2018-04-02T14:18:43+03:00
КП Беларусь

В поисках цмока!

Ищем вместе новый туристический символ Беларуси
Поделиться:
Ирина Дубенецкая: “Я насчитала минимум 9 видов белорусских цмоков”Ирина Дубенецкая: “Я насчитала минимум 9 видов белорусских цмоков”
Изменить размер текста:

Проект “В поисках цмока” общенациональной кампании “Будзьма беларусамі!” выходит на новый этап! В предыдущих частях мы узнали, что цмок – это едва ли не более натуральны символ Беларуси, чем аист или зубр! Или, по крайней мере, пусть аист и зубр остаются рядом с цмоком.

За это время мы успели услышать самые разные отзывы о проекте. Одни относятся к нему скептически, другие критикуют, но многие приняли “цмоковую” инициативу с позитивом и воодушевлением! Что говорить, если за это время лучшая баскетбольная команда Беларуси была переименована в “Цмокі”, а власти Лепеля обсуждают цмока в качестве символа региона…

Пришло время увидеть белорусского цмока! Но где его искать? Кампания “Будзьма беларусамі!” обратилась к экспертам - исследователям, фотографам, путешественникам, журналистам… Одним словом, “цмоковедам”!

Мы попросили уважаемых экспертов составить маршрут: куда лучше всего ехать в поисках белорусского цмока? Параллельно собеседники рассказали нам немало историй про наших цмоков - о том, сколько типов есть, и где они обычно живут, как их звали и были ли среди них “цмочихи”…

Беседы с экспертами будут появляться в интернете раз в неделю. Когда все они будут опубликованы, мы предложим вам выбрать из всех перечисленных мест наиболее “цмоковые” на ваш взгляд - и объединим их в маршрут! Первыми этот маршрут опробуют журналисты (говорят, они самые невкусные, и белорусские цмоки едят их без особого аппетита). А затем по этому маршруту сможет поехать каждый из вас!

Ирина Дубенецкая: “Я насчитала минимум 9 видов белорусских цмоков”

Ирина единственная в Беларуси женщина - доктор теологии, а также доктор философии. Цмоки - её огромное увлечение. О белорусских цмоках Ирина рассказывает так, будто утром с одним из них пила кофе, а второй пахал её огород на даче. На предложение кампании “Будзьма!” составить маршрут белорусских цмоков Ирина согласилась сразу же. А когда пришла на интервью, между делом заметила: “Я тут перед выходом из дома вспоминала и насчитала не менее 9 видов белорусских цмоков…”

Идея кампании “Будзьма!” сделать цмока новым туристическим символом Беларуси, попросив аиста на пенсию, Ирине Дубенецкой очень нравится. Но госпожа Дубенецкая говорит, что этим мы… изобретаем велосипед!

- Мы фактически не заметили слона в зоопарке! - смеется Ирина Дубенецкая. - Потому что считаем, что вот так взяли и придумали символом цмока. Но цмок издавна был своеобразным внутренним символом Беларуси - он намного старше, чем мы можем себе представить. Старше чем аист - уж точно!

Так повелось, что белорусы представляют себе мир разделённым на два полюса: плюс и минус, черное и белое, верх и низ, горячее и холодное, мужское и женское.

- “Плюс и минус” лучше всего объясняют сущность, - замечает госпожа Дубенецкая, - потому что когда у батарейки есть два полюса - идёт ток. В этом напряжении возникает жизнь! В нашей цивилизации один из символов базовой космологичной бинарности - бог-громовержец (герой, который создаёт мир и покровительствует ему) - и монстр, который олицетворяет хаос, из которого этот мир и создаётся. Он невидим, он прячется - и поэтому часто связывается или с земными недрами, или с морем. Это цмок, или Велес…

Качества белорусского цмока Ирина пересчитывает легко: он мудрый, хитрый, сидит на богатстве, охраняет его. Цмока никто не видел - и поэтому им пугают, как всегда пугают чем-то неизвестным.

