2018-04-02T13:27:33+03:00
КП Беларусь

Цензоры не выпустили мемуары легендарного партизана Коржа

Звание Героя Советского Союза правдоруб Корж получил одним из последних, а после войны работал председателем колхоза [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments12
Изменить размер текста:

Герой Советского Союза Василий Корж мечтал издать книгу своих воспоминаний. Но в готовой рукописи цензоры вымарывали целые страницы. Им не нравилась откровенность, с которой Корж «рассекретил» неприятную правду о ликвидации накануне войны специально обученных для борьбы в тылу врага отрядов - вместе с заложенными запасами оружия и продовольствия. Шокировали цензоров и очень нелицеприятные характеристики, данные некоторым руководителям республики.

Мемуары так и не увидели свет при жизни автора. Наброски книги вместе с дневниками долгие годы бережно хранила младшая дочь героя - Зинаида Васильевна. Летом 2008 года она передала значительную часть документов отца в Национальный архив Беларуси.

С Зинаидой Корж мы впервые шапочно познакомились во время празднования 40-летия освобождения республики в 1984 году. В многолюдной группе ветеранов выделялись три женщины, окружившие невысокого мужчину. На груди у всех - россыпь наград. Рука сама потянулась к фотоаппарату. «Зинаида Васильевна Корж», - представилась одна из них и представила своих спутников: Героев Советского Союза Марию Осипову и Елену Мазаник, а также боевого друга своего отца Эдуарда Нордмана. Зинаида Васильевна попросила привезти фотографии в ЦУМ, где тогда работала. Четверть века спустя я напомнила ей про давнюю встречу и получила приглашение поработать с семейным архивом Коржей в любое удобное время.

ПОДПОЛЬНЫЙ ОБКОМ ПРЯТАЛСЯ НА БОЛОТЕ У КНЯЗЬ-ОЗЕРА

Первому секретарю ЦК компартии Беларуси Пантелеймону Пономаренко, в соответствии с партийным долгом, полагалось стать идейным руководителем и организатором всенародной борьбы с вероломно напавшим врагом. Но, как утверждает кандидат исторических наук, лауреат Государственной премии Беларуси Галина Кнатько, кропотливо изучавшая хронику первых дней войны, уже «вечером 24 июня руководство республики выехало в Могилев». Оттуда, дозвонившись Сталину в ночь на 25 июня, Пономаренко получил устное разрешение вождя эвакуироваться в Могилев, где уже и находился.

Секретарь Минского обкома партии Василий Козлов разрешение на эвакуацию не получил даже задним числом. Василию Ивановичу оказали высокое доверие - назначили первым секретарем Минского подпольного обкома партии и одновременно командиром Минского партизанского соединения. Для выполнения поставленной задачи он вместе с шестью соратниками направился в глухие леса Любаньского района.

Василий Корж, в отличие от многих, знал, что делать. Создал на Пинщине партизанский отряд. Памятуя про руководящую роль партии, разыскал в октябре 1941 Козлова. Поделился с ним своим планом - совершить большой рейд по тылам противника. Но Козлов предложенной идеи не одобрил. На том и разошлись.

Василий Захарович, уверенный в успехе дерзкой задумки, решил вернуться к ней в начале сорок второго года. Связные Коржа вновь разыскали Козлова, укрывшегося с помощниками на глухом болоте у Князь-озера.

Вот как описывает Корж в своем дневнике встречу с членами подпольного обкома.

«…Василий Иванович Козлов, Мачульский и другие, или, как они именовались тогда, «семерка», продолжали «сидеть» в глухом лесу… Отряды наши знали, что есть где-то такая «семерка» и что это руководящие партийные товарищи. И не более того…

Мы … решили послать … одну группу на подводах с задачей - предложить этой «святой семерке», как мы шутливо продолжали их именовать, выехать в деревню Загалье, где находились два отряда… Когда члены «семерки» прибыли к нам в штаб в деревню Загалье, то выглядели они далеко не по-боевому: все были нечесаны, небриты, а длинные их бороды стали похожи на апостольские. Чувствовали они себя, с обострившимися заболеваниями, довольно неважно... Наши ребята, определив «семерку» на квартиру и втихую посмеиваясь, стригли, брили и приводили всех их в божеский вид. Вот с того момента «семерка», собственно, и начала общаться с партизанами. А это был уже февраль 1942 года».

