Общество

На месте строительства белорусской АЭС устраивают экскурсии для первоклашек

«Комсомолка» побывала на стройке века и выяснила, что местные жители помнят Чернобыль и боятся радиации, но одобряют строительство АЭС в ожидании больших денег

В ожидании АЭС островчане разделились на два лагеря. За грудки друг друга не хватают, но пообсуждать стройку века любят.

- Мы вот тут все головы ломаем: а чья это будет АЭС, если ее построят российские специалисты на свои же деньги?.. Наша или их? А нам тогда что - одни атомные отходы останутся? - прищурив глаз, ставит вопрос ребром пожилой электромонтер неподалеку от Островца. Аккурат там, где проложили новую 32-километровую железнодорожную ветку Ошмяны - Атомка для нужд будущей АЭС. Как рассказали «КП» рабочие, пока по рельсам ездят разные комиссии да путейные машины, которые доставляют на стройку все необходимое. Тут же параллельно проложили и асфальтированную дорогу.

Для строительства белорусской АЭС от Ошмян до стройки века проложили новую железнодорожную ветку.

Для строительства белорусской АЭС от Ошмян до стройки века проложили новую железнодорожную ветку.

Фото: Дмитрий БРУШКО

Работяги под моросящим дождем проверяют новенький семафор.

- А я слышала, что доволен народ: рабочие места создадут и зарплаты увеличат… - парирую я.

- Ребята, вы довольны? - обращается пожилой рабочий к молодняку, те усмехаются, продолжая стучать по железкам. Задумавшись, поясняют: - А нам-то что? Нас на работу не позовут, так и будем на свой миллион вкалывать…

«Белорусская АЭС японское землетрясение точно бы выдержала!»

На въезде в Островец полным ходом идет строительство. Справа возле леса красуется новенькая зеленая панелька для атомщиков. Говорят, что уже и мебель завезли, и холодильники. Слева от дороги возводят кирпичные пятиэтажки.

- Раз это первое строительство белорусской АЭС, значит, сюда пойдут деньги, зарплаты будут, развитие района, - поясняет «КП» молодой прораб Евгений, который после окончания полоцкого института думал податься за длинным рублем на чужбину. Узнав про стройку века, вернулся в родной Островец. - Я ведь несколько лет учился и жил в Новополоцке, там у них важное производство - нефть перерабатывают. Поэтому и зарплаты большие, как в Минске… Думаю, и здесь так получится. Если атомка будет - будут и перспективы, а нет - Островец останется обычным маленьким городком, тогда поищу работу в другом месте.

Про плохое Евгений не думает, а потому радиации не боится.

- Там же будет три или четыре уровня защиты! Взять аварию на АЭС в той же Японии. Где-то я читал, что наша станция то землетрясение точно бы выдержала! Да у нас-то и землетрясение всего один раз в начале прошлого века было...

Эти две высотки построили специально к приезду атомщиков.

Эти две высотки построили специально к приезду атомщиков.

Фото: Дмитрий БРУШКО

За лесочком - еще две новенькие персиковые девятиэтажки для атомщиков. Это первые высотки в Островце, до этого в райцентре строили лишь пятиэтажки. В новых панельках расселили белорусских строителей, которые съехались на стройку со всей страны. Колоритный бригадир Вячеслав из Гродно второй год обустраивает Островец в ожидании атомщиков. Семью и друзей видит по выходным. Свет не близкий, как-никак 250 километров в один конец.

- Зато командировочные платят. До ноября, правда, были гроши - 22 тысячи, сейчас добавили - получаем около 44 тысяч в сутки. Жить можно! - улыбается бригадир. - А зарплаты у всех разные, но такие же, как были и в Гродно: кому три миллиона, а кому и четыре, в зависимости от выработки. Мы, например, кабель кладем, уличное освещение проводим, опоры ставим, светильники. Для облагораживания города возле станции Гудогай даже завод железобетонных изделий построили!

- Зарплаты у вас неплохие, а как жизнь вдали от дома, жена небось не обрадовалась?

- Всего было, но вроде свыклась… - усмехается бригадир, поясняя, что заселили их в трехкомнатные квартиры, в каждой человек по восемь-девять...

Приезжие строители уже привыкли к новому образу жизни, не жалуются. По вечерам смотрят телевизор, играют в карты, шашки, а новости узнают из интернета. Конечно, скучают по родным, а куда деваться, коли надо?

Зато от подъезда к объекту и обратно доставляет автобус, обед по расписанию, да и кормят хорошо: и овощи бывают, и мясо.

Первую девятиэтажку назвали «Дом любви»

- Любимое блюдо? Курица! - живо поддерживают беседу подъехавшие молодые экскаваторщики Валерий и Николай, которых в Гродно тоже ждут семьи. Видно, соскучились по общению и, хохмя, рассказывают про свое житье-бытье.

- Мы свой дом нежно называем «Дом любви»! К нам в гости частенько местные девушки захаживают. Некоторые злопыхатели иногда говорят притон, но чаще все же «Дом любви». А зарплаты у нас маленькие… - пробивают на жалость молодые экскаваторщики.

- Да ладно, мне говорили, что тут по четыре миллиона зарабатывают…

- Кто?! Коля, где мой расчетный? Да два миллиона еле-еле выходит! - возмущаются молодые работяги. - А цены какие стали!.. А из плюсов тут - хорошая природа, Нарочь в 70-ти километрах. Но работать на АЭС не останемся, нас не купишь! Что тут делать? Скучно. Все друзья и родные остались в Гродно, домой тянет… За два года мы так накатались - хватит! Пускай местные с россиянами плодятся…

На новенькой персиковой стене высотки, будто в подтверждение репутации «Дома любви», неровным подчерком выведено мелом: «Лера любит Вову…»

На "Доме любви" - соответствующая надпись...

На "Доме любви" - соответствующая надпись...

Фото: Дмитрий БРУШКО

На первом этаже расположилась дирекция строительства АЭС.

- А вы свой визит с Минэнерго согласовали? - строго смотрит в глаза женщина с блестящей брошью на груди. - Нужно было вместе со всеми в пресс-тур приезжать…

- А мы приехали с горожанами пообщаться, узнать настроения местных жителей. А к вам по дороге заглянули поздороваться… - улыбаюсь в ответ и по ходу общаюсь с симпатичной секретаршей Марией, которая переехала на работу в Островец из Минска. Увидев мое удивление, Мария улыбается: «Да вы не думайте, что я семью бросила, у меня и муж здесь работает. Да и не скучно тут: и пиццерия есть, и ресторан. И в грибы-ягоды можно сходить, правда, только летом…»

«У нас в деревне помнят Чернобыль и боятся радиации»

На центральной площади Островца, отсчитывающего шестую сотню лет, чисто и просторно: костел, магазин бытовой химии, кафе с белорусским названием, почта, гостиница, центральный универсам, ресторан.

- Да не знаю я, где тут можно вкусно перекусить, не местный я. Из агрогородка Трокеники приехал, - разводит руками школьный кочегар Вячеслав. Зато не прочь высказаться по поводу АЭС, которая строится всего в 12-ти километрах от родной деревни. - У нас народ против, люди боятся радиации. Чернобыль помнят, а тут еще и в Японии такое произошло. Даже старики говорят: «Мы-то побыли на этом свете, а вам еще жить…» Вначале, когда узнали про строительство АЭС, у населения шок был. Люди напуганы Чернобылем, хоть нашей деревни радиация почти не коснулась, мы ближе к Вильнюсу… Но пока, вроде, там ничего и не строят, только дорогу провели… Но тех, кто за, я до сих пор не встречал. Хотя в школе учителя на эту тему на всякий случай не говорят, а вот дети обсуждают...

- А я поддерживаю строительство станции, посмотрите, они - везде: и в Польше, и в Литве строятся, и в Германии. И не по одной, а помногу, и все нормально живут. Так что если у нас одну построить, думаю, ничего плохого не случится, - уверена симпатичная островчанка. В ожидании своей очереди к банкомату народ с удовольствием судачит про АЭС.

- А я не приветствую строительство АЭС. Боязно, мы слишком близко… - вступает в разговор местная учительница.

- Но жили же мы возле Игналинской АЭС и ничего, теперь свою построим… - парирует мужчина средних лет.

- Так и в ту пору не слишком спокойно было. Но тогда нас никто не спрашивал… в принципе, как и теперь… - не сдается педагог.

