2018-02-21T19:44:09+03:00
КП Беларусь

Пластическая хирургия: девственность в три раза дешевле лица

Что из пластики можно смело делать в Беларуси, сколько это стоит и к каким последствиям может привести
Поделиться:
Комментарии: comments10
Изменить размер текста:

Многие голливудские и российские звезды шоу-бизнеса, кино и телевидения похожи на наглядные пособия по пластической хирургии. А как у нас? Докатилась ли эта мода до Беларуси? Об этом мы поговорили с секретарем белорусского Общества пластической реконструктивной и эстетической хирургии Олегом СТАСЕВИЧЕМ.

- Если сравнивать с тем, что было десять лет назад, - да, докатилась. Если сравнивать с ближайшими соседями – Польшей, Прибалтикой, Украиной – нет, не докатилась. Самый яркий показатель того, что эстетическая медицина в принципе стала актуальна в стране, особенно в постсоветской стране, - это признание специалистов, которые занимаются этим как отдельной специальностью. В Беларуси официально пластических хирургов нет. В России была та же беда. Там пластическая хирургия в перечне специальностей появилась только в этом году, при том что это большой бизнес, которому уже много лет, в одной только Москве около полутора сотен клиник пластической хирургии.

В Минске наберется с десяток, где можно сделать качественную пластическую операцию. У нас есть лицензируемый вид деятельности, который разрешает заниматься пластикой, но вопрос, кто же у нас готовит пластических хирургов, повисает в воздухе. Есть кафедры челюстно-лицевой хирургии, но это только один раздел пластической хирургии. Есть Республиканский центр пластической и реконструктивной микрохирургии и большая величина на постсоветском пространстве, профессор Подгайский, руководитель этого центра. Есть двухнедельные курсы при медицинской академии последипломного образования. То есть вчера хирург аппендициты резал, а через две недели может делать липосакцию, заниматься фейслифтингом и операциями на груди. Нонсенс, конечно, хотя эти курсы – это уже большой прогресс, лет пять назад даже их не было. Мне посчастливилось быть слушателем первых курсов.

- Значит, пластические хирурги у нас все-таки есть?

- Есть. В белорусском Обществе пластической реконструктивной и эстетической хирургии официально числится около 50 хирургов, причем не только из областных центров. Это известные люди в своем регионе. Этого хирурга могут не знать в Минске, но он колоссальный авторитет у себя в Гродно, например, его знают отцы города, с ним здороваются люди на улице. Такая же ситуация в Гомеле, там не один такой хирург, это вообще второй центр пластической хирургии после столицы.

- Забавно: специальности нет, а профессиональное общество есть!

- Пришлось его создать, чтобы не вариться в собственном соку и не останавливаться в развитии. Мы должны общаться, обмениваться информацией, приобщаться к чему-то новому. В наших условиях это вроде кружка по интересам. Мы, например. Сбрасываемся, привлекаем спонсоров и приглашаем к нам международную звезду пластической хирургии, чтобы поучиться у нее. И это не ради галочки, уровень очень высокий. Приезжал, например, к нам замечательный шведский хирург Игорь Нечаев. Чтобы вы поняли масштаб этого человека в пластической хирургии, я скажу, что это сопоставимо с концертом Мадонны.

Липосакцию и новую грудь можно смело делать в Беларуси

- И на каком уровне у нас находится пластическая хирургия? Какие пластические операции можно совершенно спокойно делать у нас, уже есть богатый опыт, а за какими лучше все-таки ехать за границу?

- Я предвзятый судья, но честно скажу, что операции, связанные с высокотехнологичной помощью - лазерными технологиями, высокочастотными технологиями, тем, что связано с использованием стволовых клеток, - за этим нужно ехать за границу. Причем во многом здесь виноваты не наши хирурги. Наши хирурги – молодые, активные люди, с высокими запросами в сфере профессионализма. Мы все говорим на английском языке и можем связно сделать доклад на международной конференции. Мы амбициозны и ничем не хотим отличаться от западных коллег. Тем более что в этом году наша пластическая хирургия признана на международном уровне, общество пластических хирургов Беларуси официально принято в международную конфедерацию пластических хирургов.

Но на сегодняшний день мы сильно отличаемся от наших зарубежных коллег неповоротливостью нашей системы здравоохранения в разрешительно-запретительном аспекте. Для меня остается загадкой, почему надо запрещать то, что пользуется большим спросом в развитых странах, что прошло жесткое сито сертификации в Евросоюзе и Штатах и что приносит колоссальные доходы. Мы пытаемся сюда это привезти, а тут говорят: надо провести клинические испытания. Какие клинические испытания? Это абсурд, за который еще и платить надо. Я все прекрасно понимаю, кто-то хочет получить деньги за вхождение в бизнес. Тогда так и назовите это! Зачем придумывать испытания тому, что уже испытано в цивилизованных странах?

