Наука25 апреля 2009 2:00

Космонавт Алексей Леонов: «Звезды рисую по замерам»

Легендарный человек, первым вышедший в открытый космос, дважды герой Советского Союза Алексей Леонов в Минске не впервые. Но первый раз в Национальном художественном музее при поддержке «Альфа-банка» космонавт представляет свои картины.

Накануне открытия экспозиции, которая заняла три музейных зала, Алексей Архипович заехал посмотреть, как белорусские музейщики выставили его полотна. А директор Художественного музея Владимир Прокопцов устроил для Леонова экскурсию.

Корреспондент «Комсомолки» прошелся по выставке вместе с уникальным художником. То, что для Леонова живопись не просто хобби, стало понятно сразу. За каждой собственной работой у него целая история.

- Вот дом в деревне Листвянка, где я родился. Когда отца арестовали и посадили, мать осталась одна с восемью детьми. А это последняя охота с Гагариным, 22 октября 1967 года, - показывает Алексей Архипович на два пейзажа. - Больше мы уже не охотились. Я написал этот пейзаж с разницей в тридцать минут.

Своей любви к Айвазовскому Леонов не скрывает. Морских полотен у него не один десяток.

- Вот фрегат «Диана» - первая посольская миссия в Японию, рисовал по чертежам, которые отыскал, - фрегату космонавт посвятил несколько полотен - от выхода его из Кронштадта, прохода по всем морям до гибели.

Еще один корабль расположился в зале космической живописи.

- Это трагическая история. Когда распался Союз, флагман космического флота «Космонавт Юрий Гагарин» остался в Одессе. Украина в 93-м году перетащила его в Индию и продала на металлолом по 120 долларов за тонну. Единственный такой корабль в мире вместе с оборудованием! Это предательство!

НИКАКОЙ ФОТОАППАРАТ НЕ В СИЛАХ ПЕРЕДАТЬ КОСМИЧЕСКИЕ ЦВЕТА

- Алексей Архипович, а космос на самом деле такой, каким мы видим его на ваших полотнах?

- Все работы сделаны по замерам. Только одну работу «Здесь родилось человечество» я сделал несколько утрированно. У меня в альбоме есть описание, как я снимал цветовые характеристики, каким прибором, что я делал. Достоверность цветов - порядка 70 - 75 процентов. Никогда никакой фотоаппарат этого не сделает: хочешь получить звезды - Земли не будет. Землю снимаешь - горизонта нет. К тому же меняется там все настолько быстро - 8 километров в секунду.

Я четко классифицировал цветовые характеристики вокруг Земли. Вокруг нашей планеты мной был описан голубой пояс - продукт деятельности человека. Через него просматриваются только красные звезды. Потому что проходят только длинные волны. А дальше звезды голубые, белые... Мы на Земле с хорошим зрением видим звезды только 4-й величины, а в космосе это ограничение снимается, и человек видит звезды 6-й величины. И там звездное небо совершенно другое.

Много художников рисует космическое небо. Знаете как? Они берут зубную щетку и брызгают на холст. Так получается Млечный путь. А самое правильное, когда рисуется конкретное звездное небо, в котором есть созвездия, там можно почувствовать глубину. Но для этого нужно использовать звездные карты.

- А мастерская у вас есть?

- В моем доме в Звездном. На третьем этаже - метров 120.

- Полотна, которые выставлены, ваша личная коллекция?

- Да, семь работ у дочери хранятся, часть у меня на работе висит в коридорах, в одном кабинете, в другом. Хотя я все это дарил. В городе Гагарин 15 моих знаковых работ: и «Выход в открытый космос», и «Союз-Апполон». Я просил дать на выставку, но они отправляют за разрешением в министерство культуры. А это голову сломаешь! Хотя я все эти работы дарил. В Дрезденской галерее у меня одна работа - ее тоже не привезешь. В Лас-Вегасе пропали 15 работ, когда Союз распался. Их там и продали.

- Они там на выставке были?