«И возле Чернобыля люди живут, зато у нас красиво будет!»

Перекусить в Островце дорого даже по столичным расценкам: комплексный обед - под 30 тысяч. А ведь атомщики еще не приехали! Зато вкусно. Молодая официантка Ирина уверена, что от строительства АЭС Островец только выиграет.

- Будет больше рабочих мест, город будет развиваться, население увеличится. Детские сады построят, школы, уже и стадион у нас новенький. У меня муж строитель, пока возводит частные дома, а потом, мало ли, устроится на хорошую работу на АЭС. Мы надеемся, что и зарплаты поднимутся. А радиации мы не боимся. Что дано - от того не убежать. И возле Чернобыля до сих пор люди живут. Зато у нас становится чисто и красиво, дороги хорошие сделали, теперь мы можем проехать туда, куда раньше не могли…

Планируется, что в Островце возведут три микрорайона энергетиков, в связи с чем население увеличится с 8600 до 20-30-ти тысяч человек..

Планируется, что в Островце возведут три микрорайона энергетиков, в связи с чем население увеличится с 8600 до 20-30-ти тысяч человек..

Фото: Дмитрий БРУШКО

Уборщица Зинаида Викторовна больше 60-ти лет прожила в Островце.

- Так люди по любому вопросу на две половинки делятся! Кто-то получит хорошую зарплату и будет доволен, другие останутся не у дел и раскритикуют. Чтобы всем одинаково, такого никогда не было. И ходить далеко не надо - посмотрите, сколько сегодня в той же Электросети получают, говорят, что и по два миллиона выходит. А я до сих пор полмиллиона получала, с ноября добавили, теперь - 720 тысяч. Плюс пенсия 700. Я всю жизнь проработала продавцом, может, и жила бы себе на пенсию, но деньги нужны - заставила дочь с внучкой построить кооперативную квартиру. Теперь почти все отдаем государству. Три года назад эта квартира стоила 67 миллионов, сейчас мы должны за нее еще 50. Очень тяжело! То ли дело в советские времена, тогда денег больше было. Я несколько лет работала в Смоленске, так каждые выходные домой ездила. А теперь сколько билеты стоят?

- Зато теперь вы квартиру дочери построили!

- А тогда мне государство жилплощадь бесплатно выделило… - вспоминая молодые годы, защищает островчанка советский строй.

«Мы не темные, мы - знающие!»

Дедушка Ленин в центре городка протягивает руку в сторону инфоцентра АЭС. На пороге встречает улыбкой руководитель группы по информационной работе дирекции строительства АЭС Эдуард Свирид. Внутри развешаны плакаты с изображением будущей АЭС, карта Островца, новенькие мягкие кресла, кинопроектор. И ни одного человека.

- Это вам повезло, что никого нет! Мы ведь всех приглашаем. Так и говорим: если нечем заняться, например, автобус нужно подождать, дождь на улице, холодно или девушку некуда привести – милости просим! – улыбается специалист. - За два года здесь побывало более трех с половиной тысяч человек.

- Неужто каждого записываете?

- А как же! Много людей заходит с вопросом: как устроиться на работу? Те же строители, механизаторы, водители. Мы направляем их в разные организации, даем телефоны. А атомщиков вносим в базу данных, ведем переговоры.

- Так это же первая АЭС в Беларуси, откуда у нас взяться специалистам-атомщикам?

- А посмотрите на сегодняшний состав нашей дирекции: главный инженер - из Беларуси, но работал на объектах атомной энергетики в России, в частности на Балаковской АЭС. Та же история и у его зама, и у сына зама. И таких людей довольно много. Когда они узнали, что начинают строить белорусскую АЭС, с большим удовольствием вернулись к своим корням, живут и работают в Островце. И шутят, что сейчас они островитяне, хоть на самом деле - островчане. Белорусов много и на других атомных электростанциях: в России, в Иране. А к нам приезжают специалисты из Литвы, Украины. Однажды к нам в инфоцентр прямо с чемоданами из Украины приехали!

- А будет ли шанс у местных жителей устроиться на работу не по атомной специальности?

