2018-02-21T23:27:14+03:00
КП Беларусь

Композитор Капланов своими песнями вернул жену к жизни

Сегодня 40 дней, как не стало талантливого белорусского композитора и исполнителя
Поделиться:
Комментарии: comments4
Изменить размер текста:

Измаилу Львовичу Капланову стало плохо с сердцем прямо на концерте в Дзержинске 27 марта. Ему было 72 года. Все, кто его знал близко, не могли поверить: как это - умер? У него же Нелли Захаровна, он не может ее оставить одну… Двадцать пять лет назад легенда белорусской эстрады певица Нелли Богуславская перенесла тяжелейший инсульт и на долгие девять лет закрылась от этого мира дома. Все эти годы он был ей больше чем муж - он был ее опорой, верным пажем, ангелом-хранителем. Он пытался вдохнуть в нее веру в то, что она еще выйдет на сцену, и у него это получилось. Богуславская была уверена: Капланов будет рядом с ней до самой ее смерти…

В 1966 году Нелли Богуславская победила в очень представительном Всесоюзном конкурсе советской песни в Москве и с тех пор выступала по всему СССР с аншлагами и неизменным успехом.

В 1966 году Нелли Богуславская победила в очень представительном Всесоюзном конкурсе советской песни в Москве и с тех пор выступала по всему СССР с аншлагами и неизменным успехом.

«Я не хотела идти в загс»

- А ведь я совершенно не собиралась выходить за него замуж, - вспоминает сегодня Нелли Захаровна.

Боль от потери еще не ушла, в глазах стоят слезы, но он не оставил ей выбора - ей теперь приходиться быть сильной.

- Капланов был безумно красивый мужчина. Я на него смотрела и думала: ну что это за внешность для мужчины? Меня он ну никак не волновал. А вот когда я услышала, какой он музыкант, как он играет и что он играет, тогда только мои глаза повернулись в его сторону.

Уже с первых гастролей они вернулись мужем и женой, хотя Нелли, уже один раз до этого побывавшая замужем, в загс не торопилась. Сперва снимали квартиры, потом, чтобы построить в кооперативе свою, все-таки пошли и расписались. Работа приносила удовольствие. Имя Богуславской собирало полные залы. На сцене ей аккомпанировал предвестник «Песняров», инструментальный ансамбль «Орбита-67», созданный мужем. Там работали Владислав Мисевич и Владимир Мулявин. С Мулявиным и его первой женой Лидией Кармальской Капланова и Богуславскую связывала настоящая дружба.

Вскоре у этой красивой и успешной пары родилась долгожданная дочка Анна. Счастье было полным, о таком можно было только мечтать.

«Вдруг перед глазами поплыл потолок»

Беда в их дом постучалась в страшном для всех 1986-м чернобыльском году.

- Мы как раз получили дачный участок, и в этот день просто сажали клубнику. Потом заехали на Вячу, поплавали, приехали домой, - вспоминает Нелли Захаровна. - И во время ужина у меня перед глазами вдруг поплыл потолок. Приехала «скорая», увезла в лечкомиссию. А тогда не ставили диагноз «инсульт» - из-за Чернобыля, я думаю, чтоб статистику не портить и чтоб деньги потом не платить. Мне говорили: «Вас протянуло, продуло, защемило нерв». А я четыре месяца пролежала в лечкомиссии полупарализованная, изувеченная. Тогда я ему сказала: «Капланов, я тебя освобождаю от себя. Я теперь больной, разрушенный человек и никакая не певица. А ты молодой еще человек. Пока я здесь лежу, ты разменяй квартиру, только найди нам с дочерью не подвал и не мансарду, а что-нибудь поприличнее. Оставь мне холодильник, телевизор и кровать, остальное можешь забрать». Моя приятельница потом меня укоряла: «Почему ты так с ним обошлась? Он плакал, как ребенок!» Он не захотел освободиться от меня, и я ему сказала: «Тогда пеняй на себя. Вот теперь такую, какая я есть, тебе придется тащить на себе до самого холмика. Когда ты меня похоронишь, тогда я тебя освобожу...»

В единственной дочке Аннушке Капланов души не чаял.

В единственной дочке Аннушке Капланов души не чаял.

