2018-04-02T13:43:04+03:00
КП Беларусь

«Роковое решение принял Машеров, но мы его не виним»

В страшной декабрьской автокатастрофе вместе с Сургановым погиб и генерал-лейтенант Леонид Игнатьевич Беда, в то время командующий 26 Воздушной армией
Поделиться:
Изменить размер текста:

В одном из прошлых номеров в рубрике «Загадки истории» мы напечатали воспоминания Евгения Сурганова о его отце, руководителе БССР Федоре Анисимовиче Сурганове, его жизни и трагической гибели (Чит. "Сурганов погиб по вине водителя-угонщика"). В страшной декабрьской автокатастрофе вместе с Сургановым погиб и генерал-лейтенант Леонид Игнатьевич Беда, в то время командующий 26 Воздушной армией. Его сын Леонид Леонидович также долгое время пытался узнать подробности этой трагедии, с которыми решил поделиться с «Комсомолкой».

- Я слышал много противоречивых сведений об этой катастрофе даже от ее свидетелей и участников. Но одну деталь, напечатанную вами со слов Евгения Федоровича Сурганова, я бы хотел уточнить. В статье написано, что «Машеров хотел лететь в Минск самолетом, а мой отец уговорил его и всех ехать в Минск на машинах». Это неправда. Мой отец как раз предлагал Машерову лететь с аэродрома Пружаны в Минск на военном самолете, на котором накануне сам туда прилетел.

- По-моему, совершенно логично было, что летчик отговаривал лететь в нелетную погоду.

1970-е годы. Леонид Игнатьевич Беда дважды Герой Советского Союза. Летчиков с таким званием в СССР было всего несколько десятков.

1970-е годы. Леонид Игнатьевич Беда дважды Герой Советского Союза. Летчиков с таким званием в СССР было всего несколько десятков.

- Погода в тот день действительно была ненастной, но она менялась. Я хочу рассказать обо всем по порядку. Рауль Кастро с семьей возвращался из Москвы на Кубу через БССР. Визит был неофициальный, дружественный, Кастро побывал в Брестской крепости, Беловежской пуще, посмотрел другие достопримечательности. Как и положено по международному этикету, второго секретаря ЦК Компартии Кубы сопровождали первые лица республики.

Для удобства перелета обратно на Кубу было принято решение использовать военный аэродром Пружаны, который находится практически на границе Беловежской пущи и тогда относился к аэродромной сети 26 ВА. Сразу после принятия этого решения по указанию Главкома ВВС маршала авиации П.С.Кутахова 25 декабря мой отец в срочном порядке вылетел на аэродром Пружаны из Москвы, где был на совещании. Ему поставили задачу по подготовке аэродрома и самолета для вылета гостя на Кубу. Погода 26 декабря ближе к обеду улучшилась и позволила выпустить самолет Р.Кастро. Минск был закрыт туманом, но синоптики давали улучшение погоды через час-полтора. С отцом постоянно на связи был Центральный командный пункт 26 ВА и начальник управления гражданской авиации БССР Дмитрий Григорьевич Глущенко. Проанализировав метеообстановку, они приняли решение вылетать по погоде и садиться в аэропорту Минск-1 или на запасном аэродроме Липки, но с вылетом час подождать, пока погода окончательно не улучшится. Это и было предложено моим отцом Машерову. Мне известно, что отец говорил следующее: «Вылетим через час, в крайнем случае, полтора, погода в Минске улучшится, а здесь уже давно летная. Лететь час, потому через 2 - 2,5 часа будем в минском аэропорту. А на машинах добираться в туман и гололед по старой узкой брестской дороге, которая загружена в преддверии новогодних праздников, будем часов пять как минимум». Новой трассы М-1 тогда еще не было. Однако Машеров все-таки принял решение ехать на машинах.

- Почему, не знаете?

- Я знаю, что его об этом кто-то попросил, но подробностей не скажу. Помню, как он после говорил мне и маме: «Леонид Игнатьевич предлагал ведь лететь на самолете. Если бы мы его послушались, этого бы не произошло. Это я виноват в их гибели… Я принял решение ехать машинами». Конечно, ответственность за принятое решение полностью лежит на нем, но в нашей семье никогда не считали, что в трагедии виноват Петр Миронович! То, что произошло, роковое стечение обстоятельств, как и написано в предыдущей статье - «чистейшая, дикая случайность». Кто знает, может, решение лететь самолетом привело бы к гибели всех?.. По факту автокатастрофы было проведено компетентное расследование, состоялся суд, виновные понесли наказание.

- Ваша работа тоже связана с катастрофами?

- Я долго занимался расследованием авиационных происшествий в государственной авиации Республики Беларусь, а сейчас работаю в той же сфере в гражданской авиации. И не понаслышке знаю, что истина одна, а правда у каждого участника происшествия своя, и иногда эти «правды» отличаются от результатов официального расследования. Недаром в авиации шутят: «Если бы воскресить всех погибших в авиакатастрофах летчиков, поставить в строй и объявить им установленные причины их гибели, они бы умерли во второй раз - от смеха».

КАК ЭТО БЫЛО

После отлета Рауля Кастро провожающие по настоянию Машерова отправились в Минск на автотранспорте. Первыми в колонне шли три машины ГАИ Брестской области, потом машина Машерова, затем Киселева, Сурганова и снова машина сопровождения. На заправке в Ивацевичах Беда пересел в машину Сурганова. Колонна продолжила движение. В это время на дороге показался автобус, который не остановился по требованию ГАИ. А впереди другой автобус выполнил команду и стоял на дороге, не съехав на обочину. В результате движущийся автобус врезался в стоящий так, что его развернуло на полдороги. В него и влетела машина Сурганова… В результате этого столкновения на месте погибли зампредседателя президиума Верховного Совета СССР Федор Сурганов и командующий авиацией Белорусского военного округа Леонид Беда. Виновник аварии Недельский оказался лишенным прав угонщиком. На Львовском заводе он прибил поддельный номер на автобус, пригласил попутчиков и отправился в Беларусь за дешевыми продуктами к Новому году. Недельский был приговорен к 15 годам лишения свободы, но вышел по амнистии раньше.

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: История Беларуси»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также