- Классическая белорусская история: Перун нападает на Велеса и старается попасть в него молниями, а Велес прячется, - говорит Дубенецкая. - Прячется за дерево - Перун разбивает дерево. Прячется за камень - Перун разбивает камень. Прячется за коня - Перун разбивает коня. Велес прячется в человека - и в человеческом обличии Перун его убивает.

Всё логично как божий день. Но за что белорусский Перун убивает белорусского цмока?

- Здесь нет вопроса “за что”, есть такое понятие - “необходимый герой и необходимый монстр”, - объясняет Ирина Дубенецкая. - Только убив монстра, герой может создать мир. Он создаёт мир из убитого монстра. Цмок - это первая жертва, дающая жизнь. Но Велес и Цмок - это не одно и то же.

Во время разговора выясняется, что трёхголовый Змей Горыныч - это исключительно русский персонаж. Нашему цмоку и одной головы хватало, чтобы давать прикурить неугомонным белорусам! Русскому цмоку отрубают одну голову - вырастает другая, и его невозможно уничтожить. У нашего цмока бессмертность проявляется в другом.

- Люди убили цмока, похоронили - а на следующий день он снова был на поверхности, - говорит госпожа Дубенецкая. - Его снова забросали землёй - а он снова на поверхности! И дождь идёт, не останавливается - и 40 дней, и год, и неизвестно сколько… Но есть упоминания о том, что у нашего цмока была одна голова.

То, что Беларусь - земля цмоков, для Ирины Дубенецкой не подлежит сомнению. Исторический герб “Погоня” - это знак цмокоубийства! Всадник на коне - это герой, который должен победить цмока. Ну а если всадник избран символом, то, ясное дело, где-то рядом должен быть сам цмок, на которого он охотится. Прошу рассказать, где нам искать белорусского цмока.

- Культовые места для цмоков - это камни, дубравы, “священные рощи”, горы, подземные ходы, озёра, реки. Это природные явления. А из того, что создал человек, нам известны только бани - еще из “Повести временных лет”. В ней содержится глумление над банями, потому что в них “происходило поклонение Велесу”. С Велесом связано очищение.

Переходим к самому интересному - к 9 типам белорусских цмоков, которые насчитала Ирина.

Первый тип удивляет тем, что люди так легко отдавали цмоку в жертву других людей - как будто “так и нужно”. Человек приносит жертву высшему существу, чтобы это существо помогало человеку.

На предложение кампании “Будзьма!” составить маршрут белорусских цмоков Ирина согласилась сразу же.

На предложение кампании “Будзьма!” составить маршрут белорусских цмоков Ирина согласилась сразу же.

- Самая популярная “морская” история про цмока отображена во многих наших балладах, которые пели лирники, - говорит Ирина Дубенецкая. - Про людей, которые жили и не верили Богу, а верили цмоку. И отдавали цмоку по человеку в день. Ему отдают детей, пока очередь не доходит до князя, царя или короля (в зависимости от того, в каком регионе поется баллада), и тот должен отдать свою дочь. Её одевают в свадебный наряд и привязывают к скале на берегу моря. Цмок выплывает из пучины, чтобы забрать её. В некоторых версиях девушка сама справляется с цмоком - обвязывает его поясом, ведет к людям на поле, и там люди убивают его. В более популярном варианте его убивает Святой Юрий.

В другой истории белорусы убивают несчастного цмока просто за то, что он мешает им ходить по дороге.

- Другой, крайне популярный, тип цмока связан с камнем, - продолжает Дубенецкая. - Возле какой-то белорусской местности жил цмок, который баловался с большим камнем и не давал людям прохода. Это единственное зло, которое он творил в этой истории. И тогда один человек догадался, что делать. Он взял барана, содрал с него шкуру, залил её “смолой и серой” и поставил возле камня. Цмок увидел барана, зубами его - цап! Горячая смола залила ему глотку, цмок заревел и издох. А звали цмока Вяль. Эту легенду я записала в деревне Валейкишки на Островеччине. Местные жители связывают название деревни с именем цмока. А заканчивают рассказ так: “А когда он заревел, его услышал другой цмок - Крок, который под Краковом. И тоже умер от страха”. Аналогичные легенды очень распространены в Беларуси.

