2018-04-02T13:36:30+03:00

Режиссер Алексей Федорченко: «В Госкино наш фильм «Овсянки» сочли порнографическим!»

В основной конкурс кинофестиваля в Венеции неожиданно для многих попала картина уральского режиссера
Поделиться:
Изменить размер текста:

Алексей Федорченко, режиссер из Екатеринбурга, получил второй шанс войти в число фаворитов всемирно известного киносмотра. Его дебютная лента «Первые на Луне» пять лет назад получила в Венеции приз «Горизонтов» - параллельного конкурса для перспективных новичков. На сей раз его фильм «Овсянки» - в основном конкурсе, и судить его будет жюри под председательством Квентина Тарантино. ПУТЕШЕСТВИЕ С МЕРТВОЙ ЖЕНЩИНОЙ - Жанр картины я не берусь определить, - рассказывает Федорченко. - Отчасти это сказка, отчасти эротический фильм. Проще всего сказать - «роуд-муви». Кино о любви и смерти. Двое живых мужчин, две живые овсянки и мертвая женщина едут в «Мерседесе Гелендвагене» по дорогам Поволжья. Из Костромской - через Нижегородскую - в Ивановскую область. - Ваш игровой дебют «Первые на Луне» был стилизован под хронику сталинских лет. И получил в Венеции приз как... «Лучший документальный фильм». Отчего жюри так легко повелось на явную мистификацию? - Мы никого не обманывали. В титрах были перечислены все актеры. Только вот титры читают не все. Ко мне подходил один из членов жюри, итальянский художник, - он поверил в подлинность «хроники». В том году «документальный» приз «Горизонтов» достался игровой картине. А «игровой» - документальной. Скорее всего, это была затея Марко Мюллера, директора и идеолога фестиваля. Он, кстати, знаток российского кино. Ему нравилась наша картина. - Это он протолкнул «Овсянок» в главный конкурс Венецианского фестиваля? - Никто картину специально не пробивал. В мае мы отправили диск на селекцию. Решение принимала отборочная комиссия. - Надеетесь на победу? - Конечно. Все надеются на победу. Но участие в конкурсе - это уже победа. Все остальное - бонусы. ПОД СУХОРУКОВЫМ ТРЕЩАЛ ЛЕД - Вы работали на стыке документального и игрового кино...

Среди героинь фильма - не только «овсянки». Есть и такие, кому должны отдать должное итальянские зрители...

Среди героинь фильма - не только «овсянки». Есть и такие, кому должны отдать должное итальянские зрители...

- Мне кажется, что смешение документальной и игровой условностей - перспективное направление. «Овсянки» - чисто игровая картина, но в основе сюжета - вновь мистификация. Герои картины считают себя представителями народности меря. Был такой финно-угорский народ, населявший Поволжье до прихода русских. Ассимилировался еще в XVI веке. Исчез язык, утерян фольклор, сохранились лишь археологические артефакты. Мы постарались реконструировать некоторые обряды и верования народа меря. Но этнография - не главное. Главное в нашем кино - отношения женщины и двоих мужчин. Обыденность соседствует с магической реальностью. Нужно было придумать такой «мифологический» мир и погрузить в него наших героев. Они едут вдоль Волги, мимо малых рек с финно-угорскими названиями. Мерянских женщин мы соотносим с мерянскими реками - вот одна из главных метафор картины. - Случались ли во время съемок курьезы или чудеса? - Нам везло с погодой. Каким-то чудом мне удавалось предвидеть, когда будет солнце, а когда пойдет снег. Нужно было запечатлеть красоту «умирающей природы» - от падения последнего листочка до первого снега. Мы перемещались с севера на юг, чтобы поймать предзимнюю натуру. Сначала снимали в Республике Коми, успели закончить до снегопадов. Потом, уходя от холодов, двигались все южнее. Для одного из эпизодов нам нужен был лед, а водоемы никак не замерзали. Что делать? Я говорю группе: через три дня назначаем съемки, другого выхода нет. К сроку на озере образовался ледок, на нем уже рыбаки сидели. Лед был тонкий, трещал под Виктором Сухоруковым, но мы сняли все что хотели. «ХОЧУ СНЯТЬ УЖАСТИК ПРО ЕКАТЕРИНБУРГ» - Фильм сделан на частные деньги? - Государство не вложило в него ни копейки. Я несколько раз подавал сценарий в Госкино (вероятно, Федорченко имеет в виду Минкульт, который ныне ведает господдержкой кинематографии. - Ред.), но там не поддержали проект. Сочли картину порнографической. А порнографии там нет и в помине! Чудо, что появился Игорь Мишин, который влюбился в сценарий, поверил режиссеру и стал генеральным продюсером, профинансировав все производство. Считаю, что это поступок. «Овсянки» - его первый продюсерский опыт в большом кино. - Вы постоянно работаете с писателем Денисом Осокиным... - Лет восемь назад я прочитал в журнале «Знамя» его повесть «Ангел и революция». Истрепал до дыр. Большое счастье - найти писателя с близким тебе взглядом на мир. В какой-то момент я cел на поезд, приехал в Казань, отыскал там Дениса. Показал ему рабочий материал «Первых на Луне», он мне - этнографические фильмы, которые он делает на Казанском телевидении. Он филолог, знаток фольклора коми и соседних народов Поволжья. Мы подружились очень серьезно и работаем вместе. Три фильма уже сняты, готовы еще четыре полнометражных сценария. Денис увлек меня этнографической темой. - Нет ли желания снять картину про Екатеринбург, про «гений места», про местную «этнографию»? - У нас с Денисом есть идея экранизировать его книжку «История зеркал Екатеринбурга и Свердловской области». Ужастик со скромным бюджетом. Без особой крови, без спецэффектов - страх возникает от столкновения с потусторонним. С параллельной реальностью, законы которой мы не всегда способны понять. ЛИЧНОЕ ДЕЛО Алексей Федорченко родился в 1966 году. Окончил Уральский политехнический институт, специальность - инженер-экономист. Пришел на Свердловскую киностудию как экономист, работал организатором производства: «В конце девяностых, после наездов силовиков, мне расхотелось заниматься такой экономикой». Поступил во ВГИК, получил диплом сценариста. Дебютировал как режиссер в документальном кино. Снял три фильма и телесериал «Похищение воробья». О ЧЕМ ФИЛЬМ Немолодые мужчины (Юрий Цурило и Игорь Сергеев), прихватив с собой клетку с купленными на рынке птичками-овсянками, отправляются в путешествие по Центральной России с целью похоронить жену одного из них. Точнее, сжечь на костре и предать прах воде, поскольку именно так полагается у финно-угорской народности меря, в реальности исчезнувшей много веков назад.

Еще больше материалов по теме: «Венеция-2010»

Подпишитесь на новости: