2015-02-04T07:15:03+03:00

Президент Александр Лукашенко: «Я здоровый, ну почему не работать…»

Опубликована полная стенограмма четырехчасовой (!) беседы Александра Лукашенко с российскими журналистами
Поделиться:
Комментарии: comments33
Изменить размер текста:

18 марта белорусский президент дал интервью 11 руководителям различных российских СМИ. Первый материал под названием «Исповедь Лукашенко» опубликован в газете «Завтра» 23 марта, а журнал парламента России «Российская Федерация сегодня» и вовсе опубликовал полную стенограмму четырехчасовой (!) беседы Александра Лукашенко с журналистами.

О выборах

«В день голосования избирательные участки закрылись в 20 часов. А люди приехали кто с дачи, кто откуда. И толпы людей в девятом часу пришли проголосовать. Мне звонят: "Александр Григорьевич, что делать? Тысячи людей пришли к участку, хотят проголосовать". Знаем, что это мои сторонники. Но я сказал: нет, не надо, если решено в 20 закрыть участки - закрыть. И мы фактически плюнули в душу своим сторонникам, не продлили голосование до 22 часов».

О кандидатах

«Почему мы их, так называемых друзей, попридержали, задержанных повезли куда следует? Мы хотели уточнить: кто они такие, оттуда их деньги? (…) Там и российские деньги, мы эту тему не педалируем, но, к великому сожалению, это так».

«Я вам могу рассказать только один случай. Один из них, деятель крепкий, не называю фамилии, объявил голодовку: ”Не буду есть, умираю“. Ну, голодай. Мне докладывает председатель КГБ, говорит: ”Вот так и так, не ест и так далее, что делать?“ Я говорю: ”А что в этих случаях делают?“ - ”Можем принудительно накормить“. Ну повезли его в госпиталь кормить. Он как увидел: ”Ребята, все расскажу, кормить не надо“. Все рассказал: куда возили, как возили, в каких особняках писали эти программы, как перечисляли деньги».

О власти

«Когда ты к этому ко всему прикоснулся, то тут не диктатура, не потому что я так люблю власть, а потому что это уже твое. Вот понимаешь, меня упрекают: да, Лукашенко приватизирует Беларусь... Ну хотите, это слово нравится, называйте это. Но это моя Беларусь. И я боюсь, что вдруг будет не так, и ты не вмешаешься, и ничем не поможешь?»

О следующем сроке

«Рано еще говорить: буду я выдвигать или не буду. Но есть некий комплекс. Я же не пять и не десять лет работаю президентом. Хотя я пытаюсь найти аргументы и себя успокоить: ну ладно, был бы я немощный, больной и так далее… И я очень аккуратно отношусь к мнению людей. (…) Я вижу тех, которые рассуждают так, что, мол, хватит. (…) Что значит ”хватит“? Я - не пенсионер, даже если и пенсионер, я здоровый, ну почему не работать. (…) Я не к тому, что я там думаю, что пора на покой и так далее. Для меня, наверное, покой мне только снится… (…) Ну вот представьте, какой-нибудь придет, сейчас себе думаю, отморозок и начнет здесь: ”приватизируем“, ”раздадим“, ”продадим“, улицы не уберем, не подметем, людей не накормим и прочее».

«Мы очень много сделали, в здравоохранении особенно, я этим горжусь. Тоже думаю: ну вот уйдешь, приватизируют все это, здравоохранение и медицину… Ну и что? Люди умирать будут на улице».

О продуктах и торговле

«По экспорту нам предстоит работать, потому что это валюта. У нас отрицательный платежный баланс. К примеру, цены на нефть, газ в три раза опять подскочили. (…) Сколько надо продать колбасы, картошки, молочных продуктов и каких-то тракторов, чтобы заплатить по таким ценам за природный газ и нефть?!»

«Пусть мы не все продукты производим для себя, а некоторые вообще не можем производить (бананы, киви, кофе и прочее), но основное мы производим. (…) Даже виноград уже начали делать, бахчевые культуры - арбузы. В прошлом году меня завезли в Гомельскую область и говорят: ”Ешьте“. (…). Отличные арбузы!»

О мечтах

«Вы знаете, я часто мечтаю. Я в основном летаю на вертолете по стране, потому что, когда едешь на машине - там перекрыли, там, а люди недовольны. Ну и это, в конце концов, в итоге дешевле. И вот я лечу. Я очень люблю природу, я очень люблю людей, все живое, зверей и так далее. Я ни разу на охоту не ходил… Я даже не могу смотреть на убитого зверя. С детства, помню, поросенка зарезать... В деревне, если кто-то поросенка убил, будут не только соседи, вся деревня неделю будет ходить пить горелку. У меня мать была такая трезвенница абсолютная, у нее нет, как и у меня, фермента, который алкоголь перерабатывает, и она мне говорит: ”Ой, сынок, надо же этого поросенка зарезать“. Я говорю: ”Нет, я не буду“ (Ну как? Он с тобой рос, как член семьи, ты его кормил и прочее…). Иди, говорю, старшего брата двоюродного проси, я не буду“. (…) Я не могу убивать животных, они же беззащитные».

О здоровом образе жизни

«У нас (…) пятикилометровая трасса городская, она не одна, лыжная, в метр снега подушка. И смотрю, телепаются эти люди все: и пожилые, и молодые. Но он выйдет - свежий воздух, вдоль этой речки пройдется. Прямо у меня под забором. Я тоже иногда выхожу и тихонько с людьми там пройдусь, она вся освещенная. (…) У нас, кроме нашего митрополита, все на горных лыжах катаются. Ну, правда, мой друг патриарх Кирилл, он прекрасно владеет лыжами горными. Правда, бороду прячет… Говорю: ”Чего ты прячешь? Ты продвинутый патриарх. У нас молодежь за тобой пойдет“. Это мы в Сочи с ним встретились два года назад».

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: Лукашенко»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также