Третий тип - это подземный цмок. Среди записей фольклористов есть такое выражение: "Свинья рыла-рыла и дорылась до подземных цмоков". Там же, на Островеччине, есть гора Замковка, где “была дырища", куда "кинешь камень, а он не стучит, а только по-о-отом слышно, как упадёт". Такая гора с дырой была и посреди Гольшан: "Кинешь пятак - а он дзынь-дзынь-дзынь-дзынь”. Естественно, в таких "дырищах" жил цмок.

Четвертый тип - это цмок, который работает портным или сапожником. Он иногда живёт среди людей в местечке или в камне без окон и дверей. Кладешь ему деньги, просишь обувь… Приходишь домой - а у тебя стоят чудесные ботинки. А если он портной, заказываешь одежду. Было принято говорить: “Пошей лишь бы как, только бы носить”. И он пошьёт такую шикарную одежду! А если попросишь: “Пошей мне хорошую одежду, чтоб в церковь ходить”, - он пошьёт так, что один рукав на спине, а второй на подоле! Не любит цмок, когда в его одежде в церковь ходят.

- История основания Турова также связана с цмоком, - говорит Ирина Дубенецкая. - Тур был князем или цмоком - версии разные. Факт в том, что по договоренности князя и цмока они делят мир: князю - верхний, цмоку - нижний. И князь строит Тур-колодец, который соединяет два мира. У этого колодца было тройное дно - медное, серебряное и золотое. И под золотым дном - цмок. Говорили, что если золотое дно протрётся, то на земле произойдёт потоп и всё уничтожит. Это пятый тип цмоков - цмоки, которые основывают города.

С Менском также не обошлось без цмока. Мы все знаем, что Менеск, который основал Менск, был мельником. А мельники и кузнецы - всегда “волшебные” люди. И мельница, которую он построил, на Менке, молола камни. И он на своей мельнице летал. Поэтому Менеск, вполне возможно, был цмоком.

На реке Вилии был застенок Кривознаки - теперь это просто деревня. Там река делает 9 петель. Говорят, цмок ставил знаки на всех поворотах, чтобы предупредить людей, которые плыли к Вилейке, что там отмель или водоворот. Это шестой тип цмоков, который помогает людям.

Седьмой тип – очень белорусский: цмок-жертва!

- Цмока-жертву звали Гоц - у нас есть деревня Гоцк на Солигорщине, - интригует Дубенецкая. - Люди нашли странное животное, заковали в наручники - и повели к пану. Наручники клацали по кладке, говорили “гоц-гоц” - и все утонули, безусловно. Вместе с цмоком.

Восьмой вид цмоков описывается в самой распространённой, по мнению Ирины, белорусской легенде - когда какая-то церковь, замок или целый город уходят под воду.

- Вы не найдёте региона, где что-то не ушло бы под воду, - заверяет Ирина Дубянецкая. - Что говорить, если озеро Свитязь - на месте города, который ушёл под воду! Цмок таким образом карает того, кто делает зло в замке, церкви или городе. Или князь был плохой, или люди в городе делали много недоброго. Сошла под землю церковь – а потом из озера слышны колокола… А на Свитязи, когда утонул город, люди кинулись мерить глубину жёрдочкой. И все окунали её, окунали, пока не услышали: “Не меряй жёрдочкой, а то померяешь головой!..” А в Щучинском районе, в деревне Богдановка, мерили верёвками, а цмок отвечал: “Не меряй верёвкою, а то померяешь головкою!..” И это озеро, безусловно, не замерзает в самые лютые морозы.

Девятый тип - космогоничный, цмок хаоса, как раз тот, кого убивает космический герой.

- В деревне Каменка на Узденщине люди так и говорят: за этим камнем прятался Велес - и Перун разбил его на мелкие камни, - вспоминает госпожа Дубенецкая.

Подробнее про маршрут белорусских цмоков, а также про то, где живет белорусская “цмочиха”, - в нашем видео!

Подпишитесь на новости: