2018-02-21T17:49:31+03:00
КП Беларусь

Бывшие солисты белорусской оперетты: «Музыкальный театр шесть лет без режиссера»

Поделиться:
В каждом театре свой Карабас Барабас?В каждом театре свой Карабас Барабас?Фото: Елена ВАЛЬКОВИЧ
Изменить размер текста:

Не прошло и пары недель после шумного обсуждения ситуации в Купаловском театре, как появилось очередное открытое письмо.

На этот раз о бедственном положении писали бывшие солисты Музыкального театра. Имена подписавшихся актеров известны всем поклонникам этого жанра в Беларуси: народный артист Петр Ридигер, заслуженные артисты Арнольд Ранцанц, Герман Козлов, Зинаида Вержбицкая, мастер сцены Виктор Шабуня. Все они ушли из театра несколько лет назад, и не по своей воле. Смириться с тем, что театр деградирует, не могут до сих пор. Об этом и говорили в редакции «Комсомолки».

- Открытое письмо президенту - не единственное ваше послание. За последние два года, насколько известно, вы обращались во множество инстанций - от Министерства культуры до Администрации президента.

Герман Козлов: - К сожалению, никакого результата нет. Но сегодня страшно не за себя, а за будущее театра. О художественном уровне говорить не приходится, если отключить микрофоны и аппаратуру, театр нужно закрывать - голосов нет, петь никто не может, одна химия и фонограммы. А мы всю жизнь проработали с живым оркестром так, чтобы все было слышно и понятно в последнем ряду. В этом году мы выпускаем курс музыкальных артистов в Академии искусств. Куда они пойдут, к кому? Я не знаю.

Шабуня: - Я отдал театру 20 лет. Мне сцена снится по ночам. В свое время мы были солистами так называемого первого состава. Работали с потрясающими режиссерами - Виктюком, Александровым, Штейном, Петровым. Потом несколько лет театр был без режиссера. Вдруг нам представили директором Алексея Исаева, нашего недавнего солиста. Тогда мы услышали много обещаний про то, что традиции театра будут сохраняться… Но появилась «Юнона» и «Авось» - спектакль, обреченный на зрительский успех с любыми артистами и любой постановкой. Правда, исполнитель главной роли в нем один - Алексей Исаев. Потом - «Баядера», опять поставленная непрофессиональным режиссером. Несколько лет назад на постановку «Дон Жуана в Севилье» был приглашен шикарный режиссер Квинихидзе - постановщик знаменитых «Небесных ласточек». Он приехал, труппа ему понравилась, но когда в афише увидел, что художественным руководителем постановки назначен Исаев, сразу отказался. А все запущено в работу - декорации, костюмы. Тогда Исаев решил ставить сам. Так у нас появился режиссер.

Я ушел первым, этого режиссерства выдержать было невозможно - артисты слышат только команды «пойди туда», «выйди из этой кулисы». Это не режиссура. После конфликта на репетиции я написал заявление.

Сегодня весь репертуар идет в одном составе. Такого в театре никогда не было. Не дай Бог что-нибудь случится, остановится половина спектаклей.

Галина Кажгалиева, бывший концертмейстер оркестра: - Я проработала в театре больше 30 лет. Когда со мной не продлили контракт, письмо директору театра написали все оркестранты. Сказали, потеряла смотрибельность. Но я солистка оркестра, сижу в оркестровой яме, и никто меня еще не переиграл.

Нина Дьяченко, бывший руководитель балетной труппы: - Я ушла сама, потому что работать стало просто невозможно. 15 лет назад я создала труппу, которая объехала не по одному разу множество стран - от Испании и Португалии до Швейцарии и Англии. В нашем репертуаре было 14 балетных спектаклей. Но реально мы могли показывать в месяц только три-четыре. Сейчас и их нет. Через неделю после моего ухода театр покинули 20 артистов, ведущая пара, лауреаты 11-ти международных конкурсов Дятко и Кузнецов сразу же ушли к Елизарьеву. Я не злорадствую: мол, ушла, и все развалилось. Но есть очевидные вещи. Труппа, которая получила признание за рубежом и любовь зрителей, сегодня не существует.

