2018-02-21T17:51:08+03:00
КП Беларусь

Монастырь использует несчастье людей?

Если честно, то я думала, что Ирина не согласится со мной встречаться…
Поделиться:
Изменить размер текста:

«Я в курсе этой ситуации и знаю о ней не только изложенные факты. Причины кроются не в монастыре, а в семье героя. Жена оказалась там после побоев. И после того как она решила порвать с этим человеком, он все решил свалить на монастырь, а детей использовал для воздействия на нее. И тут скрыта большая проблема - насилие в семье».

Sovet.

О том, что Ирине приходилось терпеть рукоприкладство мужа, рассказал и знакомый семьи, который дозвонился в редакцию. Возможно, в семье все было не очень гладко. Очень многие супруги решают конфликты чересчур экспрессивно. Мы в данном случае не о семейном насилии, а о том, почему монастырь не принес успокоения?

Читательница сайта www.kp.by Сплюшка подтвердила наши сомнения. Она сама была в Свято-Ксениевском монастыре: «Я несколько раз была в этом монастыре, знакома и с матушкой, и с сестрами. Поверить в рассказанное трудно, но возможно. Монастырь поднимается - как птица Феникс из пепла (там недавно был пожар). …он затягивает - это точно, наши знакомые всей семьей уже там. Как-то страшно стало».

Я больше года не была в монастыре

Если честно, то я думала, что Ирина не согласится со мной встречаться… На встречу пришла милая женщина. Одета в черную короткую юбку, с легким макияжем.

- Я ушла из семьи потому, что Олег начал меня избивать, - подтвердила Ирина причину разлада, о которой говорили уже все. - Первый раз он поднял руку, когда я сказала, что хочу параллельно нашему совместному бизнесу открыть свое дело. Почему не снимала побои? Бывший супруг по национальности грузин, у него нет гражданства, поэтому три привода в милицию ему грозили депортацией. И как бы я потом оправдывалась перед детьми, которых сама же лишила собственного отца.

- Как вы попали в монастырь?

- После очередного избиения… Муж посчитал, что пребывание в монастыре пойдет мне только на пользу и эта поездка поможет сохранить нашу семью.

- А как проходил ваш день?

- По своему усмотрению. Первые дни недели мне поручили работать на кухне. Я закатывала банки с алычой, собирала клубнику в огороде. По выходным дням я ходила молиться в церковь. Это была обычная жизнь паломника.

- Вы разговаривали в монастыре с кем-нибудь по душам?

- В первый же вечер матушка представила меня всем насельницам монастыря и сказала, что у нас в семье проблемы, вплоть до того, что мы подрались. И больше мне никаких вопросов никто не задавал.

- Вы не заметили, что после пребывания в монастыре ваша семейная жизнь еще больше зашла в тупик? Ведь, по идее, монастырь должен был помочь вам.

- Заметила, но это я не связываю с монастырем. Я уже больше года не была в монастыре. Православная церковь призывает к смирению, а я не могу больше терпеть то, что творилось в семье. Кстати, за все время я пожертвовала только 30 тысяч рублей, зато Олег постоянно давал деньги монастырю.

- Почему вы оставили детей?*

- Так решил суд.

В прошлом номере мы писали, что после монастыря Ирина стала агрессивной, начала кричать на детей, замкнулась, перестала общаться даже с друзьями, иногда, никого не предупреждая, исчезала из дому. Монастырь не успокоил ее душу, а, казалось, только раззадорил все тревоги и смятения.

А Олег предоставил в суд справку о том, что у него, кроме развалившегося семейного бизнеса, есть бизнес в России. Жил он тогда с детьми в доме под Минском, построенном на доходы от семейной фирмы. А Ирина в тот момент, уйдя из семьи, жила у матери.

Монахиня София: «Я не знаю никакой Ирины!»*

В Свято-Ксениевский монастырь мы приехали как раз в то время, когда на кухне готовили обед. Надо же было разобраться, что происходит с людьми в стенах этой обители. Несколько монахинь в черном одеянии нарезали что-то на столе.

- Если вы к матушке Василисе, то она сейчас в отъезде, - тихим голосом сказала мне одна из сестер.

- А монахиня София?**

- Она где-то на подворье. Я сейчас найду ее.

