Происшествия

Выживший в мурманской трагедии Александр ЮРАГА: «Почему не вернулись? В горы идут преодолевать трудности»

8 марта лавина, обрушившаяся на группу из Бреста в предгорьях Хибин, погребла под собой четырех молодых людей. Двоим удалось выжить. «Комсомолка» вспомнила историю подобных трагедий и чудесных спасений

16 марта в Бресте прошла церемония прощания с брестскими туристами, поиски которых несколько дней назад стали новостью номер одни в России и Беларуси.

Напомним, что группа из шести туристов-лыжников попала под лавину в Ловозерских тундрах Мурманской области.

Александра Юрагу и Дмитрия Фомина лавина задела лишь слегка, а Михаила Карпеша, Евгения Траскевича, Дарью Троцинскую и Александру Ковган спасатели нашли только спустя три дня.

Сотрудник Мурманского МЧС Татьяна Абрамова поделилась с «Комсомолкой» подробностями беседы с Александром Юрагой.

В первый день похода, 3 марта, Мурманскую область накрыл циклон и прошел сильнейший снегопад.

- Да, была плохая погода, - вспоминает Александр Юрага. - Почему не вернулись? Ведь в горы ходят для преодоления трудностей. Это делает людей крепче. Думаю, любая группа пошла бы, несмотря на снегопад.

Не вернулись ребята к начальной точке маршрута, и когда стало плохо одной из участниц похода - погибшей Александре Ковган. При подъеме на 600 метров, по-видимому, у нее началась горная болезнь.

- Уже вечером первого дня похода Саша просила, чтобы ее больше не брали в такие походы.

Помню, она сказала: «Если еще хоть раз захочу отправиться в горы, держите и не отпускайте меня…»

Но она все равно держалась стойко. Шла, невзирая на усталость. Еще одна погибшая девушка, Дарья Троцинская, тоже преодолевала все трудности с удивительным упорством.

8 марта, когда просветлело так, что даже стали видны вершины окрестных гор, группа отправилась к перевалу.

- Всю дорогу мы кушали ириски, - вспоминает Александр Юрага. - У нас есть традиция - перед походом наши товарищи из туристических клубов передают небольшие подарки и говорят, когда или где их открыть. 8 марта мы не планировали идти долго, но у Жени был день рождения. Потому решили отметить его. Вот шли и кушали. Через пару километров погода опять ухудшилась.

Ребята шли, практически ничего не видя. Как говорит Александр, он с трудом мог рассмотреть кончики своих лыж.

- Обычно с Дмитрием мы шли после Михаила, который пробивал трассу, - объясняет оставшийся в живых лыжник. - Но накануне мы забрали часть продуктов, которую временно оставили на предыдущей стоянке. Рюкзаки были тяжелыми, потому шли медленно. Ребятам из группы это немного надоело, и они нас перегнали. Я же с Димой топал потихонечку. Низовая пурга к тому времени усилилась. На голове у меня была надета обычная спортивная шапочка, потому, когда лицо окончательно заледенело, попросил Диму достать из рюкзака балаклаву (головной убор с прорезью для глаз). Из-за этой задержки мы отстали от основной группы...

Ребята попытались догнать группу, но неожиданно снег стал уходить из-под ног лыжников.

- Думаю, наша группа спровоцировала подвижку снега, - объясняет Александр Юрага. - До перевала было еще далеко. Мы шли по склону. Скорее всего, подрезали склон, вот лавина и сошла. Сошла очень тихо.

- Мне вначале показалось, что я просто поскользнулся, - продолжает Александр. - Лыжа поехала в сторону. Попытался ее подтянуть, но чувствую, вторая тоже съезжает. Поднимаю глаза, впереди идущий Дима Фомин тоже скользит. Внизу же камни острые. Помню, первая мысль: «Как бы об них не разбиться…» Проехали так метров десять. Что было с другими ребятами - не знаю, не видел… Думал, группа так нас опередила, что просто ушла вперед. Я стал кричать, мол, подождите нас! Но никто не отзывался…

Диме Фомину пришлось себя откапывать. Ему присыпало ногу так, что самостоятельно достать ее он не мог.

- Мы сразу выбросили лавинную ленту, - говорит Александр Юрага. - Потом сняли лыжи и обошли лавину. Надеялись до последнего, что ребята живы и успели уйти из опасной зоны. Но никаких следов не обнаружили. Потому взяли лопаты и стали копать в разных местах. Примерно там, где, по нашим оценкам, могли находиться наши товарищи. Копали ямы глубиной почти в человеческий рост, но до земли даже не дошли…

У ребят не было мобильных телефонов, и они почти сутки добирались до спасателей, еще через сутки началась поисковая операция, в которой участвовали 50 сотрудников МЧС.

11 марта были обнаружены все четыре тела.

В горах Восточного Саяна погибли 9 минчан

25 марта 1971 года произошла самая крупная трагедия в истории белорусского туризма. В памяти многих она осталась еще и потому, что тогда погиб известный бард Арик Крупп. До сих пор у костра исполняют его песни, в том числе и самую популярную «Леса Белоруссии».

У Пихтового перевала пропала группа из 9 туристов, отправившихся в поход на лыжах. Когда белорусы в контрольной точке не вышли на связь, начались их поиски, в которых участвовали спасатели из Иркутска и Минска. Сомнений в том, что причиной трагедии стала лавина, не было. Одна смена спасателей сменяла другую и лишь 13 мая удалось найти первых погибших. В итоге нашли восемь человек из девяти. Не смогли найти только Игоря Корнеева.