А вот, например, липосакция, изменение формы и размеров груди, любая эстетика лица – все это можно совершенно смело и спокойно делать в Беларуси. У нас есть великолепные специалисты, которые по своему объему операций и по квалификации ничем не уступают любому западному хирургу, а может, и получше будут. Могу сказать конкретно про себя – у меня есть пациенты, которые приезжают из Штатов, из Европы и говорят: только здесь! Выбор лучше, цена ниже, качество выше. У нас на первом месте все-таки стоит врач, а потом уже материальная сторона.

- Материальная сторона – это интересно. Наши хирурги хорошо зарабатывают? Или же они просто нарабатывают опыт, а потом уезжают в ту же Россию или за рубеж, чтобы зарабатывать там?

- Уехать и зарабатывать там не получится, потому что там жесткая конкуренция, никто нас там не ждет.

- Неужели клиника откажется от хорошего специалиста?

- Нет, но платить хорошие деньги не будет. Да, они будут больше, чем здесь, но там и затраты выше. То на то выходит. А положение в обществе совсем другое. Эмиграция мозгов в этой отрасли нашей экономики минимальна.

А что касается заработков у нас, то скажу так. Чтобы принять участие в каком-нибудь международном конгрессе, средней зарплаты хирурга в государственном учреждении недостаточно даже на регистрационный взнос. А до него нужно еще и доехать. Зарубежному хирургу, чтобы принять участие в таком мероприятии, нужно просто захотеть. Потому что его гонорар за саму небольшую операцию покроет и регистрационный взнос, и дорогу туда-обратно, и проживание в хорошем отеле.

Операции по перемене пола у нас делают бесплатно

- Давайте поговорим о практике. Какие операции вызывают самое большое количество споров между врачом и пациентом?

- Восстановление девственности, наверное.

- А что, с этим тоже приходят?

- Конечно. А вы думали, это анекдот? Я в таких случаях не отговариваю, но всегда интересуюсь зачем. Исключительно чтобы выяснить, нет ли противопоказаний к реализации этого желания, в том числе и психических. Понимаете, есть большая разница между просто хирургом и пластическим хирургом. К хирургу приходит больной человек, его надо лечить. А здесь пациент пришел, ему кажется, что вот это мешает жить, и моя задача как специалиста не найти противопоказаний к осуществлению его желаний.

- На какую пластическую операцию человеку решиться сложнее всего?

- На операцию по перемене пола. Но это связано не столько со здоровьем, сколько с законодательными проблемами. Сразу возникает Министерство внутренних дел, Минобразования, возникают врачи-гинекологи, эндокринологи, психиатры и т.д.

- Но такие операции делаются?

- Конечно, делаются. У нас в стране в этом плане одна из самых взвешенных и грамотных систем. Этой проблемой я занимаюсь отдельно, и у меня есть возможность сравнивать с системами в других странах. Операция сложная, но она практически полностью исключает ошибки в диагнозе. За всю историю этих операций у нас не было людей, которые бы пришли и сказали: сделайте мне обратно. А вот у одного из моих наставников, бельгийского профессора Стэна Монстрея такие случаи бывали, при том что он один из признанных авторитетов в этой области. Это как раз тот раздел пластической хирургии, когда цена ошибки – человеческая жизнь.

- А что может стать показанием к такой операции?

- Человек реально не может жить в том теле, которое ему дала природа.

- И как потом решаются юридические моменты?

- Не потом, а сначала решаются. В этом и есть преимущество нашей системы. Человек сперва получает новый паспорт, а потом мы делаем ему операцию по перемене пола.

- Дорого стоит?

- Эти операции в Беларуси делаются бесплатно. Это же не блажь, это спасение человека.

- А кто чаще меняет пол?

- По мировой статистике чаще мужчины. Правда, я как пластический хирург как раз, кроме всего прочего, занимаюсь переменой пола с женского на мужской и в основной массе общаюсь с такими пациентами. Но я допускаю, что у нас аналогичная с мировой ситуация. Хотя статьи западных специалистов указывают на то, что в странах бывшего соцлагеря транссексуалы чаще меняют пол с женского на мужской, потому что положение в обществе мужчины более устойчиво.

Силикон служит от 8 до 20 лет

- Если не брать такие глобальные вещи как перемена пола, а говорить об обычной пластике – что самое сложное для вас, хирургов?

