Звезды

Поэт-песенник Олег Жуков: «Юра Антонов просит, чтоб я нашел ему жену»

Автору хита «Люди встречаются» - 75!

Если бы передо мной сидел мальчишка, я бы о нем написала так: шкура горит. Реально горит, глаза выдают. Но из уважения к сединам моего собеседника напишу по-другому: мальчишка. Какие 75?! Кажется, Олег Жуков и сам не успел заметить, как подошел к этой дате. Все тот же стиляга из 50-х. Белые брюки, модный пиджак, темные очки, длинные волосы собраны в хвостик.

«Постареть не успел»

- Олег Владимирович, не верю, не верю, не верю! Как вы возраст обманули? Хитрость есть какая-то?

Этот вопрос, кажется, его смутил. Поэт задумался.

- Наверное, вы правы. Я как был пацаном, так и остался. 35 максимум. Я по-прежнему быстро зажигаюсь…

- А на что зажигаетесь?

- Да на все! На воробья, который сидит на ветке. На иней. На прохожих. На проезжих. Электричка проезжает, а я завидую: они едут, их где-то ждут. Я рисую себе картины, куда они едут, может, к любимым, к маме. На женщин зажигаюсь. А детей как я безумно люблю! Я вообще восторгаюсь человеческим родом.

На этих словах в кухню, где мы беседовали за чашкой кофе, заглянула жена юбиляра Светлана.

1980 год. В сыне Никите молодой папа души не чаял.

1980 год. В сыне Никите молодой папа души не чаял.

- Знаете, какой секрет? Стареть некогда. Все время есть что-то интересное. Не успели постареть.

- Это правда, - согласился Жуков. - Как-то все по жизни правильно сложилось. Было и неправильное, но я вырулил. Слава Богу, семья хорошая. Сыну Никите 33 года, дочке Лене 27. Внучек есть, Кузьма, 2 года и 4 месяца.

- Имя такое необычное…

- Было время, когда Юра Антонов дарил моим детям пластинки «Приключения кузнечика Кузи». Когда встал вопрос, как назвать малыша, Никита решил, что назовет Добрыня. Добрыня Никитич. У тещи истерика. И чтобы она от инфаркта не умерла, Никита сказал: тогда будет Кузя. Кузьма Никитич - ну чем не начальник? Мощно!

- Так вы совсем молодой дед! Почему так поздно стали отцом?

- Не поздно, у меня еще был первый брак. И у меня есть 50-летний сын, живет в Киеве. Я убежал из первой семьи. В Донецке мой образ жизни был какой? Я после института работал в НИИ при академии наук, а вечером ходил подрабатывать музыкантом в ресторан. Заканчивалась эта работа далеко за полночь. Утром прихожу на работу, одна мысль - поспать. Семья распалась. Я смотрю: мой мотор начинает стучать. Понял, что мне хана, если не остановлюсь. И тут Бог послал мне белорусскую бригаду артистов. Это был первый белорусский вокально-инструментальный ансамбль, им руководил Виктор Синайский. И их гитариста прямо с гастролей отозвали в армию. Синайский искал замену, кто-то ему в Донецке подсказал меня. После концертов Синайский позвал с собой в Минск. Сказал, ничего не бойся, сперва общагу дадим, а потом поможем с кооперативом. Так оно и получилось. А тут Виктор Вуячич обратил на меня внимание, у меня была гитара, которой ни у кого не было, немецкая. И в этом ансамбле был Юра Антонов. Тогда родились наши первые песни: «О добрых молодцах», «Строй, не стреляй, солдат», потом добавилась «Люди встречаются». Мы с Антоновым открывали второе отделение концерта, пока он в Москву не переехал.

- Вас с собой не позвал?

- Почему? Позвал. Но тут была очень сильная любовь. Она ничем не закончилась. Она работала моделью в Доме моделей, сегодня ее уже нет в живых. Ох она меня перекрутила. Мы поженились, жили вроде. Но что-то не получалось. Ее куда-то несло все время. В конце концов года через два она просто ушла и все.

- Так самое время было уезжать, менять что-то.

- Может, и уехал бы, да на Новый год подруги привели Свету. Мы у меня большой шумной компанией Новый год встречали. Потом я месяца три сражался, чтоб освободить жилплощадь от тусовки для жизни. Я по складу человек семейный. Я люблю детей. Когда сынок родился, такое счастье было. Я снимал каждый его шаг. На магнитофон просто звуки записывал. Потом камера появилась, снимал на камеру. На свадьбы детям подарил фильмы о них.

- Дети не пошли в артисты?

- Нет. Сын работает в фармацевтической компании. Дочка - фотограф, и очень успешный, ее работы художественный музей приобрел.

«Никто Антонова не осчастливит»

- Олег Владимирович, а вы сколько песен уже написали?

- Около 200. И что важно: каждая песня сюжетная, как маленький фильм. В этом их прелесть. Когда в 90-е пришла музыка техно, она быстро отшила лириков. И этот период дискотечный длится до сих пор. И все равно современная музыка не поется, душу эти песни не греют. А мои греют. Люди на концертах благодарят: спасибо вам, вы вернули нам музыку, на которой мы выросли. Они на концертах возвращаются в то время, когда они влюблялись, бегали на свидания, когда были счастливы. Это дорогого стоит - вернуться в то время, когда был счастлив. Поэтому зрители и идут на «Синюю птицу», на «Добры молодцы», на «Самоцветы», на Антонова.

