2018-04-02T13:43:28+03:00

Драматург Андрей КУРЕЙЧИК: «Я после часа игры с сыном - как день на заводе проработал»

Не помню ни одного случая за последние, кажется, лет пять, чтобы на вопрос «какие новости?» Курейчик ответил «пока никаких» [отцы и дети]
Поделиться:
Изменить размер текста:

Если он не пишет пьесу (а к своим 30 годам он написал двадцать пять пьес, и поставлены они в девяти странах мира), то работает над сценарием фильма или сериала. Если по его сценарию ничего не снимают в Москве, значит, снимают в Голливуде (ну, или собираются снимать). «А еще я скоро снова стану отцом», - похвастался он на премьере фильма «Ёлки» в Минске, и я поняла, что именно об этом хочу поговорить с самым известным белорусским драматургом.

- Когда ждете пополнение?

- В мае. Единственное, у нас с женой дикий конфликт по поводу пола. Оля мечтает о девочке, она и внутренне убеждена, что будет девочка. Говорит: «Я помню, когда была беременна Глебом, было так тяжело. А сейчас так легко. Будет девочка». А я хочу мальчика второго. У меня в семье так было: у нас с братом было всего два года разницы, мы всегда вместе играли, носили друг за дружкой одну и ту же одежку. Я помню, что у нас была какая-то солидарность. Мне кажется, это правильно - два пацана. И потом, я знаю, как надо воспитывать мужчин.

- Смелое заявление! И как же?

- Самое главное - это правильное сочетание строгости и собственного примера, что с девочкой для меня было бы сложно. И изначально надо поставить перед ребенком цель, объяснить, к чему надо стремиться. Дальше все складывается правильно.

- Твоему сыну сколько - три с половиной? И какую же цель ты перед ним поставил?

- Ну, он уже сейчас меня копирует. Я сижу за компьютером, работаю со сценарием. А он тоже садится и работает на своем детском ноутбуке, стучит по клавишам. Он знает, что папа так зарабатывает деньги. Но когда дело доходит до обсуждения этой темы и я ему говорю: «Иди работай, зарабатывай себе денежки» - он тут же: «Так я маленький, это ты иди работай и купи мне машинку». Когда ему надо, он большой и взрослый, все сам, а когда дело доходит до того, чего ему не хочется делать, сразу становится маленьким.

- Слушай, как тебе вообще удается работать дома?

- Пока Глеб не ходил в садик, это было почти невозможно. Спасал большой дом, где я мог спрятаться. А когда сын пошел в садик, стало легче. Я сразу переместил на это время свои рабочие часы. С утра до пяти работаю драматургом. А после пяти - отцом и мужем.

- И что доставляет больше удовольствия?

- Когда устаешь от одного, доставляет удовольствие другое. Я обожаю писать. В своей жизни я написал много всего именно из-за своей страстной любви к этому делу. Конечно, когда работаешь по 8 - 10 часов, ты устаешь безумно. И тогда ты идешь поиграть с ребенком. Но сын мой невероятно энергичный, я не успеваю за ним. Он строит меня так, что я просто как солдат-срочник, а он генерал. У него миллиард вопросов! Я уже через час игры с ним - как будто на заводе день отработал.

«В 21 год меня в Москве ставили»

- Когда сын подрастет, чем будешь перед ним хвастаться?

- Тем, что я начал самостоятельную жизнь в 16 лет. Я ему буду говорить об этом в надежде, что и он научится зарабатывать сам пораньше. Я получал повышенную стипендию, потом у меня была куча подработок. Я сканировал отпечатки пальцев в экспертно-криминалистическом центре. Я работал в юридической фирме, когда был на втором курсе, платили мало, но для студента любая копейка хорошо. Но самое главное, скажу ему, я в 21 год уже имел постановку в МХТ им. Чехова, в 22 - в Купаловском театре, в театре Маяковского. А в 26 вышел мой первый фильм. Так что, сынок, скажу я, надо начинать с ранней юности планировать свою карьеру. Если не успел до 30-ти, потом будет сложно начинать. Да, многие студенты просто пьют пиво и получают удовольствие от жизни. Я же буду настраивать сына на то, что лучше пораньше сделать задел на будущее.

- А как же удовольствия?

- Все будет. Пусть чуть позже, но будет. Главное, избежать инфантилизма. Это просто беда нынешнего молодого поколения. Посмотри на тех, кто все сделал правильно и вовремя. Посмотри на Пушкина, Лермонтова

- Прямо скажу, не очень удачный пример, особенно в плане того, как все закончилось…

- Хорошо, посмотри на Марка Цукерберга, ему только 26, а он придумал «Фэйсбук» и стал миллиардером. Нужно реализовываться как можно раньше. Или хотя бы выбрать свой путь как можно раньше.