- Когда приходит пациентка и говорит: «Доктор, посмотрите на меня! Что мне надо сделать?» Это несерьезно. Человек сам должен определиться, что ему мешает жить. Придумаете – приходите, помогу.

- Пожалуй, одна из самых популярных тем пластической хирургии – увеличение груди. И один из самых больших страхов, связанных с грудью, - онкология. Может ли операция спровоцировать эти проблемы?

- Я просто процитирую одно международное исследование: «частота заболеваний онкологическими заболеваниями у женщин, оперированных по эстетическим соображениям, и у не оперированных женщин совершенно одинакова». Говорить, что операция никак не влияет, нельзя, но то, что не увеличивает вероятность онкологии, этот совершенно точно. Да, в пластической хирургии используются некоторые канцерогенные материалы, но тут уже зависит от чуткости хирурга, проинформирует он об этом пациента или нет. С другой стороны, они являются канцерогенами в условиях лаборатории, а что происходит с ними в человеческом организме – вопрос будущего, исследования не проводились.

- Есть еще один страх перед операцией на груди – можно ли будет кормить ребенка грудью?

- Технология проведения операции по увеличению груди не предусматривает повреждения молочных желез, следовательно, женщина сможет кормить ребенка грудью.

- Современные импланты безопасны?

- Мы имеем дело с четвертым поколением имплантов, они начали производиться чуть более десяти лет назад. Они достаточно безопасны для того, чтобы не вредить здоровью.

- И сколько лет служит имплант?

- Есть понятие «срок службы импланта» - это то время, в течение которого с ним, скорее всего, ничего не произойдет. Импланты служат от 8 до 20 лет. Чем более вязкий наполнитель, тем больше он прослужит.

А есть понятие «пожизненная гарантия замены импланта». Это коммерческое определение. Все современные производители, которые присутствуют в Беларуси, дают такую гарантию. Это значит, что в случае повреждения оболочки импланта его заменят на другой.

- Бывает, то женщина приходит менять старый имплант на более современный?

- Да, но как правило, для этого есть медицинские показания.

Люди боятся пластики, потому что мало о ней знают

- Встречались ли вам пациенты, которые всю свою жизнь посвящают реконструкции внешности?

- Есть такие люди и далеко не всегда они сумасшедшие. Есть у меня несколько пациенток, очень красивых, которым я делал по две-три операции, кому-то по четыре. С такими людьми хирург, как правило, становится друзьями. Вот тут я могу советовать, что надо делать, а что нет, потому что знаю, что к другому хирургу она не пойдет. Это другой уровень отношений.

- А ради чего женщина идет на пластику? Ради мужчины?

- Чаще ради перемен в жизни. Одни ради этого учат иностранный язык, другие покупают новую машину, а третьи делают пластическую операцию. Каждому свое. Другое дело, что бывают неоправданные ожидания. Человек сделал пластику – а жизнь не изменилась. И человек будет недоволен хирургом. Вариантов развития событий три. Первый: «Доктор, что-то не то, давайте еще попробуем вот это сделать». Второй: «Больше никогда не пойду к этому хирургу, а пойду к кому-нибудь другому». Третий вариант: «Это была ошибка, верните мне все обратно». Бывает такое, редко, правда. Я лично импланты доставал, правда, не свои. Кстати, очень редко человек идет исправлять что-то к тому же хирургу, у которого делал пластику. Опять же, это интересный вопрос – к кому приходят наши «ошибки»? Потому что не может быть абсолютно безошибочных операций. Тело – не пластилин, не глина, нельзя походить вокруг дня три-четыре, потом что-нибудь опять подправить. Плохо – разбил, сделал заново. У нас все круче, чем в пословице про семь раз отмерь, один раз отрежь. Раз сделал – обратно не вернешь.

- Вот тут возникает вопрос: что людей останавливает перед пластикой? Деньги и страхи? Если бы не было дорого, стало бы это явление более массовым?

- А у нас это не так и дорого. Порядок цен в Беларуси, например, в два, а то и три раза ниже, чем в России. Скажем, в клиниках в Москве только работа по увеличению груди стоит около трёх тысяч долларов. Еще тысячу импланты. У нас за две тысячи – и операция, и импланты, и хороший подарок для хирурга, и для себя, любимой, новый комплект белья и не один. Хорошо это или плохо? Не знаю, но причину, одну из во всяком случае, могу сказать. У нас государственное ценообразование. У нас нет свободного рынка этих услуг. У нас не сам хирург, не клиника, а Минздрав знает, как хирург должен себя рекламировать. Любой текст рекламы согласуется в министерстве. Приносишь текст, а тебе говорят: «Так говорить и писать нельзя, иначе будет казаться, что вы лучше других». Так а в чем тогда смысл рекламы?! Вернусь к вопросу. Людей останавливают перед пластикой не деньги, а страх и плохая информированность. Ко мне сегодня пришла на прием молодая девушка с очень некрасивым рубцом после большой полосной операции, перенесенной лет десять назад. И сказала: «А я вот только недавно узнала, что у нас в стране такое есть, что можно избавиться от рубца». Вот вам и информированность.

САМОЕ-САМОЕ

Самая дешевая операция – восстановление девственности, а также удаление рубца без дополнительной пластики.

Самая дорогая операция – подтяжка лица; пересадка волос.

Самая короткая по времени операция – удаление рубца, длится около 15 минут.

Самая долгая по времени операция – сложная микрохирургическая реконструкция, может длиться 8-12 часов.

БУДЬ В КУРСЕ!

Прежде чем положить пациента на операционный стол, пластический хирург честно рассказывает ему, какие последствия и осложнения может иметь операция. Мы тоже задали этот вопрос нашему собеседнику. И узнали, чем чревата пластика.

Увеличение груди - не исключены случаи образования капсулы инородного тела вокруг импланта, требующие дополнительного вмешательства.

Уменьшение груди - рубцы и ассиметрия.

Липосакция - ассиметрия, нарушение чувствительности, неровный контур, бугристость в области липосакции (бедра, область галифе, талия, подбородок, низ живота, на задней поверхности шеи). Жир обратно не нарастает, поскольку жировая ткань полностью замещается рубцовой, но есть так называемые жировые ловушки, они могутт возникнуть в самом неожиданном месте. После операции придется менять образ жизни, потому что похудеть с помощью липосакции нельзя.

Ринопластика (пластика носа) – нарушение носового дыхания, деформация костей носа.

Отопластика (пластика ушей) – деформация ушных хрящей, ассиметрия.

Блефаропластика (пластика век) – выворот века, изменение разреза глаз, гематомы, несмыкание век.

Подтяжка лица (фейслифтинг) – повреждение ветвей лицевого нерва и как следствие – нарушение мимики, асимметрия лица.

Абдоминопластика (пластика живота) – скопление жидкости под кожей, но она легко удаляется.

Исправление кривизны ног – нарушение чувствительности кожи, отеки.

Пластика ягодиц – кровотечение, гематомы, повреждение импланта, если по незнанию человеку сделают укол.

Увеличение губ – при правильном проведении манипуляции и качественном импланте без последствий. При нарушении технологии может случиться нагноение, образование неспецифических гранулём (болезненных воспалительных комочков под кожей).

Ботокс – при правильном использовании осложнений не имеет. Самое нежелательное последствие операции – ее неэффективность. При бесконтрольном использовании может повиснуть угол рта, произойти деформация лица. Но все это проходит в течение одного-двух месяцев.

ДОСЬЕ «КП»

Олег СТАСЕВИЧ – врач-хирург Республиканского центра пластической и реконструктивной микрохирургии, секретарь белорусского Общества пластической реконструктивной и эстетической хирургии. Закончил Минский государственный мединститут в 1997 году. Женат, дочери 8 лет.

ЧТО ПОЧЕМ?*

Увеличение груди (без стоимости импланта) 2 500 000-3 500 000 руб. Мастопексия (подтяжка опущения молочных желез) - 2 500 000 руб. Абдоминопластика – 3 000 000- 5 000 000 руб. Устранение лопоухости - 500 000 – 750 000 руб. Ринопластика (пластика носа) - 2 500 000-3 000 000 руб. Нижняя блефаропластика (устранение «мешков» под глазами) - 500 000 руб. Подтяжка кожи нижней зоны лица и шеи - 2 500 000 руб. Восстановление девственности – 900 000 руб.

*Цены одной из столичных клиник пластической хирургии.

ТОП-10: Какие пластические операции в Беларуси делают чаще всего?*

1. Блефаропластика – 27% 2. Другие омоложивающие операции на лице (ритидэктомия, подтяжка различных отделов лица и шеи) – 20% 3. Отопластика – 20% 4. Ринопластика – 11% 5. Увеличение груди – 9% 6. Липосакция – 6% 7. Коррекция рубцов – 4% 8. Абдоминопластика (лластика живота) – 3% 9. Редукционная маммапластика – 2% 10. Лазерное омоложение и дермабразия – 1%

*По данным 6 клиник из 14 постоянно работающих.

А КАК У НИХ?

По данным Американского общества пластических хирургов, в США пятерка самых популярных пластических операций – увеличение груди, липоскация, пластика носа, блефаропластика и абдоминопластика (пластика житвота).

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: Бум на пластику»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также