- О том, что Корнеева надо найти и привезти в Минске, распорядился Петр Машеров (первый секретарь ЦК КПБ. - Ред.), - рассказывает нам участник поисков Владимир Ганопольский. - К Машерову пришла мать Корнеева и сказала: «Всех ребят как людей похоронили, а моего сына так и не нашли». Машеров сказал, что парня надо найти.

Игоря искали в том же месте, где были обнаружены восемь погибших, а нашли его в 250-ти метрах от этого места. Снег подтаял, и спасатели увидели его руку с лыжной палкой. При нем обнаружили записную книжку, которая и раскрыла загадку происшествия.

Оказалось, что Корнеев задержался в лагере и отстал от товарищей. Он, кстати, предлагал переждать непогоду, но в итоге подчинился решению руководителя группы. Игоря лавина задела незначительно, и он смог выбраться. Трудно даже представить, в каком состоянии находился человек, на глазах которого погибло 8 друзей. Среди безмолвных гор он остался один. Без пищи. Из лыжных палок Игорь соорудил зонд и начал поиски товарищей. Но четыре дня тяжелейшей работы результата не принесли. Изможденный Корнеев решил выбираться из этого проклятого места, но через 250 метров его накрыла лавина. Такова судьба.

Погибшего альпиниста нашли спустя четыре года

Пять лет назад под лавину попали девять минчан. Трагедия произошла, когда группа отдыхала на стоянке, на высоте около 4 тысяч метров.

- Лавина сошла в 5.55 утра, - рассказал нам тогда участник похода Юрий Тома. - Георгий Москалев и Владимир Беланович готовили завтрак, а остальные были в палатках. В это время оборвался ледяной каскад размером примерно с 10-этажный дом. Все произошло мгновенно - снежный поток понес нас вниз. Мы скользили где-то метров триста по наклонной плоскости, а потом упали вниз с 30-метровой высоты. Володя Беланович погиб сразу - его придавило ледяной глыбой. Саша Прохоров получил тяжелые травмы и умер на наших глазах на третий день. Все, кто выжил, получили различной степени травмы: переломы, ушибы, сотрясения. Георгия Москалева и Кирилла Коршака спасатели так и не нашли. В 2006-м мы собственными силами организовали поисковую экспедицию под руководством Снежного Барса Петра Коноплева. Наших друзей мы не нашли, но в память о них установили у подножия горы мемориальную табличку.

Спустя два года история получила продолжение. Туристы заметили в расщелине вмерзшего в лед человека. Спасатели не смогли его спустить с горы и прикопали тело. Снять его можно было только с помощью вертолета. Предполагали, что это был Кирилл Коршак. Но потом это место засыпало снегом, и до сих пор тело найти не могут.

В 2009-м, спустя уже 4 года после трагедии, нашли Георгия Москалева, его захоронили на кладбище в Горно-Алтайске.

ИРОНИЯ СУДЬБЫ

«Лежишь только и чувствуешь, как над тобой растет снежный пласт»

От судьбы не уйдешь. Эту истину мы еще раз вспомнили, когда летом 2007-го не стало знаменитого белорусского альпиниста Виктора Кульбаченко. Человека, который за покорение всех вершин-семитысячников СССР получил звание Снежный Барс.

Он выживал в самых невероятных ситуациях. Например, в 2006-м, штурмуя самую сложную гору мира пакистанскую Чогори, в его группе под лавиной погибли четверо товарищей. А он выжил. Вот фрагмент его рассказа корреспонденту «Комсомолки»:

- Вдруг вижу, что на нас сверху, как водопад, несется целая лавина снега. Успел лишь крикнуть: «Ложись, зарубайся». Только мы упали и закрепились ледорубами, как нас накрыло и протащило метра два по склону. Лежишь только и чувствуешь, как над тобой растет снежный пласт. Давит, давит, давит... Я думал, что еще немного - и не смогу вылезти. Повезло, что лавина нас задела краем, не всей массой снега. Лавина унесла жизни четырех наших друзей. Нам просто повезло. До вершины было рукой подать, но мы не пошли. В таких ситуациях это аморально…

А через год после этого события, летом 2007-го, Виктор утонул в подмосковном озере.

Вот уж поистине: кому суждено утонуть, под лавиной не погибнет.

ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ

Трех белорусок неделю искали в карельском лесу

Самая чудесная, на наш взгляд, история спасения белорусских туристов произошла в июле 2007 года. В путешествие по карельской речке Нюхча отправилась группа из 11-ти человек. На одной из стоянок Юля, Настя и Ольга отправились в лес за ягодами и грибами.

А когда засобирались в лагерь, то поняли, что заблудились. Оно и немудрено. Лес там дремучий, старые заросшие вырубки, где нет никаких дорог и ориентиров. Это место называют Чертовой ступой.

У девчат был с собой только ножик, компас, который не работал из-за близости магнитных руд, и блокнот с ручкой.

Они оставили записку: «С нами все в порядке. Идем на запад. Оставляем засечки». Эту записку друзья обнаружили только на пятый день, когда поисковая операция была в разгаре. Проблуждав сутки, девушки решили остановиться. Соорудили шалаш, питались ягодами, а воду пили из ручья. Спали урывками. Кто-то один обязательно дежурил, вдруг удастся услышать спасателей.

Их нашли только через неделю. Девушки похудели на «четыре дырки ремня», но так были мобилизованы, что, говорят, даже не простудились.