1968 год. ВИА «Тоника», который  работал с Вуячичем. Антонов - второй  справа, Жуков - первый слева.

1968 год. ВИА «Тоника», который работал с Вуячичем. Антонов - второй справа, Жуков - первый слева.

- Об Антонове. Известно, что он человек непростой в общении. Как ваша дружба складывается?

- Нормально. Когда приезжает, всегда ездим на могилу к его отцу. Расспрашивает обо всех, он же кусок жизни здесь провел, лет семь-восемь работал в Минске в филармонии. Он ценит профессионалов, вот в чем все дело. А так человек осторожный. Не дай бог к его концерту опоздал багаж или реквизит, вот тогда держись, дружок, ты получаешь по полной программе. Как он выстраивает звук перед концертом, легенды ходят. Зато концерты у него звучат, как ни у кого. Со мной бывают, конечно, срывы. Буквально перед его последним конфликтом на заправке он на меня наехал: «Вот ты меня просишь то и другое, а ты мне чего-нибудь сделал?»

- А что вы не сделали?

- Да он просит уже сколько лет, чтоб я нашел ему жену. Хочет, чтобы семья была, дети.

- И в чем проблема? Желающих, поди, пруд пруди.

- Да, я ему посылаю все письма, которые ко мне приходят по почте. Видно, судьба у него такая. Бог дал ему талант и лишил семейного счастья.

«Нечего петь чужую музыку»

- Олег Владимирович, ваши песни кто сейчас поет?

- Солодуха поет. Я его люблю, он сумасшедший, такой же, как я. Почему он стадионы собирает? Потому что энергетика у него безумная. Когда у него дочка Варвара родилась, из него такое счастье перло! Я для него песню «Варвара» сочинил, Олег Елисеенков музыку написал. Обычно он платит за песню, а тут я решил сделать ему подарок. Хит получился. А почему? Потому что счастливый человек поет.

- А вообще поэту песни деньги приносят?

- Конечно, как и композитору. Если систематически крутятся песни в России, так тем более. Басков постоянно поет мою песню «Ах, эта ночь!». Антонов пару песен все время поет. «Добры молодцы», «Самоцветы», «Поющие гитары». Иногда приходят повестки из каких-то российских городов, что рассмотрение вашего дела переносится на такое-то число. А это Юра Антонов там ведет войны с пиратами. Можно жить, если песня популярная. Каждый месяц авторские разные, с какого количества песен, не знаю. Не только с концертов отчисления идут, но и с дискотек, с телепередач, с радиоэфиров.

Энергии Олега Жукова в его 75 можно только позавидовать!

Энергии Олега Жукова в его 75 можно только позавидовать!

- Почему ж вы до сих пор не народный артист?

- Так не я ж себе звания даю. Из наград у меня нагрудный знак «За ўклад у развiццё культуры Беларусi». За подписью Павла Латушко.

- А как вам наш белорусский шоу-бизнес?

- Стараются. «Еврофест» смотрел, мне понравился выбор. Гюнешь, Ланская, Юзари, Вика Алешко и «Лайтсаунд». Действительно, это те артисты, которые в основу песни положили славянскую хитовость. Наконец-то многие начали понимать, что сочинять песню на английском языке и на американскую музыку бессмысленно.

Мне обидно было немножко за Гюнешь. Я думал, что она 100% будет первой. Но песня Ланской мне показалась интереснее. Не знаю, кто ее написал, но это хорошо, что не знаю, кого хвалю. Алешко послабее. У «Лайтсаунд» песня хорошая, европейская. А Юзари - это чистая харизма, пения как такового чуть-чуть.

Все путают современную песню с танцевальной музыкой. А это совсем разные жанры. Песня - это литературное произведение в первую очередь. Это - как я понимаю, как я создаю. Я вот этой чуши а-ля «мы потеряли любовь», «Мы любовь не сберегли» не пишу. Это набор штампов. Вот посмотрите на Стаса Михайлова, у него ж ни одной песни нет, хоть он и модный. У него в текстах сплошные штампы.

- А Ваенга, а Лепс?

- Ну, у Ваенги оригинальная музыка и стихи, она самобытная. У нее лексикон непростой, она женщина сложная и образованная. А Лепс очень хорош был в ранних песнях, которые он пел в ресторане. Это была попса. Сейчас он перешел на рок. И поет он суровые совершенно стихи, и все они как под линеечку написаны. Эта поэзия без позитива. Мучает его что-то. Но голос - да. Голос человеческий - это музыкальный инструмент. В нем должна быть совершенно оригинальная окраска, чтоб с закрытыми глазами узнавать, кто поет. И эта окраска должна попадать в душу. Вот поет человек, и ты чувствуешь, что кайфуешь от самого голоса.

- А вы от чьего голоса кайфуете?

- Носков, Маршал, Валерия. Из молодых - Гоман, Чумаков, Панайотов, Стас Михайлов, Сергей Лазарев. Душа поет, когда слушаешь.

- У вас юбилейный концерт будет?

- Будет, наверное. Может, удастся пригласить московских артистов. Но Антонов, наверное, не откликнется.

- Почему?

- Он человек без сентиментальностей. Дорогой артист. Хотя… Кто его знает, все меняется.

САМЫЕ ИЗВЕСТНЫЕ ХИТЫ ОЛЕГА ЖУКОВА