2018-02-21T19:33:30+03:00

Тайная любовь писателя Владимира Короткевича

В конце июля исполнилось 25 лет со дня смерти Владимира Короткевича.
Поделиться:
Комментарии: comments6
Изменить размер текста:

Для многих именно его стихи и романы - с детективным сюжетом, полные романтизма и надрывной любви - открыли Беларусь и заставили задуматься, что у страны есть своя история.

ЖЕНА КОРОТКЕВИЧА РАДИ НЕГО ВЫУЧИЛА БЕЛОРУССКИЙ

Женился писатель один раз в жизни и довольно поздно – почти в 41. Про жену Короткевича Валентину Брониславовну вспоминает профессор Адам Мальдис, который дружил с писателем много лет.

ВАЛЕ СКАЗАЛИ: «ТЫ ЕМУ НЕ ПАРА!»

Познакомились они, когда Короткевичу было почти 37 лет. Это было в Бресте на читательской конференции по роману «Каласы пад сярпом тваім». Валя привела туда студентов. (Она работала в Брестском областном краеведческом музее и читала курс истории КПСС в педагогическом университете. - Ред.)

Валя сказала: «Раз вы писатель, почему бы вам не написать детектив, например такой, ак «Дзікае паляванне караля Стаха…» (Этот роман Короткевича был очень популярен в 1967 году. - Ред.). Она читала роман в журнале, но не обратила внимания, кто автор. Володя рассмеялся: «Дык гэта ж я напiсаў!» Валентила смутилась. Потом как-то пригласила на кофе. Он пошел и остался у нее.

Вскоре Володя привез Валентину на свадьбу Вячеслава Рагойшы в Раков. Она почти не говорила по-белорусски, мужчины подпили и стали злиться: "Ты ему не пара!" Она расплакалась, выпила полстакана самогона, потом еще и каблук сломала. Володя увез ее в Минск.

Поженились они через три года. На свадьбе были и те, кто говорил, что Валентина «не пара». По-белорусски Валя, кстати, очень хорошо научилась говорить.

Переехав в Минск из Бреста, молодая супруга Короткевича хотела устроиться в Институт истории Академии наук, но не смогла. Потому что была женщина, имевшая определенные виды на Короткевича и которая все не оставляла надежды на отношения. Вот эта женщина и пошла к директору института, наговорила всякого: что придет Валя и развалит всю работу. Устраиваться пришлось в Институт этнографии и фольклора Академии наук. Они с Володей много ездили вместе в экспедиции, по заброшенным церквям, костелам. Экспонаты, которые из экспедиций привозили, хранились в Академии наук на первом этаже, никаких решеток не ставили, чтобы внешний вид здания не портить.

Кстати, к этому времени относится забавный случай. Короткевич поспорил с Владимиром Нефедом (главный театровед Беларуси в те времена. - Ред.) на 12 бутылок коньяка, что вынесет запросто, что захочет. Взял статую апостола в рост человека, перебросил через плечо, подошел к милиционеру, еще попросил у него закурить, чтобы внимание расслабить, и вынес апостола.

ЖЕНА ОТВАДИЛА ДРУЗЕЙ-СОБУТЫЛЬНИКОВ

Валя изменила его жизнь, ограничила приходы друзей, потому что, когда Короткевич жил уже в центре, ни у кого вопроса не было: «Куда пойти?!» Сразу решали: «К Володе!» Придут, выпивка начинается, еще и денег у него в долг некоторые возьмут, потом не возвращают. А он и не вспоминает. Совсем выпивки с появлением Вали не прекратились, но знакомые с «холостятскими» привычками перестали ходить. Валя его и деньгами научила распоряжаться, в доме появились ковры, костюмы у него хорошие, в отпуск стали ездить.

Приезжает после очередного отпуска, когда, пытаясь взойти на Карадаг, упал, в больнице лежал долго, я решил пошутить, развеселить его. Говорю: «Долго жить будешь! Мы тебя уже и похоронили тут, даже улицу в честь тебя в Минске назвали!» А в это время как раз на самом деле на одной из улиц появилась вывеска: «Ул.Короткевича». Только назвали ее в честь известного партизана. Володя взял такси и понесся туда, увидел вывеску, упал на колени и пару дней потом под впечатлением ходил. А я все боялся не рассмеяться.

ПОСЛЕ СМЕРТИ ВАЛИ КОРОТКЕВИЧ БЫЛ КАК ПОТЕРЯННЫЙ РЕБЕНОК

Валя рационалистка была, но умела относиться ко всему с юмором. Гости соберутся, Володя ей при всех говорит: «Целуй руку!» Она смеется и целует.

40-летие Валентины когда отмечали, Володя сказал: «Шматпакутніца яна!» А она только улыбается: «Ведала, Валодзечка, аспід мой чорны, на што іду!»

Он многим женщинам нравился, к себе располагал очень быстро, некоторые его и после свадьбы продолжали штурмовать. Были и более эффектные, интересные. Но Валя была спокойная, взвешенная, целеустремленная. Он без нее не умел жить.

Когда Валя умерла от онкологии, Володя как ребенок растерянный был, ходил неприкаянный. Полтора года не прошло, как и он умер.

ТЕМНАЯ ИСТОРИЯ

В 1982 году квартиру Короткевича обокрали. Золота, серебра и хрусталя вынесли на несколько тысяч (Короткевич в те годы получал большие гонорары). Но все это богатство не волновало писателя. Он говорил:

- Ведалі, што браць, гады! Білі прама пад дых!

Адам Мальдис убежден, что Короткевич переживал из-за того, что украли вторую часть «Каласоў пад сяропом тваім».

Воров так и не нашли. Поэтому, не исключено, что продолжение гениального романа и сейчас хранится у кого-то дома.

Нина МОЛЕВА, прототип главной героини романа «Нельга забыць»:

«Мне лестно слышать, что из-за меня он долго не женился»

Была в жизни Короткевича и еще одна женщина, которую друзья писателя называют роковой. Искусствовед Нина Молева. Она учила Короткевича на Высших литературных курсах в Москве. Ему было 28 лет, ей 30. Короткевич встречался с чеченкой-поэтессой, а Молева была замужем за художником Элием Белютиным - организатором той самой выставки, которую Хрущев на всю страну назвал «мазней». Но именно благодаря неразделенной любви к Молевой Короткевич и написал роман «Нельга забыць». И даже уехав из Москвы, долго не мог избавиться от чувства к своей преподавательнице.

Сейчас Нине Молевой 80 лет. Интернет быстро выдает десяток ссылок на ее статьи и книги. Причем многие появились в последние годы. Разыскав домашний телефон Молевой, звоню в Москву. Трубку сняла сама Нина Михайловна. И охотно согласилась поговорить.

- Нина Михайловна, в вас был влюблен Владимир Короткевич…

- Ни сном, ни духом! Он на то и писатель, чтобы создавать такой образ.

- Но ведь Ирина Горева в его романе «Нельга забыць» - это вы! И «Дзіва на Нерлі» он вам посвятил.

- Да, стихотворение посвящено мне. А насчет романа, то мне очень стыдно об этом говорить, но я его не читала, потому что не знаю белорусского. Когда мне говорят о любви Короткевича ко мне, я всегда это слушаю с определенной неловкостью. Все, что я о нем знаю, это то, что может знать школьный учитель о своем ученике. Курс, на котором учился Владимир Короткевич, очень увлекался моими лекциями. Я ребят везла по старинным русским городам и знакомила с искусством, культурой и историей.

ОН ОЧЕНЬ ВОСТОРЖЕННО ОТНОСИЛСЯ К СТАЛИНУ

- Друзья Короткевича говорят, что сначала он влюбился в ваши лекции, а потом в вас.

- Это правильно. Это тот же путь, что был у Вити Астафьева, Риммы Казаковой, других моих учеников. Лекции были в той самой комнате, где родился Герцен. На третьем этаже Яковлевского особняка на Тверском бульваре. Даже зимой у нас окна были распахнуты настежь. И из них валил пар. Я всегда давала возможность сказать им все, что хотели.

У вашего земляка было невероятно восторженное отношение к Сталину. Представьте себе, он рассказывал, как на товарных вагонах добирался до Москвы, чтобы проститься с вождем. А рядом с ним на лекциях сидит человек, которого забрали 6-летним в концлагерь вместе со всей семьей. Время прошло, и Короткевич пересмотрел свои позиции. Но тогда это было так.

