2018-02-21T21:13:09+03:00

Первый день оккупации Калинина: «Не дай бог пережить еще раз подобное…»

Письмо на войну [Акция КП "Вспомним солдат поименно"]
Поделиться:
Изменить размер текста:

Еще несколько месяцев назад «Комсомолка» объявила акцию «Вспомним солдат поименно». Читатели откликнулись и понесли в газету письма, фотографии и воспоминания. Ольга Тетерлева как и многие другие прислала нам письмо, прочитав в об акции. Но ее история особенная.

- У меня сохранилось одно письмо, полученное не с фронта, а наоборот, посланное на фронт. Это письмо моей бабушки к своему мужу, моему деду. Интересно оно тем, что бабушка в нём подробно описывает первый день взятия немцами нашего города.

Письмо Ольги Владимировны Кастеляновой своему мужу Николаю Фёдоровичу Политонову

«16.Х.-41 г. За последние 6 дней все пошло кувырком. В первый раз бросили бомбу 10.Х в 10-м часу вечера. Она упала недалеко от Тверецкого моста и разрушила несколько домов. Дети уже спали. Это была ужасная ночь, а за ней и все остальные. Утром 11.Х я пошла на работу, Нонна в школу, а Вовика мама повела в очаг.

В этот день было 3 тревоги. Занятий в школе не было, мама Вовика взяла обратно, а я ушла с работы раньше. Это был последний рабочий день. Ночь мы спали на берегу Волги, а днём, когда мы с Нонной пошли в деревню нанять комнату на время бомбардировки, был налёт на город. До 20 самолётов налетело. Было что-то ужасное. Мы это время с Нонной провели в лесу под обстрелом зениток. Из города все бросились бежать в лес спасаться от бомб. «Куда Вы идёте», - говорили нам – «город горит». Но мы шли потому, что в городе остались бабушка и Вовик. Где-то горело, но наш дом остался цел. На ночь мы все собрались в убежище. Налёт был опять, но уже слабее. А утром (в понедельник) началось массовое бегство из города. Шли, ехали, кто, как мог и успел. Жуткое было зрелище. Мимо нас шла сплошная толпа. Я не знала, на что решиться. Пока думала – из нашего дома все ушли, и мы остались одни. Вдруг объявили тревогу, мы бросились в убежище и так там и остались 2-е суток. Было страшно выходить. Все время была стрельба. Случайно зашел к нам какой-то красноармеец и сказал, что немцы стоят в 4х км от города. В среду 15.Х в 2 ч.50 м. Дня мы увидели первых немцев. К этому времени мы уже перешли домой, протопили печь и немного обогрелись. Решили – что будет – то и будет. До сих пор пожары не утихают, одни сменяются другими. Пока нас немцы не беспокоят. 3 раза пришли, проверили и ушли. Скорее бы мир. Что-то будет дальше. Света нет, радио молчит. Отрезаны от всего мира. Не дай бог пережить еще раз подобное…..

Письмо Нонны своему папе (сохранена авторская орфография и пунктуация)

«18 марта (1942)

Здравствуй мой дорогой папа. Дела у нас идут очень плоха, мама дотого ослабла что немогла даже дойти вчера до больницы, но прохожие помогли. Её наверное положили потому что она не пришла, мы пока живем с Вовкой одни, а дальше не знаю может быть нас от правят в детдом. Прасти нас что так долго не писали было некогда. Хлеб мы получаем 900 г. на 3. В комнате стало (как?) на улице. (Сгиб письма, слова стёрлись) ….но прибрала и стало чуть веселей. Мама гаворила как поправится так уедем в Красный холм к Мари Якальны (Марие Яковлевне), на Краснохолмской машине она должна наднях прибыть сюда.

Ну пока крепко, крепко целуем твои ребята»

- Бабушка не пережила ужасов войны и в 1942 году умерла, - рассказала нам то, что осталось за текстом письма Ольга Тетерлева. - Дед же живым и здоровым вернулся с фронта и прожил долгую жизнь. Моей маме в 41-м было всего 10 лет, а ее брату Вовику всего четыре года. Маму и ее брата, взяла на воспитание, и поистине стала им мамой, директор детского дома Елизавета Васильевна.

Еще больше материалов по теме: «День Победы в Твери»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также