- Да. И кто-то продал их на аукционе. Они ушли в частные руки. У Рериха была точно такая же ситуация. По Америке у него путешествовала блестящая выставка. А когда случилась революция, американцы Рериха выслали, картины остались. Их продавали по дешевке. Одна очень умная семья скупила больше 20 полотен, а потом тайно передала картины нам. В Москве была закрытая выставка, я возил на нее отряд космонавтов. Где она сейчас? Неизвестно. В залах Рериха, где у меня была в прошлом году выставка, этих полотен нет. А после Рериха приходишь домой и думаешь: «Господи, чего ж я такой бездарный!»

- Но если бы в вашей жизни не было бы космоса…

- Была бы только живопись.

ЛУНА - НАША УПУЩЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ

«Пройдет время, и найдутся люди, которые смогут все написанное мною проверить и написать: все-таки правду он писал», - эти слова принадлежат белорусскому художнику Язэпу Дроздовичу, единственному, который еще в 30-е годы прошлого века писал космос. Таким, как он себе его представлял, с населенными Сатурном, Марсом, Луной. Поэтому не показать его работы космонавту было нельзя.

- Ну как? Похоже? - спрашиваю у Леонова, который остановился возле полотна «На кольце Сатурна».

- Пока никто не знает. Сатурн знаменит другим - своими кольцами, которые оказываются намного больше, чем мы предполагали. Увы, того, что писал ваш Дроздович, там быть не может. Можно было допустить, что жизнь есть на Меркурии. Еще в 60-е годы считали, что на Луне есть жизнь. Вот бы ему дать последние сведения о Марсе, Юпитере, Сатурне. Вот он бы развернулся!

- Вы жалеете, что не ступили на Луну?

- Это одна из упущенных возможностей. У нас было больше возможностей, чем у американцев. Но, во-первых, разные финансовые взносы наших стран. Во-вторых, мы разделили программы пилотируемых полетов и беспилотных. Американцы сразу пошли на пилотируемый космос, беспилотными полетами они и не занимались. А наши корабли летали вокруг Луны, но сесть не могли. Я говорю, хотя бы маленький бы космонавтик был наш, было бы достаточно. Увы. Ну, ползали там две тележки - выдающееся достижение! А кто это помнит? У нас больше с поверхности Луны с разных частей лунного грунта, чем у американцев. Весь этот груз говорит о единстве материи. Ничего другого там нет - ни золота, ни серебра!

К МАРСУ НЕ ПОЛЕТЕЛИ ИЗ-ЗА ГРОМЫКО

- Какая замечательная работа! - космонавт остановился возле полотна в зале современного белорусского искусства. - Кто автор?

- Виктор Громыко.

- Я так понимаю, это однофамилец Андрея Громыко? Этот человек сорвал в 1976 году крупнейший международный проект. В Москву приехала делегация американских сенаторов с предложением вести вместе программу «Марс». Будущее у этой программы могло быть колоссальное. А Громыко говорит: «Нет, невозможно. Уберите ракеты из Европы, тогда мы подпишем». Ну при чем тут ракеты? Если бы начали работу, может, тогда и ракеты были бы не нужны. Я тогда от него поехал к министру иностранных дел Шеварнадзе, который был заинтересован в контактах. Но Громыко был председателем президиума Верховного Совета. Так он поломал отношения между нашими странами на самом высоком технологическом уровне.

ДОСЬЕ «КП»

Алексей Леонов родился 30 мая 1934 года в селе Листвянка Кемеровской области. В 1955 году окончил Военную авиационную школу. В 1957-м - Чугуевское училище летчиков. В 1960 году зачислен в первый отряд советских космонавтов. Живописью занимается с юности.

В 1965 году первым в истории космонавтики вышел в открытый космос. В этом же году был принят в Союз художников.

В 1967 - 1970 годах готовился к посадке на Луну.

В 1975 году совершил второй после по программе «Союз-Апполон».

С 1992 года Леонов - генерал-майор авиации в запасе. Действительный академик Российской Академии художеств. Действительный академик Нью-йоркской академии изящных искусств.