Девять лет спустя, в 1951 году, став председателем Верховного Совета БССР, Козлов решил опубликовать в журнале «Полымя» свои воспоминания, назвав их ««Людзi асобага складу». Зная, сколь высока среди партизан репутация Коржа, попросил высказать замечания по книге. Наверное, надеялся, что тот не посмеет ему перечить. Корж посмел. 23 января 1952 года направил ему, а также тогдашнему первому секретарю ЦК КП(б) Беларуси Патоличеву письмо с такими гневными строками: «Что же заставляет Вас так врать на всю Белоруссию? Неужели Вы полагаете, что народ наш не научился различать правду от лжи?

Ко мне заходит очень много наших боевых друзей-партизан, рядовых и командиров, которые знают хорошо вас и меня, и говорят прямо в глаза: «Сильно заврался Василий Иванович в своей книге, пользуясь своим служебным положением. Это нехорошо, вредно».

Вы душевно обижаете не только меня, Вы обижаете тех боевых партизан, членов партии, комсомольцев и беспартийных, которыми я руководил - это около 15 тысяч человек…

Вас захлестывает стремление к славе? Так берите ее, свою, заслуженную славу!»

ДОНОСЫ В МОСКВУ

В мае 1943 года Коржа вызвали в Москву, где в то время располагались Белорусский штаб партизанского движения во главе с Калининым и Центральный штаб партизанского движения во главе с Пономаренко.

С начальником БШПД Петром Калининым разговор вроде получился толковый, уважительный. А вот с начальником ЦШПД Пантелеймоном Пономаренко - сплошные недоговорки да намеки. Слушая их, Василий Захарович понял: кто-то наябедничал, преподнес информацию превратно, в нужном для себя свете.

Сегодня уже можно назвать тех, кто не просто наушничал - строчил длинные доносы на Коржа. В Национальном архиве Беларуси недавно нашлись два любопытных документа. Первый написан на имя Пономаренко 1 ноября 1942 года командиром диверсионно-разведывательного отряда Линьковым. Линьков, получивший 20 января 1943 года звание Героя Советского Союза, был заброшен в белорусские леса из Москвы. В отличие от Коржа предпочитал не церемониться ни с боевыми соратниками, ни с местным населением. В своих мемуарах «Война в тылу врага» описал, как за несогласие с его решением расстрелял командира партизанского отряда имени Кирова К.Нищенкова.

«Корж не понимает основных положений т. Сталина о задачах партизанского движения, - рапортует Линьков, - массовое партизанское движение он понимает сугубо механически. Он просто собирает массы из деревни в лес и получается просто деревня, перенесенная в другое место. У него совершенно нет никакой борьбы за насаждение дисциплины».

А вот донесение от 14 июля 1943 года командира партизанской бригады Василия Васильева: «В деревне Хворостово, откуда сам родом Корж, создана партизанская группа и во главе этой группы были поставлены им его родственники. Все они вошли в партизанскую группу без оружия. Корж очень часто заезжал к попу этой деревни и пьянствовал».

Обнаруженные телеги я показала компетентному собеседнику - Николаю Смирнову, издавшему недавно книгу про Коржа «Василий Мудрый», в которую вошло много неизвестных ранее документов. Внимательно изучив доносы, Николай Иванович пояснил: на самом деле их было гораздо больше - несколько десятков. Про некоторые Корж догадывался, про другие так и не узнал до конца жизни. Сам Василий Захарович предпочитал говорить правду в глаза. За что и страдал. Звание Героя Советского Союза получил позже других партизан. После войны высоких должностей не занимал, сам попросился из заместителей министра лесного хозяйства в разоренный колхоз «Партизанский край», сделав его одним из лучших в Беларуси.

ЗАПОЗДАЛОЕ ПОКАЯНИЕ ПАНТЕЛЕЙМОНА ПОНОМАРЕНКО

Козлов и Корж так и не стали друзьями, хотя доброхоты-посредники и пытались их примирить. С Пономаренко Василий Захарович также не подружился. Потому что уже в Москве составил на его счет четкое мнение. С чувством горечи Корж высказал его в дневнике за 1963 год:

«Пономаренко-то человек был хитрый, ехидный и большой подхалим. И сам, увы, любил подхалимов и разные там «тайны мадридского двора». И это не какой-то «оговор» его «задним числом», с моей стороны, а реальность. Я всегда прямо и открыто говорил об этом. Наш Пантелеймон Кондратьевич еще в войну постарался обставить себя такими людьми, которые были ему выгодны. Пишу я это с болью в душе. Доходило ведь до того, что меня в своих докладных в Москву кое-кто «батькой Махно» в немецком тылу объявлял!»