Свято-Ксениевский монастырь - это десяток деревянных хат в деревне Барань Борисовского района. Эти дома резко отличаются от тех, в которых живут местные: ухоженные, выкрашенные, во дворе идеальный порядок. Несмотря на холодную осень, возле главного входа все утопает в цветах, возле деревьев аккуратно сложены толстопузые тыквы, чуть дальше разбиты парники. Кстати, начиная от сельского магазина, практически все дома уже скуплены монастырем.

Через минут двадцать на обед пришла и монахиня София.

- *Мы хотим с вами поговорить про Ирину Иванову из Минска?

- Какую Ирину? - искренне удивилась монахиня София. - Я не знаю никакой Ирины!

- Ну как не знаете. Она к вам не только приезжает вот уже два года, но и живет периодически.

- Вы что-то путаете, - монахиня сняла очки и стала мило улыбаться.

- А имя Олег вам о чем-нибудь говорит?

- М-м-м. Олег, - задумалась сестра София. - Да, были такие паломники из Минска - Ирина и Олег. Приехали, яблочки помогли нарезать и уехали. Я ничего не знаю и не помню. Извините, но матушка не давала благословения на наш разговор, - сестра София развернулась и убежала в дом.

Монашки уходят…

Подтверждением того, что не все нормально, стали для нас рассказы монашек, ушедших из Свято-Ксеньевского монастыря, которых мы разыскали после первой публикации. Ведь как себе наше воображение рисует? В монастыре человек живет, избавляется от дурных мыслей, от суеты, лечит душу и крепнет духом. Но если верить насельницам Свято-Ксеньевского, все не совсем так. В стенах монастыря они не нашли успокоения.

Бывшая сестра Свято-Ксениевского монастыря (ее имя мы решили не упоминать. - Ред.): *

- Я пробыла в монастыре три года, а потом ушла по состоянию здоровья в феврале 2008 года, когда я уж не смогла терпеть боль в спине. Я получила серьезную травму: упала с лестницы и травмировала позвоночник. Сначала матушка Василиса не хотела показывать меня врачу и говорила, что стены монастыря вылечат, но после как стало невозможно терпеть боль, я начала настаивать, чтобы меня показали доктору. Матушка Василиса положила меня в больницу. Я не единственная, кто ушел из монастыря по состоянию здоровья. Лично при мне из Барани уехали три сестры. Видимо, не все смогли выдержать жизнь в монастыре: мы очень много работали на подворье, летом спали по 3 - 4 часа.

Алла, друг семьи Ирины и Тимура, призналась, что перестала доверять монастырю, потому что ее муж тоже изменился после поездок в Свято-Ксениевский монастырь.

-- И, откровенно говоря, перемены произошли не в лучшую сторону. Сразу сузился круг общения, отношения стали напряженными. О том, что в этом монастыре происходит что-то непонятное, говорит и тот факт, что за последние два года ушли практически все монахини. Когда я приехала этим летом в Свято-Ксениевский монастырь, то не увидела никого знакомого.

Фамилия и имена главных героев изменены.

ЗВОНОК В ЕПАРХИЮ

Архимандрит Алексей, ответственный сотрудник Белорусского экзархата:

«Жить в новооткрытых монастырях крайне трудно»

- Отец Алексей, вас не настораживает тот факт, что за два года из монастыря ушли практически все монахини?

- Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно на сто процентов знать причины ухода. Но пока могу сказать, что молодежи, которая решила посвятить свою жизнь служению Богу, крайне трудно жить в новооткрытых монастырях, которые до конца еще не обустроены. Тем более сложно жить в провинциальном монастыре, вдалеке от города. Не все выдерживают этот путь. Монастырь - это всегда жертва человека.

- Церковь запрещает обращаться к врачам?

- Конечно, нет! О чем вы говорите? В Писании написано: «Не отвергай врача, ибо тебе его дал Господь Бог». Во всех монастырях должен быть врач. Только сектанты отказываются от врача.

КСТАТИ

Олег обратился в редакцию сам. По его словам, два года назад в его семье начался разлад. А после проведенного в монастыре времени его жена Ирина развелась с ним и отказалась от двоих детей. Да и сам Олег подпал под влияние монастыря, пожертвовав ему столько денег, что практически потерял собственный бизнес.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Монастырь разрушил семью минского бизнесмена?

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: особый случай»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также