Был еще такой момент. Однажды мой курс повели на съезд союза писателей по поводу исключения Пастернака. Приходят, я полюбопытствовала: «Как же прошло голосование?!» Говорят: «Единогласно, чего тут еще думать». Вот тут они первый раз узнали, что такое моя реакция. Я взорвалась: «Кто из вас читал Пастернака?» Оказалось, только один человек его пролистывал. Спрашиваю: « И после этого вы смеете осуждать?!» Короткевич отвечает: «Ну, знаете, всю муть перечитывать, которая выдается, в сумасшедшем доме можно оказаться!»

Понимаете, я никак не хочу нарушить тот харизматичный образ рыцаря, который бытует вокруг Короткевича в Беларуси. Просто он, как и многие его сокурсники, ко мне пришел еще не сформировавшимся человеком. Я видела, что многое из того, что я говорила, буквально переворачивало что-то в его душе. Он становился другим.

Вот пример. Я привезла учеников к Церкови Покрова на Нерлии, вокруг была ужасная грязь, нужно было долго идти пешком. Короткевич и другие сказали: «Не пойдем! Ноги испачкаем». Я говорю: «Нет, пойдете, как миленькие!» Они пошли. Я читала им тексты, стоя возле храма XII века. Владимир слушал не моргая. Потом написал свое «Дзіва на Нерлі».

КОРОТКЕВИЧ БРОСИЛ К МОИМ НОГАМ ШКУРУ МЕДВЕДЯ. ЗА ЭТО Я ЕГО ПРОГНАЛА

- Каким он вам запомнился человеком?

- Взрывным, непосредственным, безразличным ко мнению всех окружающих. Как большинство писателей. Сначала в брюках наутюженных мог прийти. Потом стал следить за собой.

- А какое чувство оставляют у вас книги Короткевича?

- В книгах он красив, романтичен, возвышен. Такое впечатление, будто все вокруг залито грязной водой, а он идет по кладочке, не замочив ног. И жизнь бытовая будто его не касается.

- Правда, что он очень на вас обиделся за то, что взаимностью не ответили?

- Был один случай, за что можно было обидеться. Он пришел ко мне домой и бросил к моим ногам шкуру медведя. «Это тебе!» Сказал, что это он сам убил медведицу, у нее остались детеныши. Я охотников не терплю. А он оставил медвежат сиротами ради того, чтобы принести мне эту шкуру! Я сказала: «Это настолько невероятно, что уходите немедленно. Если вы считаете возможным оставить детенышей без матери, то грош вам цена!» Он ушел.

- Владимир Семенович признавался вам в любви?

- Что вы! Это было просто исключено.

- Но, говорят, именно из-за чувства к вам он не мог долго жениться.

- Конечно, мне, как любой женщине, очень лестно это слышать. Но не было никаких личных отношений. Он писал мне письма. За лет восемь до смерти я видела его. Просто разговаривали. Он, кажется, уже был женат.

ИЗ ПИСЬМА КОРОТКЕВИЧА НИНЕ МОЛЕВОЙ

«…Твое фото стоит на столе и не смотрит на меня. Иногда мне кажется, что ты делаешь это нарочно, чертик. В отместку посылаю тебе свое, правда, сделанное год назад и плоховатое. Но, в отличие от твоего, я на нем мужественно и прямо смотрю в глаза. И я на нем незатейлив, как лопата, а взгляд у меня бесхитростный и открытый.

Пиши мне. Не задерживай ответа. И будь умницей, поправляйся. До скорой встречи».

Владимир. 26.III.63 г.

(Письма хранятся в Центральном московском архиве-музее личных собраний.)

КСТАТИ

Уже составлен план 25-томника Владимира Короткевича. Кроме известных произведений в нем будет опубликована и переписка с Ниной Молевой, а также стихи, которые он специально для нее писал на русском языке. Сейчас решается, кто будет издавать сборник: государство или спонсоры.

ПЯТЬ ЗНАМЕНИТЫХ КНИГ КОРОТКЕВИЧА

«Дзікае паляванне Караля Стаха”

“Чорны замак Альшанскі”

“Каласы пад сярпом тваім”

“Лісце каштанаў”

“Хрыстос прызямлiўся ў Гароднi»

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: История »

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также