Измотанная болезнью, Нелли Захаровна и мысли не допускала, что всегда бодрый, всегда летящий, всегда полный энергии Измаил Львович уйдет раньше. К тому же у него в семье все были долгожители, никто не ушел раньше восьмидесяти. А у нее мама до 60-ти не дожила, папа вообще умер в 53…

«Куда ты лезешь? Сиди и играй»

- У Капланова все сердце было в ранах, вот и сдало раньше срока, - вздыхает Богуславская. - Ему ведь всю жизнь перекрывали ходы. Приехал в Минск из Вильнюса поступать в консерваторию - не взяли, потому что «занимались подготовкой национальных кадров». Собирался выступить со мной дуэтом на «Золотом шлягере» - его вычеркнули из списков, мол, и так концерт длинный, в другой раз споете. Написал песню - более опытный коллега в филармонии сказал: «Куда ты лезешь? Сиди и играй». Написал «Реквием» на смерть своего самого близкого друга Володи Мулявина - его не сочли нужным включить даже в концерт памяти Мулявина. Что ему оставалось? Играть. Он и играл, пока я пела. Никогда не получил ни одного звания. Многие газеты написали после его смерти: «Умер народный артист Беларуси». Нет, он не был народным. Мне к какому-то празднику дали звание заслуженной артистки БССР, а он скромно оставался в тени. Единственная его официальная награда - диплом фестиваля «Песня года - 2004», на котором его песню «Ах, эта ночь!» спел Коля Басков.

Писать песни Капланов начал, когда выжил после инфаркта

Вспоминать о вычеркнутых из жизни девяти с лишним годах Нелли Захаровне особенно тяжело. Друзья-коллеги, которые все эти годы старались не упускать из виду этот дуэт, бесконечно звонили, теребили, предлагали помощь. Она отмахивалась: «Моя песенка спета».

- Когда выяснилось, что не встану, из нашего дома музыка ушла совсем. Капланов закрыл фортепиано и больше к нему не подходил. Шесть лет не подходил. Ездить с концертами он не мог - я была на нем, покупки, хозяйство - все было на нем. Я была в страшной депрессии. Анка, дочка наша, повзрослела, у нее случился роскошный роман с иностранцем, она родила дочку и уехала в Италию. Финберг предложил Капланову работу, но отнюдь не музыкальную должность, ему нужен был администратор. Муж согласился, что было ему делать? Он был у Финберга, как я это называю, завхозом, ребята из оркестра даже не подозревали, что он прекрасный музыкант.

Когда однажды утром Богуславская услышала в их доме живую музыку, она даже побоялась войти в кабинет мужа.

- Я заглянула в щелочку - он сидел у фортепиано босиком, в трусах и майке и что-то наигрывал. А когда уходил на работу, небрежно так бросил: «Мне кажется, я песню написал. Ты посмотри, пока меня не будет. Сообрази какой-нибудь текст на эту мелодию, я представляю что-то про осень, падающие листья…» Я отмахнулась. А сама стою у гладильной доски, и стихи сами собой в голову лезут. Получилась песня «Осень приходит». С этой песни и начался наш дуэт. Это был, по-моему, 1995 год.

С тех пор Капланов написал огромное количество песен, и не только для их семейного дуэта. Его песни исполняют практически все звезды белорусской эстрады. Он умел создавать хиты, хотя сам в себе многие годы подавлял это умение.

«Тебя слушать будут, а не рассматривать»

В том же 1995 году Олег Тиунов и Яков Науменко убедили Богуславскую поехать на «Золотой шлягер».

- У меня вместо лица гримаса, я в таком виде на улице лишний раз боялась показаться, не то что на сцену выйти. А Тиунов мне сказал тогда: «При чем тут лицо? Тебя же слушать будут, а не рассматривать». Когда я вышла на сцену в каком-то маленьком городке в Могилевской области, меня трясло и колотило. Конечно, Измаил Львович был рядом, аккомпанировал в ансамбле. Тишина в зале. Думаю: ну все, еще петь не начала, а уже провал. И вдруг шквал аплодисментов. Оказалось, меня все эти годы помнили, - совершенно искренне удивляется Нелли Захаровна. - Ну да, Беларусь ведь была вся объезжена в молодости, меня везде знали. Но все равно это было удивительно, обо мне же почти десять лет нигде ни слова не было сказано, как будто меня уже похоронили. Эдуард Хиль, с которым я пела в одном концерте, пришел в гримерку: «Так, дурью не майся, все у тебя в порядке, тебе еще петь и петь».

- Так муж же вам все время это говорил!?

- Ну… Он ведь муж, с которым мы столько всего пережили, я для него всякая была хороша. Это было уже больше и глубже, чем любовь.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также