В партизанском отряде Коржа с самого первого дня воевал щуплый, невысокий паренек Эдик Нордман, впоследствии ставший генералом КГБ. Эдуард Болеславович навестил Пономаренко в больнице незадолго до его кончины: тот умер в – году. И вот что услышал от бывшего партлидера Беларуси.

«Знаю, что жить мне осталось недолго, - сказал Пантелеймон Кондратьевич. - Уношу в могилу свою вину перед Коржом… Моя вина - поверил наветам высокопоставленных клеветников… Понадобилось время, чтобы разобраться, кто же такой Корж на самом деле. Он был законопослушным, но садиться себе на шею никому не позволял. Очень сожалею, что так поздно в этом разобрался. Прошлое не вернуть и не исправить…»

Запоздалое покаяние, про которое Василий Захарович так никогда и не узнал.

ПОДВИГИ КОРЖА

Корж Василий Захарович родился 1 (13) января 1899 года в деревне Хоростово Старобинского, ныне Солигорского, района. Во время Великой Отечественной организовал партизанский отряд, переросший затем в соединение. 15 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза. Умер 5 мая 1967 года.

- В 1921 году в составе партизанского отряд Кирилла Орловского 22-летний Корж принимал участие в ликвидации белых банд генерала Булак-Булаховича и лидера эсеров Бориса Савинкова.

- С ноября 1936-го по декабрь 1937 года воевал в Испании против франкистов. Вынес с поля боя раненого друга Кирилла Орловского. За проявленное мужество награжден орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды.

- В 1938 году больше месяца провел в минской тюрьме НКВД. Не подписал признания о том, что является польским шпионом.

- 28 июня 1941 года партизаны отряда Комарова, названного так Коржом для конспирации, устроили засаду на легкие немецкие танки, движущиеся по тракту Пинск - Логишин. Метким броском гранат подбили головную машину. Взяли в плен двух гитлеровских офицеров, а также пулемет, автомат, боеприпасы. Этот бой, в котором «комаровцы» не потеряли ни одного человека, считается самым первым в истории партизанского движения всего бывшего СССР.

- Зимой 1942 года возглавляемые Коржом партизаны совершили санный рейд по тылам немцев, разгромив десятки фашистских гарнизонов.

- Под руководством Василия Коржа партизаны уничтожили свыше 26 тысяч фашистов, разгромили более 60 немецких гарнизонов и 5 железнодорожных станций, пустили под откос 468 эшелонов с живой силой и техникой врага, разрушили 519 километров телефонно-телеграфных линий.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Зинаида КОРЖ, дочь Василия Коржа: «Отец дружил с Жуковым и после войны»

У отца были слишком могущественные недоброжелатели. И пока они находились у власти, мемуары отца не могли выйти в свет.

А вот с кем отец дружил до конца жизни, так это с маршалом Жуковым. Они познакомились в Слуцке, где Жуков служил до войны. Вместе ездили охотиться на уток в глухие болота. Мама очень вкусно их жарила в печке. И Жуков часто после охоты оставался у нас ночевать. Помню, уже после войны мы с отцом поехали в Москву. В военторге на Арбате, в генеральском отделе, я присмотрела небольшой коврик, попросила отца помочь его купить. Там висели телефонные аппараты на стенке, и отец позвонил Георгию Константиновичу. Тот пригласил в гости, назвал адрес. «А меня пропустят к тебе?» - задал вопрос папа. «Да кому я теперь нужен?» - произнес в трубку Жуков так, что даже я услышала. - Внизу сидит старушка, впишет твою фамилию». Отец купил бутылочку армянского коньяка, и мы с ковриком под мышкой поехали к маршалу. Он был дома с тещей, она усадила нас за стол, накормила. И начались у двух старых друзей разговоры за жизнь. Я там даже выспаться успела, а опальный маршал и опальный генерал все никак не могли наговориться по душам».

Еще больше материалов по теме: «Беларусь:65 лет Победы!»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также