«На игрушки денег жалко»

- Андрей, ты ведь хоть и не миллиардер, тоже хорошо зарабатываешь. Можешь позволить себе купить для ребенка все, что тот попросит. Покупаешь?

- Нет. Я считаю, что когда есть деньги, их надо тратить на две главные вещи для ребенка: путешествия и хорошая еда. Ребенок должен видеть с самого начала, что мир большой. В девять месяцев мы взяли Глеба на Кубу. Он, конечно, не запомнит этого, но для него это был невероятный скачок в восприятии. Он увидел мир сверху, с самолета, увидел море. Потом он ездил с нами в Америку, Турцию, Германию. Еще много поездок было. Это стоит дорого на самом деле, для меня было важно, чтобы мой сын увидел мир.

А что касается еды, то здоровье одно, и ошибки в питании в детстве грозят страшными проблемами в будущем. На это денег не жалею. Жалею на игрушки, мне не хочется, чтобы у него были бесконечные горы сломанных игрушек. Он знает, что не все его прихоти будут удовлетворяться автоматически. Игрушка может быть поощрением за что-то хорошее. Он это уже понимает.

- Старается быть хорошим?

- Старается. Читает стишки, поет песни. Глеб оказался невероятно музыкальным. У меня нет слуха вообще, у Оли слух актерский. А сын поет с потрясающей точностью многие детские песни. Для нас это главный аттракцион: приходят гости, Глеб выходит и начинает петь длиннющие песни. Кстати, начал с «Волшебного кролика». Подсел на него, и в Америке мы слушали эту песню три месяца. Он копировал Демидовича, подпрыгивал, подтанцовывал. Умора!

- Ты сказал, что надо показывать сыну личный пример. Но жизнь-то такая штука, что не всегда хороший пример получается показать…

- Да, мне бывает жалко, что ребенок видит некоторые вещи. Когда сдача сценария, я становлюсь нервным, могу прикрикнуть на него и на Олю. Есть такой момент. Когда с продюсером ругаюсь, плохо себя контролирую, могу матом загнуть. А ребенок слышит. А еще я люблю хорошие вина, он знает, что детям вино нельзя, но видит, что я сижу с бокалом. Боюсь, что будет копировать. Но тут я надеюсь, что он тоже будет пить не водку, а как папа: хорошее вино, немножко, красиво, эстетично, с большого бокала…

«Не хочу жене составлять протекцию»

- Давно заметила: как только мужчина становится успешным, он тут же меняет жену. Не всегда, но часто. О том, сколько жена терпела, пока он шел к успеху, забывается. У тебя этого не произошло. Даже наоборот - второго ребенка ждете, все хорошо. Семья все-таки может быть стимулом для мужчины?

- Лично мне стало спокойнее, когда появилась семья. До ее появления у меня не было никакого осмысленного понимания, зачем мне все это. У меня было невероятное желание писать. Из меня оно перло в виде пьес, сценариев. Но что с этим делать, у меня было сумбурное представление. А когда появилась семья, появилась ответственность. Появилась необходимость планирования каких-то вещей. А в моей профессии это особенно важно. Она ведь нестабильная: у тебя могут поставить пьесу, а могут не поставить, могут заказать сценарий, а могут не заказывать годами.

- Ну, у тебя таких простоев не случалось. Интересно, на что ты деньги тратишь, кроме путешествий и еды?

- Подарил вот летом жене машину. Пошли в салон, она выбрала «Шевроле». Правда, ездить боится. Дом в деревне под Минском я продал, переехал в четырехкомнатную просторную квартиру в Минске, сделал там очень смелый дизайнерский ремонт. Я сделал ее полностью под себя, она очень странная, но мне нравится.

- Ты так домом гордился.

- Да, дом мне нравился, но когда дело до детского сада дошло, мы поняли, что жить с ребенком в деревне в 40 километрах от города – не реально. И потом, Оля хотела играть, вернуться в театр, иметь свой репертуар. Сейчас играет в «Поминальной молитве», в «Павлинке», еще в нескольких спектаклях и сказала, что не пойдет в длинный декрет, будет играть, пока в костюмы будет влезать.

- Рискну предположить, что жена-актриса у драматурга - это головная боль. Оля не просит продвинуть ее в какой-нибудь российский фильм?

- Есть такие нотки возмущенные, мол, как же так, все своих жен просовывают, а ты не можешь? Но я не хочу этого делать. Все должно случиться правильно, само собой. Меня никто никуда не продвигал, и не надо этого делать. Не люблю, когда в России ко мне подходят актеры: «Давай ты меня продвинешь, а я тебе откат сделаю». Там это в правилах, многие готовы отдавать часть гонорара, если ты им составишь протекцию.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также