- Посмотрите на меня, я тоже местный житель, причем не имею технического образования. До этого работал учителем, директором школы, журналистом в местной газете. А без малого три года назад сделал репортаж об изысканиях геологов на предполагаемой площадке АЭС. Так и подсел на «атомную тему». Меня заметили и пригласили на работу. В нашей дирекции много островчан, бухгалтерия, например, вся местная.

Эдуард Иванович так и пышет оптимизмом, расхваливая будущую АЭС, а на страхи приезжих не поддается.

- Знаете, я где-то прочитал, что чем дальше от АЭС, тем с большим недоверием люди к ней относятся. Некоторые из Минска или Гродно так и говорят: вы, мол, темные, не знаете, какие могут быть последствия! Я так отвечаю: «Мы не темные, мы - знающие!»

Ведь у нас есть возможность получить информацию об атомной энергетике не только из прессы или интернета, а и из первоисточника. То есть от тех специалистов, которые живут с нами в одном городе и знают об АЭС не понаслышке. Вот эти объективные знания мы и стараемся донести до людей. И это совсем не «промывание мозгов». При нынешнем развитии информационного общества не очень-то их и промоешь. Наше дело - дать информацию, а уж вывод каждый способен сделать самостоятельно.

- Я знаю, что на площадку строительства будущей АЭС даже водят экскурсии школьников…

- Да, было, на нас вышли с инициативой: мол, детки хотят приехать посмотреть, как строится АЭС. Она, правда, еще не строится. Идут только подготовительные работы. Тем не менее отвезли их на место, показали. Если желание возникает - ради Бога, отчего ж не показать? Нам скрывать нечего.

- Откуда были дети, большие?

- Наши, местные, из Островецкого района. Совсем малюпуси - с первого по четвертый класс.

- Наверное, это самые благодарные слушатели?

- Нет, они еще слишком маленькие. Но мы показывали им ролики, что-то вроде мультика, где человеческая рука рисует реактор, где объясняют, что то, а что это. Довольно интересно. Но удержать внимание малышей сложно, пять-десять минут - и им уже неинтересно.

- А на самой площадке малыши чем интересовались?

- «Что это?» или «что то?» Им объясняли: это кран, это склад, а это растворобетонный узел.

- Вы встречались с геологами. А они не говорили вам, что здесь неблагополучная зона, что в начале прошлого века было сильное землетрясение…

- Геологи как раз обратили внимание на надежность почв. Что до гудогайского землетрясения, то инструментально, то есть с помощью специальных приборов, оно не было зафиксировано. Тем не менее когда начались разговоры о строительстве АЭС, наши оппоненты сразу заявили: «Здесь было землетрясение - строить нельзя!» Дошло до того, что начали писать: «АЭС размещают в самом сейсмоопасном регионе Беларуси!» И я задался вопросом: откуда вообще известно об этом землетрясении, если в начале прошлого века в этом регионе даже сейсмостанций не было? Тогда кто и как его зафиксировал? И почему утверждают, что было именно семь баллов?

- Говорят, даже земля треснула!

- Оказалось, что о “гудогайском землетрясении” известно из публикации в газете «Наша нива» за 1909 год. И всё! Больше о нем нигде ни слова! В заметке значилось, что где-то возле Гудогая земля разверзлась, треснула, животные попадали... В свое время эту газету нашел известный исследователь истории белорусской культуры и литературы Адам Мальдис и описал этот случай в своей книге «Астравеччына, край дарагі…» Мы обратились к нему с вопросом: «Так что это было за землетрясение?» Он ответил дословно следующее: «Я ўважліва праверыў па летапісу прыродных здарэнняў, у якім занатаваны розныя прыродныя катаклізмы, пачынаючы з ІІ стагоддзя, ці было нешта падобнае на тэрыторыі сённяшняга Астравецкага раёна. Там апісваюцца розныя прыродныя катаклізмы - да прыкладу, сонечнае зацьменне, адсутнасць зімы, з’яўленне на небе замест аднаго сонца ажно трох, тое, што ў верасні выпаў снег… А вось пра землятрус - ні слова. Я думаю, калі б здарылася нешта падобнае, ды яшчэ сілай у сем балаў, то гэта абавязкова знайшло б сваё адлюстраванне ў пісьмовых крыніцах - тым больш што іх у той час было ўжо дастаткова».