- Как вы думаете, почему к вашим словам не прислушиваются?

Шабуня: - Чиновники не могут понять суть проблемы. Ведь с финансовой точки зрения в театре все вроде благополучно. Просто раньше у нас было 24 - 25 спектаклей в месяц, а стало 36. План перевыполняется. Ведь и стоимость билетов выросла значительно. На самом деле получился конвейер.

Год назад меня позвали на разовые, потому что работать было некому. Я согласился, потому что невероятно соскучился. В октябре отработал десять спектаклей - «Летучая мышь», «Севастопольский вальс», «Баядера», «Ночь в Венеции». Но атмосфера в театре меня ужаснула, на сцену выходят артисты с потухшими глазами. Актер должен развиваться от роли к роли, но ничего такого не происходит.

Кажгалиева: - Когда-то у нас был серьезный, глубокий театр, где ставились сложные спектакли - «Сирано», «Играем в принца и нищего», «Клоп». А «Сильва» у нас была такая, какой нигде больше не было! Постепенно он превращается в кабаре, шоу, ревю, дискотеку… Это зрелищно, эффектно, только театра в этом нет.

- Как, по-вашему, можно исправить ситуацию?

- Театру необходим в первую очередь профессиональный режиссер - думающий, талантливый, который не муштрует актеров по мелочам, а создает оригинальные спектакли, а не кальку с удачных постановок.

Необходим репертуар. Всегда в нашем театре ставились четыре премьеры в год. Сейчас один спектакль, который на премьере собирает ползала.

Жалко молодежь, ведь нам есть что вспомнить. А что видят молодые? Ничего.

А В ЭТО ВРЕМЯ

«У нас нет ни одного удачного спектакля»

Возможно, ушедших из театра не по своей воле солистов можно упрекнуть в том, что ими движет обида. По после появления их открытого письма в редакцию «КП» пришли те артисты, которые сегодня работают в Музыкальном театре. Говорили, в принципе, о тех же проблемах. И хотя своих имен они не скрывали, мы решили не называть их в газете.

-У нас нет ни одного удачного спектакля. Классический репертуар или снят, или медленно рассыпается. Классический репертуар Музыкального театра - «Марица», «Веселая вдова», «Летучая мышь», «Принцесса цирка» - в очень плохом состоянии. «Сильва» не идет, потому что нет возрастного актера на роль Ферри. Все пенсионеры уволены. Идут только те спектакли, которые поставил Алексей Исаев или где он играет. В месяц может идти шесть «Русских фантомов», четыре «Юноны» и два «Дон Жуана».

Если бы билеты шли только через кассу, было бы ясно, ходит ли к нам зритель. А поскольку существует система распространителей, которые вынуждены покупать те билеты, которые не смогли продать, со сборами вроде бы все в порядке. Зато в зрительном зале у нас сплошные школьники или роты солдат.

Летом на премьере «Русского фантома» в зале было 40 процентов зрителей. Объясняли тем, что лето, люди разъехались. А сразу после премьеры у нас гастролировал Иркутский театр. Зал был битком.

- Чего главного вам не хватает?

- Режиссера. У нас нет главного режиссера, на постановки тоже не приглашаются профессиональные режиссеры. Сейчас ставится «Бабий бунт». Постановщик - Исаев, сценография - Исаев, в главной роли - один Исаев.

Работают или те, кому больше некуда пойти, либо те, кого держит служебное жилье, либо студенты.

ЗВОНОК В ПИТЕР

Леонид КВИНИХИДЗЕ, режиссер:

- Да, была со мной такая история с «Дон Жуаном». Но я посчитал довольно странным художественное руководство над собой, состоявшимся режиссером, директора театра. И, к сожалению, был вынужден отказаться от постановки. Хотя театр мне очень понравился, я посмотрел несколько спектаклей, мне очень понравилась труппа, артисты симпатичные.

- В театре уже не работают Ридигер, Ранцанц, Козлов…

- Что вы говорите! Они прекрасные артисты и могли бы многому научить молодежь. Очень жаль…

Читайте также

Скандал в «Купаловском театре»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также