвовали монастырю, в котором жена стала бывать… У меня появляются тревожные мысли, как бы без дома не остаться…

Удивительная ситуация: человек боится монастыря! Но монастырь - это же не деструктивная секта, где людей дурят и облапошивают, выманивают деньги и заставляют на себя работать. Мы договорились встретиться на следующий день.

Олег Васильевич* приехал со своей девятилетней дочкой Наташей и одиннадцатилетним Никитой. - Ничего страшного, если они побудут с нами? После развода дети со мной…

Монастырь оказался самым обычным, православным. Открылся он недавно и до сих пор еще строится.

Неприятности в бизнесе начались после аудита

Еще два года назад семья Ивановых была счастливой: на радость родителям подрастали Никита и Наташенька. Совместный рекламный бизнес Олега и его жены Ирины приносил приличные доходы. И даже непонятно, почему на фоне этого кажущегося благополучия Ирина предложила мужу провести аудит на фирме.

- У всегда спокойной Иры вдруг появилась какая-то необъяснимая тревога. Жена стала постоянно говорить о том, что на фирме надо провести аудит. Зачем это надо, объяснить не могла. Однажды в гостях у наших кумовьев она опять подняла этот вопрос, и кума Катя сразу же порекомендовала нам свою сестру, - Олег эмоционально машет руками, при одном лишь упоминании о монастыре начинает повышать голос.

И хоть аудит никакого обмана не выявил, Ирина стала подозревать мужа. Ей стало казаться, что он может обмануть ее в совместном бизнесе.

- И это после 10 лет совместной жизни! Я вообще ничего не понимал. А тут на горизонте снова появилась кума и предложила съездить Ирине в Свято-Ксениевский монастырь, чтобы она там отдохнула и привела мысли в порядок. Я ничего не имею против церкви: мы всей семьей очень часто ходили в храм Господний, поэтому с легкостью согласился, - вспоминает Олег.

Как рассказывают муж и дети, после монастыря Ирина приехала очень спокойной, пребывала в состоянии эйфории, а потом неожиданно для всех исчезла на несколько дней, даже не предупредив детей. Через несколько дней в деревне Барань ее нашел местный участковый. А потом Ирина стала пропадать в монастыре. На неделю, на дней десять. Олег вместе с детьми стал ездить в монастырь за женой.

- Только она нам была не рада. Никогда не подойдет, не обнимет, не поцелует, стоит и смотрит. Она (так теперь дети называют свою маму. - Ред.) стала совсем чужой. Такое чувство, что она где-то далеко. Взгляд у нее такой странный, смотрит всегда в одну точку, - по-взрослому рассуждает младшая Наташенька. - Мы перестали ее узнавать и понимать. И голос стал таким противным: тихим, приглушенным, интонации нараспев. А говорит одно и то же. Через полчаса после нашего разговора у меня начинала болеть голова…

- Сразу я вообще ничего не понимал, что говорит Ирина. Какие-то странные слова, предложения. Она может говорить час, два, вроде бы все четко, логично, но при этом разговор ни о чем, напоминает заевшую пластинку, - признается Олег.

Между детьми и Ириной выросла стена. Теперь она стала нервной, раздражительной, постоянно кричала на Наташу и Никиту. В редакцию дети принесли семейные фотографии. На них Ирина веселая, озорная вместе с детьми на празднике.

«Я не смог зайти в офис, жена поменяла замки»

- Глаза у меня начали открываться в тот момент, когда в монастыре я увидел свою куму. Как выяснилось, она практически жила там. Сразу стало ясно, что это место было выбрано неслучайно. И все-таки Ирина домой вернулась. Тут же начались разговоры, что она, мол, самая главная в семье, что бизнес полностью принадлежит ей. Хотя по документам он действительно записан на ее имя, но реально у руля стоял я. Жена стала прятать от меня отчетность на фирме, отстранять меня от дел, постоянно говорила, что я растранжирю имущество. В один прекрасный день она поменяла замки, и зайти в офис я уже не мог. И при этом она стала жаловаться на нехватку денег, чего раньше вообще не было, не могла толком объяснить, куда идут деньги. При упоминании о монастыре закатывала истерики, избегала прямого ответа.

На фирме постоянно крутились матушка Василиса, сестра София (кума) и другие представители монастыря.

«Сама написала расписку, что отдает мне детей»

В один из дней Ирина решила отказаться от детей и написала расписку мужу. Некогда любимому человеку объяснила это так: «Сейчас так надо. Матушка Василиса сказала, что дети не маленькие, грудью их кормить не надо». По словам детей, когда Ирина приходит домой или звонит им по телефону, она постоянно твердит, что они свободные личности и вправе делать то, что им захочется. - Мама как заведенная повторяет одно и то же: «Вы свободные. Вы должны меня любить, уходите от папы, потому что он плохой». Нам она тоже не перестает повторять, что она свободная. - Вся эта история для меня стала настоящим кошмаром. Я ездил в монастырь и просил матушку Василису, чтобы она повлияла на жену, но она только твердила: «Это ее решение. Она сама так решила». Я больше, чем уверен: если бы не аудит, все было бы нормально. Конечно, проверка показала наши реальные доходы, и кто-то этим решил воспользоваться.

«Я сам начал выносить деньги из семьи»*

Олег не скрывает того, что и сам тоже попал под влияние монастыря. Теперь у него в голове не укладывается, как по своей воли жертвовал деньги на строительство новой церкви и даже подумывал сам стать монахом. - Первый раз я отнес 3 тысячи долларов, потом 700 долларов, потом еще 400. И до этого постоянно жертвовал деньги. Я не знаю, как им удается убаюкать разум человека и крутить им так, как они захотят… Здесь без образования психолога и без владения специальными методиками не обойтись.

Два года Олег и Ирина не живут вместе, недавно они официально развелись. Периодически она заезжает домой, но, как правило, такие приезды заканчиваются скандалом. Сейчас бывшая жена обещает Олегу отсудить детей и дом, чтобы отписать имущество монастырю.

- Я ее люблю и хочу, чтобы она снова вернулась в семью. Прекрасно понимаю, что ею просто манипулируют. Ирина очень хороший человек, я не мог в ней ошибаться столько лет.

МНЕНИЕ ЦЕРКВИ

Архимандрит Алексей, ответственный сотрудник Белорусского Экзархата

- Если эта история действительно стала проблемой в данном монастыре, то матушка Василиса обязана была говорить об этом управляющему архиерею минской епархии. Но прятать такие случаи недопустимо, потому что они могут вызвать неадекватную ситуацию среди сестер обители с непредсказуемыми, негативными последствиями.

Фото из семейного архива.

Что рассказала Ирина, читайте в следующем номере «толстушки» за 30 октября.

*Фамилия и имена главных героев изменены по этическим причинам.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также