Тем не менее «гудогайское землетрясение» продолжает кочевать из одной публикации в другую. Недавно я общался с нашими учеными, и они сказали, что информация про то, что нельзя здесь строить девятиэтажные дома, потому что трясет, все это чушь. И сказали, что здесь хорошее место!..

«Раз делают, значит, надо?..»

Разговоров об АЭС в последнее время ходит столько, что на стройплощадке, что в 20-ти километрах от Островца, я ожидала увидеть как минимум недостроенный реактор. Ну или хотя бы фундамент. Да хоть пару бетонных плит в рыжеватой песчаной жиже! Встретило голое поле, пару экскаваторов да серые стены недостроенного здания будущей администрации АЭС.

- Во-он там вдалеке лаборатория для исследований, а саму АЭС пока строить и не начинали, ждем финансирования. Вроде после нового года обещали. Уже год переносят: то в мае, то в июне, то в сентябре. Но белорусская сторона свои условия выполняет: и железку провели, и дорогу новую, и площадку расчистили, теперь дело за россиянами, - рассказал «КП» пожилой экскаваторщик, живущий неподалеку в деревеньке Газа. Местную молодежь стройка века не прельстила. - Уезжает народ, у нас всего хат 70, так половина уже пустых. Старики умирают, а молодежь в город перебирается. А что касается АЭС, то кто его знает: надо ее строить али нет? Раз делают, значит - надо. От нас это не зависит. Но россиян пока не видел, да и денег вроде не перечисляют. Вон в сентябре у нас из-за этого половину работников сократили…

- Да не сокращаем мы никого, наоборот - набираем. Рабочие порой сами не знают, что говорят. Да, в сентябре уволилась одна бригада строителей, уехали на заработки в Россию. Сами знаете, какие у нас стали зарплаты в белорусских рублях… - пояснила «КП» главный бухгалтер генподрядчика - филиала по строительству белорусской АЭС Елена Рововая. - Рабочий получает где-то два миллиона, средняя около трех. Но мы же не коровники строим, для объекта такого уровня это небольшие суммы. К тому же строители почти все не местные, чтобы люди уехали из дома, их надо заинтересовать. Но не только у нас строителей не хватает. И на Балтийской АЭС тоже нехватка, и на других. Причем мало не только специалистов - рабочих. Так это Россия, где средняя зарплата рабочего на такой стройке порядка 50 тысяч рублей (больше полутора тысяч долларов. - Ред.)

Елена Григорьевна знает, о чем говорит. Она девять лет отработала главным бухгалтером на строительстве Калининградской ТЭЦ. Вернулась в родное Молодечно, где на заработки построила коттедж, купила хорошую машину. Сейчас получает второе высшее в калининградском университете.

- Денег хотят все, а вот зарабатывать мало кто умеет. Все чаще самоучки попадаются. У нас нет нехватки в пастухах, а квалифицированных строителей не хватает, - разводит руками Елена Григорьевна. - А что будет, когда россияне придут? У них самих там рабочих мало. Я в России много объектов строила, знаю. Приезжает оттуда без документов: «Я - сварщик!» А из него такой сварщик, как из меня балерина! И что с ним потом делать? Но ничего - справимся, многое уже сделали. Хотя в Островце до сих пор не все знают, что здесь АЭС строится. Может, из-за того, что до последнего времени на самой площадке мало что было. Но наша задача - построить производственную базу: дорогу, столовую, офис, склад. Так сказать, подготовить территорию. А саму АЭС проектировать и строить будут уже россияне. Месяц назад наша дирекция ездила в Санкт-Петербург договариваться о проектировании белоруской АЭС.

К строительству белорусской АЭС пока не приступали.

К строительству белорусской АЭС пока не приступали.

Фото: Дмитрий БРУШКО

СПРАВКА «КП»

После многолетних переговоров 15 марта нынешнего года Беларусь и Россия подписали контракт на строительство первой белоруской АЭС. Запланировано, что первый блок возведут неподалеку от белорусско-литовской границы не позднее 2017 года, второй - годом позднее. Основной партнер Беларуси в стройке века - российский Атомстройэкспорт. В начале октября подписано контрактное соглашение о сооружении первых двух энергоблоков белорусской АЭС.